Капитал выжигает людскую поляну

«Шестьдесят четыре человека!», «Почему не говорят, что случилось на самом деле!», «Как такое вообще стало возможно?», «Столько детей…» Такие слова пробиваются в привычных московских разговорах, обрывки которых слышны в транспорте, на улице, в магазине.

 

Страшная трагедия Кемерова не отпускает. Напряжение и ощущение огромной беды, которая накрыла всех, напоминает дни «Норд-Оста», когда трагедия разворачивалась рядом, на соседних столичных улицах, – и дни Беслана, когда в захваченной бандитами школе страдали и погибали дети… А еще вспоминается Хатынь, где в гибельном огне сгорали целыми семьями.

И от того, что в Кемерове не было террористов и не было фашистов, становится лишь страшнее. Потому что уже не спрятаться за очевидной и ужасной виной злоумышленников: мол, если бы не они, не эти выродки рода человеческого, ничего бы не случилось.

В кемеровском торговом центре, где, только по последним официальным данным, сгорели 64 человека, из которых 41 – ребенок, вроде бы никаких врагов. Только обычные наши реалии. Может быть, потому кемеровская трагедия до такой степени и потрясла всех. Если подобные катастрофы становятся частью повседневности, это самое явное свидетельство нездоровья в стране.

«Простите нас, дети!» – такой плакатик лежал у руин сгоревшего ТЦ, среди цветов и ненужных погибшим детям плюшевых игрушек, пластмассовых грузовичков. Но от реальной вины не откупишься символическими изъявлениями скорби.

Вот только в чем она, наша вина? Не в том ли, что молчим и миримся с этими самыми коррупцией и безответственностью, участвуем в том, чтобы порочная система продолжала существовать? Пусть даже участвуем не за совесть, не за деньги, а за страх.

«Правду! Правду! Правду!», «В отставку!», «Убийцы!» – скандировали тысячи человек на площади Советов перед Кемеровской областной администрацией в минувший вторник. Митинг был стихийным и «несанкционированным», естественно. Не сумели загородиться чины своим частоколом «сроков подачи заявок»! Всего лишь три дня назад сотни кемеровчан и представить не могли, какой ужас накроет город.

 

***

К слову, некоторые пришли в «Зимнюю вишню» по бесплатным билетам и приглашениям, которые активно распространялись при голосовании 18 марта. Такой уж был способ привлечения граждан на избирательные участки. На те выборы, где команда Амана Тулеева обеспечила Владимиру Путину 86%.

– Вот мы взяли в зоопарк, был бесплатный билет, ребенка до десяти лет. И были купоны для взрослого со скидкой.

– Вы эти купоны на выборах и получили?

– Да.

Такой диалог с посетительницей ТЦ «Зимняя вишня», которая пришла туда в день пожара с двумя детьми, опубликовало радио Business FM. Правда, вскоре этот фрагмент интервью был удален с сайта радио. Однако в интернет-архиве он остался.

Есть и другие свидетельства. Например, 15 марта кемеровский сайт kuzzbas.ru разместил информацию: «Кемеровчанам будут вручены более 17 тысяч пригласительных билетов в музеи и театры, филармонию, кинотеатры и спортивные учреждения, сообщили в мэрии. Кроме того, скидочные талоны, купоны и билеты избирателям предоставят молодежные клубы, фитнес-центры, торговые системы, парикмахерские, косметические салоны, автозаправки, химчистки, контактные зоопарки «Вовкин двор» и «Ребятам о зверятах».

Зоопарк «Ребятам о зверятах» как раз находился в сгоревшем ТЦ – и оказался в эпицентре пожара. Все его обитатели погибли…

Так что, как ни зачищай сайты, шила в мешке не утаишь. Да и зачем утаивать, если власти действительно желают выяснить правду о трагедии. Но люди, собравшиеся на стихийный митинг в Кемерове, не верят в такие намерения.

Вот и к стихийному митингу власти готовились по-своему. Площадь Советов была блокирована плотной цепью ОМОНа. Люди прорвали оцепление. Да ОМОН особо и не препятствовал. Ведь его бойцы – такие же кемеровчане, у них тоже есть матери, жены, дети. В конце концов, они заинтересованы в правде не меньше, чем все остальные.

А чиновники – не заинтересованы.

«На горе людском вся оппозиционная сила в момент приехала: идут по домам, идут на предприятия, которые рядом расположены, в жилой сектор. Сегодня там где-то человек 200. Это вообще не родственники погибших», – заявил губернатор Тулеев на совещании с президентом Путиным, который на третий день приехал в Кемерово. А еще извинился за трагедию перед Путиным: «Владимир Владимирович, вы лично звонили мне. Еще раз спасибо великое. Прошу прощения лично у вас за то, что случилось на нашей территории».

Не перед людьми, потерявшими детей, а перед Путиным! Еще бы! Кемеровская трагедия так подпортила выборный триумф. Вот и на площади кричали тысячеголосо: «В отставку!», а не «Победа!» Требовали в основном отставки мэра Кемерова Ильи Сердюка и самого Амана Тулеева.

На митинге некоторые чиновники все же появились. Но не самого высокого уровня: упомянутый мэр Сердюк и заместитель губернатора Сергей Цивилев. А президент возложил цветы к руинам ТЦ и провел совещание. Удивился и возмутился, что ТЦ не проверяли из-за налоговых каникул: «Каникулы это каникулы, к безопасности это не относится. При чем здесь налоговые каникулы?» Налоговые – действительно ни при чем, глава МЧС Пучков просто оговорился. От плановых проверок «Зимнюю вишню» (и множество подобных предприятий малого и среднего бизнеса) освободил закон о «надзорных каникулах». Закон №246-ФЗ, объявляющий такие каникулы с 1 января 2016 года по 31 декабря 2018 года, принят Госдумой, утвержден Советом Федерации и подписан самим главой государства в июле 2015-го.

«Что у нас происходит? Это ведь не боевые действия, не выброс метана на шахте неожиданный. Люди пришли отдыхать, дети. Мы говорим о демографии и теряем столько людей из-за чего? Из-за преступной халатности, из-за разгильдяйства», – заявил Владимир Путин.

Вопрос этот, к несчастью, стал риторическим. А обратить бы его надо прежде всего к самой власти. А то человеческие потери без войны и стихийных бедствий будут лишь множиться, пока «по неясным причинам» падают самолеты, рушатся от взрывов бытового газа дома, бьются в ДТП пассажирские автобусы. И бесконечные пожары, которые ЕЖЕНЕДЕЛЬНО уносят десятки человеческих жизней, в том числе детских. И причины таких человеческих потерь все те же: коррупция, жадность чиновников и собственников, инфраструктурная разруха.

Буквально на днях исполнится 15 лет двум страшным трагедиям. 7 апреля 2003 г. в якутском селении Сыдыбыл в результате пожара в местной школе погибли 22 ребенка. А через три дня, 10 апреля 2003-го, пожар в школе-интернате для глухих детей унес жизни 30 воспитанников. Полтора десятилетия назад тоже много говорилось и о том, что не должны гибнуть дети, и о том, что будет сделано все возможное, дабы трагедии не повторились.

 

***

За полтора десятка лет ничего не изменилось. Разве что жадности и коррупции стало еще больше. «Мы экономим деньги, выжигая поляну», – заявил как-то о методах ведения своего бизнеса миллиардер Денис Штенгелов, которого называют фактическим владельцем «Зимней вишни». После трагедии эти слова звучат особенно зловеще. Доберется ли следствие и до миллиардера, и до высокопоставленных чиновников, действия и бездействие которых также привели к трагедии?

На встрече с инициативной группой кемеровчан Владимир Путин пообещал, что во всем разберутся, всех виновных накажут. Однако на счету власти столько неисполненных обещаний! Об этом говорили и на кемеровском митинге.

– Вы провокатор! Вы пиаритесь, – бросил в толпу вице-губернатор Цивилев одному из активных участников акции.

– У меня вся семья погибла, – оскорбился обвиненный в пиаре Игорь Востриков. – Сестренка моя Сабадаш Алена, жена моя Вострикова Елена и трое моих детишек: семь, пять и два годика!

Кажется, этот человек еще до конца не осознал, что произошло. Да это и в голове не укладывается:

– Я до последнего считал, что это теракт, потому что когда они звонили, жена говорила: «Нас здесь заперли, мы задыхаемся, спасите нас!» Меня в городе не было, туда приехала моя мама. Были МЧС – неподготовленные, без шлемов, без всего. Она их на коленях умоляла: в кинотеатре пять моих детей и внуков. Они отвечали – никого там нет…

– Маше десять, Косте восемь, мама моя – Надежда Васильевна. Завтра их похороню, а потом и не знаю, чем заняться, моя жизнь потеряла смысл, – Сергей Агарков показывает фотографии. – Моих еще можно было опознать, потому что они задохнулись. Других привозили… Полголовы нет у ребенка. Без рук, без ног…

Люди не верят, что погибших всего 64. Не убеждает даже поездка инициативной группы по моргам, которую санкционировали представители власти, чтобы развеять слухи. Подобные кромешные трагедии практически всегда рождают слухи и домыслы. Но чтобы домыслов не было, власти надо научиться говорить с людьми, слушать их, не отгораживаясь ОМОНом. Нет ничего удивительного, что люди не верят. Потому что именно таков РЕАЛЬНЫЙ кредит доверия к власти (в отличие от дутых процентов на выборах) – отрицательный!

 

***

Задержаны пять человек: гендиректор ТЦ, ее подчиненные, а также охранник, якобы отключивший сигнализацию.

«Когда у нас самопроизвольно срабатывала сигнализация, такое бывает, мы не могли ее выключить – вызывали системщика. Мы постоянно докладывали руководству, в частности Богдановой и Соболеву, что имеются нарушения в торговом центре. Часть гидрантов не работает, часть – протекают. Эвакуационные выходы захламлены, и так было всегда. Стройматериалы какие-то, черные мешки с мусором. Мы обо всем этом говорили – нас не слушали и не реагировали. Донесения в журнале дежурств не читали», – сказал задержанный охранник Сергей Антюшин. Ранее в Следственном комитете заявляли, что сигнализация не работала с 19 марта.

Как бы то ни было, Антюшин типичный стрелочник. Истинные виновники случившегося не «мальчишки с зажигалкой», на которых тоже хотят свалить трагедию, а высокопоставленные чиновники и реальные хозяева ТЦ «Зимняя вишня», по чьему взаимовыгодному сотрудничеству и существовало четырехэтажное заведение «малого бизнеса». С миллионом нарушений – и без всяких проверок. Тут любой искры, хоть от зажигалки, хоть от коротнувшей проводки хватило бы. Об этом также говорили на митинге в Кемерове.

– Поднимите руки, кого задолбала такая жизнь! – кричит кто-то из участников акции.

Лес рук вырастает над площадью.

Понадобилась беда, чтобы признать это открыто. За страх, за равнодушное встраивание в систему, пока не припечет, мы и виноваты перед детьми.

– Дети умерли. Их уже не вернуть. Но нам нужна четкая справедливость.

Для Игоря это не абстрактные дети, а родные: двухлетний Рома, пятилетний Артем, семилетняя Аня.

Начался крестный путь его – десятков других кемеровчан – в поисках правды. Тот путь, которым уже долгие годы идут близкие жертв Дубровки и Беслана. И никак не могут ее добиться.

11-летняя кемеровчанка Майя Ерохина, запертая в минувшее воскресенье в горящем кинотеатре, написала на своей интернет-страничке: «Это конец». Каково было и Майе, и пятиклашкам из Трещевского, приехавшим смотреть в ТЦ мультики, и другим детям, которые осознавали, что брошены умирать? Думать об этом невозможно. Не думать об этом невозможно.

Памятные акции по погибшим в Кемерове начались по всей стране практически сразу, как о трагедии стало известно. Официальный общероссийский траур был объявлен президентом на четвертый день.

Даже масштабные трагедии с массовой гибелью людей в России считаются делом региональным. Когда 11 февраля в Подмосковье разбился Ан-148, погиб 71 человек, причем из разных регионов страны, траур объявили лишь в Оренбуржье. Траура по 39 погибшим в авиакатастрофе в Сирии 6 марта российским военным не было вообще.

Может быть, потому, что власти опасаются череды траурных дней, что неизбежно заставит россиян сомневаться в победительных телерепортажах и чиновничьих рапортах об успехах? И привлечет внимание к реальным кричащим проблемам. Но закрывать глаза на эти проблемы больше нельзя, это смерти подобно, в самом прямом смысле этих слов. Кемеровская трагедия – страшное тому подтверждение.

Екатерина Польгуева

 

Источник – Советская Россия

 

Запись опубликована в рубрике Важное, Публикации с метками , , . Добавьте в закладки постоянную ссылку.