Контрсанкции скукожились

Ко второму чтению, которое прошло (17 мая), законопроект, которым, как призывали единороссы, предстояло адекватно ответить на американские санкции – «О мерах воздействия (противодействия) на недружественные действия Соединённых Штатов Америки и (или) иных иностранных государств» – упростился до неузнаваемости. В первом чтении в нем перечислялось 16 контрсанкционных мер, ко второму чтению осталось всего 6.


Документ стал абсолютно рамочным, убеждались депутаты, всматриваясь в выхолощенный текст законопроекта. Вышло что-то невнятное. А второе чтение – основное, в третьем чтении можно вносить только стилистические и технические поправки.

Сопутствующий законопроект «О внесении изменений в Уголовный кодекс РФ» (в целях обеспечения реализации Федерального закона «О мерах воздействия (противодействия) на недружественные действия США и (или) иных иностранных государств», вообще не был представлен. Спикер В. Володин предложил отложить его рассмотрение на неделю для проведения дополнительных консультаций. Оказывается, бизнес-сообщество (банкир Андрей Костин, ВТБ, представители РСПП) испугалось возможной уголовной ответственности «за исполнение американских санкций», «за умышленные действия во вред отечественной экономике, способствующие введению санкций против России…».

Пожелания миллиардеров исполняются думским большинством беспрекословно. Хотя законотворцам стоило бы и насторожиться: почему при упоминании об уголовной ответственности запаниковали толстосумы? Может, за фасадом их бизнеса скрывается некое темное закулисье? Единороссы, похоже, над этим не задумываются.

Однако народная мудрость гласит: доверяй, но проверяй. Проверкой и стал закон о контрсанкциях. Стоило ему появиться, как тут же по Думе забегали, засуетились лоснящиеся сытостью господа. Единоросс С. Жигарев удивлялся неожиданному интересу к законопроекту: десятками пошли предложения и обращения от предпринимательского сообщества, крупных государственных и частных корпораций. Чего добивались? Каждый из ходоков переживал не за Россию и свой народ, а за возможные потери прибыли. После каждого обращения законопроект усыхал и терял свою значимость. В итоге, признался Жигарев, решили «не конкретизировать меры воздействия (противодействия) на недружеские действия США и других государств…»

Мнение оппозиции единороссы вообще проигнорировали. Коммунисты внесли 19 поправок, которые могли бы негативно сказаться на экономике США, но не навредить гражданам России. Ни одна из них не прошла.

Больше всего беспокоились коммунисты о лекарствах и медизделиях. Ко второму чтению из законопроекта исчезли упоминания конкретных мер. Всё должны будут решить президент и правительство, что запретить, а что кому-то разрешить. Но по лекарствам настаивали А. Куринный, О. Смолин, Н. Иванов, должна быть конкретная запись: никаких запретов на ввоз лекарств и медсредств не вводить. Свои поправки по лекарствам они вынесли на отдельное голосование, но единороссы отказались за них голосовать. Поправки не прошли. Хотя нашелся один единоросс, который поддержал коммунистов. Это детский хирург по специальности Д. Морозов. Он даже выступил с небольшим докладом, в котором заявил, что людей нельзя оставить без лекарств, и всем надо помнить, что в Россию ежегодно ввозятся американские лекарства на сумму около 82 млрд рублей, из них на 45 млрд рублей – не имеющих аналогов. Учитывая зависимость РФ от импортных лекарств, по мнению Морозова, в тексте законопроекта необходимо не только ввести четкую формулировку по сохранению ввоза лекарств, но и перечислить фирмы, с которыми РФ работает, чтобы вывести их из-под санкций. «ЕдРо» не вняло разумным предложениям.

«Да какие это санкции? – возмущался Н. Коломейцев (КПРФ), – мы только себя ущемляем, а американцам никак не противостоим. Мы продаем Америке наши ракетные двигатели РД-180, которые запускают в космос американские спутники, в том числе и спутники-шпионы. Договор такой заключен 22 года назад. И за это время цены на ракетные двигатели не менялись. Мы продаем Америке редкоземельные металлы, которых на Западе нет, например титан. На строительство одного боинга требуется от 20 до 50 тонн титана. А мы продаем его как сырье. Давайте примем закон, который запрещает продавать титан как сырье. Давайте разорвем невыгодные нам контракты.

По мнению экспертного сообщества, с которым мы работаем, законы о контрсанкциях могут стать инструментами укрощения США. Но не чувствуется такого желания ни со стороны большого бизнеса, ни властей. Зачем нам вывозить алюминий? Давайте возродим наши авиазаводы и будем выпускать не по 20 гражданских самолетов в год, а по 150, как было. Тогда алюминий пойдет на наши заводы, и появятся у нас 25 млн высококвалифицированных рабочих мест, которые президент обещал в 2012 году и не выполнил…»

Но единороссы предпочли рамочную декларацию с политическими лозунгами вместо серьезного действенного закона. Если конкретные ограничения придется применить в отдельных случаях, то их установит президент.

«В этом нет ничего неправомерного, – оправдывались единороссы, – всё будет разрабатываться президентом и правительством, это нормальная практика».

Нормальная для страны, у которой ничего своего не остается, только имитация самостоятельности.

Законопроект, лишенный содержания, принят во втором чтении голосами 390 депутатов. Третье чтение состоится 22 мая. Депутаты гадают, сколько строк и слов останется в законопроекте об уголовной ответственности за несоблюдение санкций. Бизнес-сообщество сейчас очень ретиво редактирует не понравившийся им законопроект.

Галина Платова

 

Источник – Советская Россия

 

Запись опубликована в рубрике Важное, Публикации с метками , , . Добавьте в закладки постоянную ссылку.