Не дергайте Грудинина за усы, он вам не клубника!

У кандидата в президенты России якобы обнаружили мешок долларов в банке Лихтенштейна. И не утаили надежд, что господин, собравшийся «реновировать» Россию, теперь спрячется в какой-нибудь комфортабельной «норе» и станет рвать на себе рубаху вместо подготовки к выборам

 

Иметь мешки денег, и даже очень большие, ему никто не запрещает. (Реновации стоят больших денег, почти как революции!) И спихнуть его с выборной дистанции уже не в силах даже непрошеные комплименты в его адрес бывшего посла США в России Майкла Макфола и Михаила Ходорковского, не скрывших своей радости, что в российской элите появляются новые лица. Пусть и не вполне идеальные!

А преждевременные «триумфаторы», ныне кричащие, что якобы именно они своими вопросами на злополучной пресс-конференции «закрыли Грудинину дорогу в Кремль» – пусть вволю полюбуются собой. За их криками и не слышно будет, как в Кремль входит человек, которого там остро не хватало.

Скомпрометировать его «мешком денег» не получилось.

Это изначально было глупостью, так как в России всё про всех известно: где, у кого и сколько.

Немедленного Светлого будущего Грудинин не обещает. Но, заняв «пост№1», скорее всего повторит, обращаясь к богачам, бессмертную фразу бывшего главы Минфина России Александра Лившица – «Делиться надо!»

И к нему, скорее всего, прислушаются. Чтобы не потерять всё.

А шум о «миллиардах клубниковода» не более чем старческое словоизвержение профессора Жириновского, опечаленного тем, что ему уже семьдесят, а в России нет традиции долголетия политических деятелей. Вот у американцев экс-президенты на девятом десятке ещё куда-то ездят, дают интервью, а у нас тихо лежат на кладбище.

Всего лишь в начале декабря на слушаньях в Госдуме по развитию сельских территорий Жириновский пел гимны клубнике, выращенной в Совхозе имени Ленина. Телевидение не утаило, как лидер ЛДПР лично собирал ягоды в поле и затем торговал ими на рынке в Москве. Кричал: «Клубника великолепна!»

Предлагал с парламентской трибуны «послать Грудинина куда-нибудь ещё, пусть и там сделает конфетку!»

А его «не так поняли» и зарегистрировали «совхозника» кандидатом в президенты России.

Чтобы и из России сделал «конфетку».

Пройдет время, он извинится перед Павлом Николаевичем, скажет, что его «не так поняли». Подобное уже много раз случалось.

Вот и получается, что в Центризбирком ломится целая толпа «спасителей России», а Гаранту Конституции и поговорить-то не с кем, кроме разве что Павла Грудинина. (Вы, конечно же, помните знаменитую реплику В.В. Путина, что после смерти Ганди и поговорить не с кем!) Генеральный директор Совхоза имени Ленина умеет «доставать» своих скромных современников даже из Грядущего, где мы все очень любим обитать, прячась от невеселого настоящего.

Наполняя время событиями, Грудинин не дает чиновникам морочить голову президенту грезами, что, мол, через пять лет мы якобы полностью обеспечим себя продовольствием собственного производства, кроме «всякой ерунды вроде бананов и цитрусовых». Шеф Минсельхоза Ткачев, брякнувший про «бананы и всякую ерунду» на слушаниях в Госдуме по развитию сельских территорий (7 декабря прошлого года), видимо, не в курсе, что бананы в Москве раз в шесть дешевле малины и облепихи. И ему нисколько не стыдно повторять сказки, которые мы уже много раз слышали от его предшественников. Да за пять лет, которых нет в запасе, страну многократно разорвут в клочья. Не дожидаясь, пока мы вымрем от последствий продуктового фальсификата.

И пусть главе Минсельхоза «жить не хочется» после неприятной реальности, в которую его публично окунает «клубниковод», Павел Николаевич предлагает нам возможность ещё пожить:

- …Александр Николаевич (шеф Минсельхоза Ткачев!), видимо, живет в одной стране, а я в другой.

Каких-либо успехов мы пока что достигли только в агрохолдингах, получающих львиную долю господдержки. И это не имеет никакого отношения к ситуации на территории! Все остальное сельское хозяйство находится в очень тяжелом положении. Агрохолдинги – это, как правило, во втором и третьем поколении офшоры, которые в конечном итоге все время просят помощи у государства. Один захотел вдруг, чтобы у него цена на зерно была, скажем так, меньше и поэтому он взял и договорился с правительством, они ввели эмбарго на вывоз зерна, другой получает 90 процентов господдержки и это уже стало притчей во языцех.

Для примера скажу, что в США, например, если сельхозпредприятие получает выручку более 60 миллионов, оно исключается из … господдержки. Я прекрасно понимаю, что можно достигнуть вообще полной продовольственной безопасности или обеспеченности, когда ты лишил денег население и люди перестают покупать нормальные качественные продукты. И поэтому, если взять по-другому, посчитать утвержденные Всемирной организацией здравоохранения нормы на потребление мяса, молока, яблок и всего остального и умножить на количество жителей, вы поймете, сколько и чего нам на самом деле нужно.

Мы «достигли импортозамещения» только за счет того, что перестали есть натуральные продукты.

Мой заместитель ездил в Новгород, смотрел испанское оборудование для производства сыра. Оборудование испанское, неплохое. Но с одной стороны технологической линии брикеты с пальмовым маслом, с другой стороны пакеты с сухим молоком из Белоруссии.

И новгородцы из ЭТОГО делают сыр!

Конечно, в отчете Росстата про сии подробности ни слова.

По данным Россельхозконтроля, через каждый из таможенных пропускных пунктов на границе с Белоруссией (а их всего 6), в день въезжает в Россию 1,5 тысячи тонн белково-жирового продукта.

Въезжает и «становится сыром». И ни в Китае, ни в Сан-Марино нет тех «производств», что указаны в сопроводительных документах. Всё ЭТО на самом деле идет к нам с Украины. А мы радуемся, что есть чем заполнить полки магазинов!

Уберите весь фальсификат с полок и поймете, что на самом деле у нас нормального продовольствия нет».

Александр Николаевич Ткачев не «разберется» с яблоком ни за пять лет и вообще никогда по одной простой причине. Есть гигантский бизнес на «соках», изготавливаемых из ввозимого в огромных количествах из Китая концентрата. И мы пьем «неизвестно что».

Если убрать с полок соевые продукты и все эрзацы на пальмовом масле, не получится даже видимости «продовольственной безопасности».

Нам нужно срочно менять бюджет, увеличивая ассигнования на сельское хозяйство, хотя бы до 10 процентов годового бюджета.

Лукашенко как раз и тратит эти 10 процентов. Как было в СССР!

А мы десять лет подряд крутимся на 1,5 процентах.

Если вы тратите в год на всё сельское хозяйство из федерального бюджета 240 миллиардов, а на тротуарную плитку в Москве 90 миллиардов, вы никогда не добьётесь того, чтобы что-то в сельском хозяйстве поменялось к лучшему.

Приоритеты надо поменять.

Геннадий Андреевич Зюганов справедливо отметил: в бюджете деньги есть, судя по тому, как широко вливаются миллиарды в разворованные банки.

Из стенограммы парламентских слушаний Комитета Государственной Думы по аграрным вопросам на тему «Правовые и социальные аспекты устойчивого развития сельских территорий», здание Государственной Думы, Большой зал, 7 декабря 2017 года

 

Запись опубликована в рубрике Важное, Публикации с метками , , , . Добавьте в закладки постоянную ссылку.