Прокуратура уже «ослепла» на законы, ориентируясь на вандалов. Кому теперь жаловаться на уничтожение историко-культурного наследия?

Пока праздновали свой последний день, 26 сентября, участники международной конференции по проблемам реставрации недвижимых объектов историко-культурного наследия в ресторане «Сенатор», в трёх кварталах от этого места на улице Володарского в доме № 3 творилось нечто странное. Огороженный со всех сторон металлическим забором памятник деревянного зодчества — красивейший дом архитектора В.А.Рассушина, конца 19 века и зарегестрированный под № 134 в списке недвижимых памятников истории и культуры г.Иркутска 2000 г. и поставленный на Государственную охрану местного значения Решением Облисполкома № 73 от 22.02.1990 г., претерпевал нашествие вандалов. Окна все были настеж открыты, во двор загнан бульдозер и установлена охрана. Вокруг вся территория перепахана и в хламе. Через день я узнал, что «замахнулась» на этот дом аж сама Областная прокуратура — понадобилась земля под ним вероятно для строительства дома для работников этого, всегда стоявшего на страже законности, учреждения. Солидный человек, входивший на территорию дома, поведал мне, что дом будут сносить и переносить на ул. Бабушкина 4. Отчего и почему вдруг памятник регионального значения, охраняемый Государством, вдруг попал под уничтожение? Чтобы разгадать этот вопрос я пошёл в Росохранкультуру по Иркутской области, где один из главных специалистов этой организации пояснила мне, что Федеральные органы не давали никакого разрешения прокуратуре на снос этого памятника. Я тут же выяснил, что и Комитет по сохранению культурного наследия в лице В.П.Шахерова тоже не давал «добро» на его снос. Возбужденные сотрудники Росохранкультуры моим сообщением что на основании Федерального закона «Об объектах культурного наследия …» № 73-ФЗ от 25.06.2002 г. согласно статьи 23 «Исключение объекта культурного наследия из реестра осуществляется Правительством Российской Федерации по представлению федерального органа охраны объектов культурного наследия на основании заключения государственной историко-культурной экспертизы и обращения органа государственной власти субъекта Российской Федерации в случае полной физической утраты объекта культурного наследия или утраты им историко-культурного значения». В результате анализа ситуации, которую можно лишь связать с самоуправством Областной прокуратуры, которая в тайне от общественности задумала уничтожить памятник, Росохранкультурой был тут же сделан вывод о предъявлении Областной прокуратуре претензий в нарушении Федерального закона и ей было выдано Предписание «О приостановлении уничтожения» дома Рассушина по ул.Володарского, 3. Также в Москву в Росохранкультуру РФ было доложено о произошедшем и направлена жалоба в Генеральную прокуратуру РФ. Невозможно уже терпеть этот хаос беззакония, творимый прокуратурой Иркутской области, «добросовестно стоявшей на страже законности и правопорядка».

Ещё пару лет и Иркутск превратится в город евро-коробок и утратит свой статус как исторический, потеряет все памятники деревянного зодчества. Мэр города В.Якубовский в своих прекрасных речах восхваляет Иркутскую старину, а на деле допускает на неё нашествие вандалов. Вне всякого сомнения такая власть никогда не будет заступаться за наше культурное наследие. Деревянные дома будут уничтожаться для обогащения отдельно взятых частных фирм и чиновников, имевших навары от этих карманных «Рогов и копыт», от распродажи дорогостоящих земельных участков, на которых стоят памятники.



Для того, чтобы остановить уничтожение памятника — дома Рассушина, 28.09.07 г. мною было направлено генеральному прокурору РФ Ю.Я.Чайке заявление о нарушении Федерального закона № 73 от 25.06.20002 г. прокуратурой Иркутской области. В нарушении ст.33 Конституции РФ, законов «О прокуратуре», «Об обращении граждан» моё заявление было переправлено не по назначению — в нижестоящую прокуратуру г.Иркутска, а расследование в связи с этим по нему было поручено произвести СУ СО г.Иркутска. Данный шаг Ю.Я.Чайки или его подчинённых, привыкших к нарушению законодательства, мною расценивается как заранее продуманное действие по прикрытию противозаконных действий руководства Иркутской областной прокуратуры и всех лиц, причастных к этой афёре по уничтожению памятника деревянного зодчества. Да вообще разве может прокурор г.Иркутска возбудить уголовное дело против прокурора Иркутской области и его подчинённых?! Прогноз оправдался полностью:

Г.Р.Красовский, губернатор А.Г. Тишанин
Г.Р.Красовский, губернатор А.Г. Тишанин

Увеличить »»

Не смотря на разъяснения, данные мною и представителем РОСОХРАНКУЛЬТУРЫ Е.В.Ташак следователю А.А.Шинкоренко о нарушении законодательства, тот не воспринял их к сведению и издал Постановление об отказе в возбуждении уголовного дела по отношению к работникам Областной прокуратуры. В ходе расследования выяснилось, что и.о. главы администрации Иркутской области Третьяк В.П. издал собственноручно Распоряжение № 230-РА от 31.06.2006 г. в котором внёс изменения в Список памятников истории и культуры установленный Решением Областного Совета народных депутатов № 73 от 22.02.1990 г. якобы « в целях приведения его в соответствии с законодательством РФ». Из ответа Росохранкультуре от зам. прокурора области С.Д.Зенкова от 3.10.2007 г. выясняется, что: «…согласно распоряжения губернатора Иркутской области от 31.05.2006 г. № 230-ра признано незаконным и отменено решение Иркутского Облисполкома от 22.02.29990 г. № 73 в части включения в реестр объектов культурного наследия здания по ул.Володарского, 3». На основании этих ответов вижу серьёзные противоречия в датах Решения. 31 июня или 31 мая? В 1990 году или в 29990 г. (и от какого летоисчисления дана эта цифра?) Не ясно кто издал Распоряжение № 230-ра Третьяк В.П. или губернатор А.Г.Тишанин.

Очень странной становится и фраза из ответа С.Д.Зенкова: « Данный объект включён в перечень строек для федеральных государственных нужд в соответствии с приложением к распоряжению Правительства РФ от 08.02.2007 г № 146-р, финансируемых за счёт средств государственных капитальных вложений, предусмотренных на реализацию Федеральной адресной инвестиционной программы».

Эту фразу можно расценивать как игнорирование ФЗ № 73, а само Правительство РФ даже и не задумывалось об соблюдении этого закона, тем более о выводе на своём уровне памятника, потому, что, по закону, на его вывод требовалась масса причин в том числе полный физический износ, а ведь памятник находился в отличном состоянии, был ухоженным и простоял бы ещё не одно десятилетие (столетие). Выходит так, что причин-то для вывода памятника из охраняемых списков не было. Одна причина: хапнуть землю под памятником и садом для дополнительного строительства ещё одного здания Областной прокуратуры.

Странной является и фраза в Постановлении: «…нормативные акты, формирующие в полном объёме законодательство о едином государственном реестре объектов культурного наследия народов Российской Федерации, не приняты. До настоящего времени единый государственный реестр объектов культурного наследия народов Российской Федерации не создан».

Выходит так, что по мнению следователя «раз не создан» значит все объекты теперь без государственной охраны и с ними можно делать всё, что угодно: уничтожать всем кому не лень, грабить и переносить куда вздумается?



Действительно, в настоящее время Правительством Российской Федерации не принято Положение о Едином государственном реестре объектов культурного наследия. Но в его отсутствие сохраняют свою силу те акты, которые были приняты к Закону РСФСР 1978 г., о чем прямо говорится в ФЗ-73:



  • Статья 63. Срок и пределы действия нормативных актов об охране и использовании памятников истории и культуры Российской Федерации
  1. Впредь до вступления в силу утвержденных Правительством Российской Федерации нормативных актов, издание которых отнесено настоящим Федеральным законом к полномочиям Правительства Российской Федерации, но не позднее 31 декабря 2010 года сохраняются правила охраны, реставрации и использования памятников истории и культуры Российской Федерации, установленные Положением об охране и использовании памятников истории и культуры, утвержденным постановлением Совета Министров СССР от 16 сентября 1982 года N 865 (СП СССР, 1982, N 26, ст.133) и применяемым постольку, поскольку указанные правила не противоречат настоящему Федеральному закону.

Частью 3 ст.64 предусмотрена процедура отнесения объектов к реестру, в соответствии с которой «памятники истории и культуры местного значения, принятые на государственную охрану в соответствии с Законом РСФСР «Об охране и использовании памятников истории и культуры», относятся «к объектам культурного наследия регионального значения, включенным в реестр».

Таким образом, объекты, принятые на государственную охрану до принятия ФЗ-73, в реестр объектов культурного наследия переносятся из Государственного списка, который ведется в соответствии с действующим Положением об охране и использовании памятников истории и культуры, утвержденным постановлением Совета Министров СССР от 16 сентября 1982 года N 865, автоматически.

Тем же ФЗ-73 ст.23 регламентирована процедура исключения:



  • Статья 23. Исключение объекта культурного наследия из реестра

    Исключение объекта культурного наследия из реестра осуществляется Правительством Российской Федерации по представлению федерального органа охраны объектов культурного наследия на основании заключения государственной историко-культурной экспертизы и обращения органа государственной власти субъекта Российской Федерации в случае полной физической утраты объекта культурного наследия или утраты им историко-культурного значения.


А в действующем Положении об охране и использовании памятников истории и культуры, утвержденном постановлением Совета Министров СССР от 16 сентября 1982 года N 865 говорится: «16. Исключение недвижимых памятников истории и культуры из государственных списков допускается в исключительных случаях по решению Совета Министров СССР — в отношении памятников общесоюзного значения и Совета Министров союзной республики — в отношении памятников республиканского и местного значения».



Таким образом, и в рамках прежнего законодательства, отдельные положения которого сохраняют свою силу, и в соответствии с новым федеральным законодательством, полномочия по исключению объектов культурного наследия из Государственного списка (Единого реестра) отнесены к федеральным и осуществляться областной администрацией не могут. Налицо превышение должностных полномочий.



С 1 января 2008 г. часть федеральных полномочий в области государственной охраны и сохранения объектов федерального значения и федеральной собственности будет передана субъектам федерации. Но ведение реестра и прерогативу исключения памятников из него РФ оставляет за собой.

В постановлении следователь утверждает, что: «В ходе проверки изучено законодательство об охране культурного наследия и судебная практика по этому вопросу, установлено, что определением Верховного суда РФ от 21.02.2007 года, в результате рассмотрения гражданского дела № 51-ГО-2 сделан однозначный вывод о том, что нормативные акты, формирующие в полном объёме законодательство о едином государственном реестре объектов культурного наследия народов Российской Федерации, не приняты…».

Тут следователь ссылается на, якобы, имеющее место прецедентное право, которое «поддерживает» его Постановление.

На самом же деле, при изучении документа, на который делает ссылку следователь, мною выяснено, что данное Определение Верховного Суда РФ от 21.02.2007 г. по гражданскому делу № 51-ГО7-2 касается совершенно иных вопросов и говорит о том, что нет документов, подтверждающих отнесение Площади Советов в г.Барнауле к территории объекта культурного наследия. Более того, Суд отметил, что в отсутствие отдельных подзаконных актов сохраняют свою юридическую силу нормативно-правовые акты, определенные ФЗ-73, а именно Положение об охране и использовании памятников истории и культуры, утвержденное постановлением Совета Министров СССР от 16 сентября 1982 года N 865. И последнее — в Российской Федерации не действует прецедентное право (ст.120 Конституции РФ).

Меры по сохранению объекта культурного наследия также предполагают соблюдение определенной процедуры: получения в органе охраны объектов культурного наследия задания (ст.45 ФЗ-73), разработки, согласования и утверждения научно-проектной документации (в соответствии с Реставрационными нормами и правилами, утвержденными Приказом Министерства культуры РФ от 25 марта 1994 г. № 219). К работам допускаются организации, имеющие необходимую лицензию (ч.3 ст.45 ФЗ-73). Орган охраны объектов культурного наследия должен также выдать разрешение на производство работ (ч.1 ст.45 ФЗ-73). В данном случае предполагался перенос объекта на другую площадку — в соответствии с п.10 ст.9 ФЗ-73 перемещение объекта культурного наследия также отнесено к федеральным полномочиям. В данном случае ни одно из этих требований, начиная с получения согласия на перемещение объекта на другую площадку, не выполнено, а федеральные средства выделены не на реставрацию объекта культурного наследия, а на расширение офисных площадей областной прокуратуры.

1 декабря 2007 г. памятник деревянного зодчества по ул.Володарского, 3, стоящий на Государственной охране и незаконно выведенный из списков был полностью уничтожен. Груда щепок и хлама осталось от некогда красивейшего создания знаменитого архитектора В.А. Рассушина, построенного в 1914 году. От красивейшего сада также ничего не осталось.

Теперь на месте дома и сада выкопан большой котлован для строительства фундамента здания Областной прокуратуры.

На основании изложенного можно сделать и предположительные выводы о том, что руководители Областной прокуратуры намеренно пошли на нарушение законодательства и обратились к губернатору с просьбой вывести дом В.А Рассушина из списков памятников, и эта просьба была незамедлительно и, как я считаю, противозаконно удовлетворена. Данный преступный сговор заинтересованных лиц в уничтожении памятника истории и культуры, стоящий на государственной охране, расцениваю как преступление, требующее серьёзного расследования вышестоящими органами ФСБ под контролем Президента РФ, поскольку складывается впечатление о намеренном укрывательстве следственными органами прокуратуры своих вышестоящих начальников в лице прокурора Иркутской области и других заинтересованных лиц.

Обращаясь в компетентные органы я просил внимательно отнестись к изучению законодательства и поставленным мною вопросам, а в частности выяснить, кто лично из Областной прокуратуры обращался с письмом к губернатору о выводе памятника из списков, просил также предоставить мне это обращение. Интересно было бы ознакомиться и с Распоряжением № 230-ра от 31.06.2006 г.(31.05.2006 г.?) и с документами, согласно которым Комитет по охране объектов культурного наследия Иркутской области « не возражал против переноса» памятника — дома Рассушина, стоявший на Гос.охране в списках под № 134 (49-СГО-2000). Компетентным же органам не мешало бы произвести следственные мероприятия с целью выяснения: почему не возражал?

30.11.07 г. мною было подана жалоба прокурору г.Иркутска на отмену незаконного постановления от 15.11.07 г., и расследование незаконной деятельности прокурора Иркутской области и его подчинённых, причастных к нарушению законодательства путём уничтожение памятника, но сам факт того, что прокурор города не может по своему статусу привлечь к ответственности вышестоящего прокурора Иркутской области (в том числе и уголовной) вынуждает меня обратиться лично к Президенту РФ и ФСБ по Иркутской области, как наивысшие инстанции, способные приструнить и наказать прокуроров, как Генеральной прокуратуры РФ, так и Иркутской области. В жалобе я просил отменить Постановление от 15 ноября 2007 г. как незаконное и провести расследование в отношении:

  1. И.о. губернатора Иркутской области Третьяка В.П. по незаконному выведению объекта культурного наследия (ул.Володарского,3) из списков, стоящих на Государственной охране.
  2. Ответственных работников прокуратуры Иркутской области, исполнивших уничтожение памятника, ради освобождение площадей под строительство дополнительного здания Областной прокуратуры в ущерб населению и супротив общественному мнению г.Иркутска.
  3. Руководителей Службы по сохранению объектов культурного наследия при Администрации Иркутской области за бездействие (потворство) в пресечении уничтожения (переноса) памятника.
  4. Генерального прокурора РФ Ю.Я.Чайки за поддержку интересов Иркутской областной прокуратуры, путём отказа по закону реагировать на моё заявление и отсылки его в прокуратуру г.Иркутска для рассмотрения.

О совершении преступления я заявлял Генеральному прокурору РФ на Областную прокуратуру. Расследование в данном случае должна по закону проводить непосредственно Генеральная прокуратура РФ, а не городская против вышестоящей Иркутской областной.



В последнее время участились «пропажи» из списков, поставленных на государственную охрану, памятников. Словно какие-то ловкие напёрсточники манипулируют этим процессом. То дом Кремера (подобно дому Рассушина) по ул.Урицкого, 11, как по волшебству, исчез из поставленного на гос.охрану Градостроительного ансамбля 19-начала 20-го века, то дом № 9 по пер.Пионерскому, вдруг неожиданно заимел, согласно справке директора МУП БТИ Киевской Р.Ф, износ аж в 89%, за что и был полностью уничтожен. А от легендарного дома Шубиных скоро останется лишь одна мемориальная табличка о том, что он стоит на Государственной охране, как единственный уцелевший от пожара.

А на недавнем Совещании в Областной администрации член ИРО ВООПИиК В.В.Тихонов представил зам.губернатора Иркутской области Ю.В.Параничеву список, состоящий из более 200 памятников, выведенных из под Государственной охраны Службой по сохранению историко-культурного наследия при Областной администрации(!!!) Этот список будет неумолимо расти, если этому беззаконию не положить конец






Председатель общественной инспекции по контролю за состоянием
и реставрацией памятников истории и культуры
при ИРО ВООПИиК.



Г.Р.Красовский

8.01.2008 г.





PS. Из последних ответов можно сделать соответствующие выводы:

  1. Консультант департамента письменных обращений граждан Управления Президента РФ по работе с обращениями граждан Е.Зыбкин уведомил меня 26.12.07 г. о том, что моё обращение отослано тому, на кого я жаловался — в Прокуратуру Иркутской области. Это грубое нарушение ФЗ № 59.
  2. ФСБ 13.12.07 г. сообщило о своей некомпетентности в этом вопросе (В.А.Шелемин), хотя на это ведомство возложена особая задача по сохранению объектов историко-культурного наследия и пресечения всех противозаконных актов со стороны чиновников по отношению к ним.
  3. Следственный комитет при прокуратуре РФ, Следственный отдел г.Иркутска в лице и.о. руководителя отдела А.С.Кузнецова 14.12.07 г. ответил:

«Также ставлю Вас в известность о том, что по изложенным в жалобе фактам о должностных преступлениях со стороны представителей администрации Иркутской области, руководства прокуратуры области, руководства службы по сохранению культурного наследия при администрации Иркутской области подготовлен рапорт об обнаружении признаков преступления, для проведения отдельной проверки в порядке ст. 144-145 УПК РФ и дачи правовой оценки».

Выходит так, что ни Президенту, ни ФСБ нет дела до страшного хаоса бескультурья в нашем регионе, до самоуправства чиновников разных мастей, уничтожающих наше наследие и преследовавших только одну цель — наживу и незаконное обогащение за счёт ущерба нашей культуре, созданной многочисленными поколениями нашего народа. Нет никому дела до сохранения старины, а ведь это то, что очень важно для нравственного созревания гражданина, общественного духа, связанного с историей, с истоками нашей государственности и гражданственности.

Конечно же ещё остаётся искорка призрачной надежды на объективное расследование (если оно не растянется как резиновое на многие месяцы, а то и годы) Следственного отдела г.Иркутска, но это покажет время.

Запись опубликована в рубрике Публикации. Добавьте в закладки постоянную ссылку.