О сохранении единого культурного пространства в Дагестане

Из республиканских СМИ Дагестана поступила заметная информация: сообщение о возбуждении уголовного дела против руководителя республиканского Агентства по охране культурного наследия Заура Кахриманова и обширный материал Руслана Лугового о коррупции в надзорных органах горадминистрации Хасавюрта, допустивших незаконную застройку охранной зоны Свято-Знаменского храма — уникального памятника воинской православной архитектуры на юге России

 

Проблема, изложенная Русланом Луговым, — не локальное событие, а одно из рядовых проявлений той системы, которая сложилась за последние два десятилетия в национальных республиках Северного Кавказа, где в полном объёме сложились признаки этнократических псевдогосударств. Правовой нигилизм 90-х годов в конечном итоге привел к почти полному вытеснению российского цивилизационного пространства, о необходимости сохранения которого не раз говорил президент РФ В.В. Путин. В данном случае речь идет о коммерческих структурах, окутавших государственные органы коррупцией. Сегодняшний Хасавюрт — нечто среднее между средневековым Багдадом и Каиром, среда, где в последние десятилетия уничтожаются признаки европейского города с регулярной планировкой. Так, например, застройка старых классических парков и скверов коммерческими строениями, ликвидация тротуаров и даже перегораживание улиц здесь называется реконструкцией. В таких условиях говорить о сохранении исторической среды не приходится. И дело даже не в низкой квалификации сотрудников надзорных органов. Администрация Хасавюрта рассматривает город как чистое пространство, которое необходимо заполнить как можно быстрее, не учитывая при этом сложившейся в течении двух столетий культурной среды и чувств старожилов. Поэтому беспокойство вызывает не только судьба Свято-Знаменского храма, но и оставшегося архитектурного наследия. Где в России можно найти город, в котором убран дореволюционный памятник А.С. Пушкину? Чем не угодил администрации великий поэт? В каком российском городе переименована улица Красная? Горе-реформаторы, похоже, не знают — название это не имеет отношения к большевизму. Красной называлась издавна в российских городах улица, имеющая бульвар с цветниками.

Многие годы остаётся заброшенным и бывшее Войсковое кладбище с захоронениями офицерского состава участников Первой Мировой войны. Сохранились воспоминания профессора Института геодезии и картографии Дробышева Ф.В. о том, что в 1914-1915 годах под оружейные залпы проходили захоронения на этом кладбище чинов казачества и офицерского состава Российской армии, погибших на Кавказском фронте, в частности, в составе корпуса командующего Баратова, о разграблении могил на этом кладбище, незаконном изъятии орденов, воинских регалий при полном молчании прокуратуры сообщалось в российской прессе более 10 лет назад. Сегодня, в канун 100-летия окончания Первой мировой войны, не прекращаются попытки пустить на хозяйственные нужды эту территорию. И это происходит тогда, когда президент РФ открывает Мемориал на Поклонной горе, произносит глубокие проникновенные речи о забытом подвиге и жертвах участников этой войны (в которой, кстати, принимали участие многие дагестанцы в составе 1 и 2 Дагестанских конных полков и других частей Российской армии). Мы возмущаемся вандализмом над памятниками советских воинов в бывших соцстранах, но нельзя использовать двойные стандарты по отношению к нашей собственной истории.

Именно поэтому «Собор русского народа» всячески поддерживает инициативную группу дагестанских ученых и общественных деятелей, неравнодушных к своей истории и предлагающих к 100-летней дате окончания Первой мировой войны установить памятный знак на месте Воинского кладбища в Хасавюрте с последующим приданием этой территории статуса историко-мемориального места.

Руслан Луговой сетует в своём материале на исход русского и казачьего населения из республики — населения, внесшего решающий вклад в становление городов и являвшегося хранителем культуры. Следует заметить, что терские казаки не просто уезжают из Дагестана. Они вынуждены покидать свои исконные территории, где они и зарождались как один из коренных этносов Северного Кавказа. Хасавюрт, пожалуй, единственное место в России, где терские казаки оказались изгоями на своей земле. Для администрации города это позиция принципиальная. С начала 90-х годов казачьей общине Хасавюрта не выделено ни одного квадратного метра для реализации своих культурных и национальных потребностей. Атаману А. Перевертайло пришлось находить опору в вопросах воспитания и образования казачьей молодежи за пределами республики. Продолжателем этих «славных» традиций неприятия казачества, похоже, становится и нынешний глава горадминистрации З. Окмазов, отказавшийся год назад принимать представителя Правления Терского казачьего Войска. Об этом факте информированы в Миннаце Дагестана. Эти реалии хорошо известны и в Правительстве РД. Они всё чаще заставляют терских казаков на своих кругах делать однозначные выводы: «Дагестанским кланам нужны не мы, а наши территории».

Как мы видим, охрана культурного наследия тесно связана с национальной политикой, и провалы в первом погружают регион в архаику средневековья. Но, возвращаясь к работе дагестанского Агентства по охране культурного наследия, нельзя не сказать и о самой столице, где результаты этой работы наиболее очевидны. Безрадостная картина по охране архитектурного наследия царит в целом и в столице, Махачкале. Практически без затруднений сносятся здания XIX века, образовавшие форштадт города, а оставшиеся, как на снимке, могут быть изуродованы чудовищными надстройками.

Представитель «Собора» посетил это бюджетное надзорное учреждение в конце августа. И надо сказать о том, что эффективность этой структуры не вызывает большого доверия. Прежде всего бросается в глаза низкий уровень квалификации его сотрудников, отсутствие четкой концепции работы Агентства. Общественность республики всё-таки должна иметь представление об отчетности этого органа, результативности его работы. Если Министерство культуры РФ не сделает системного анализа работы за 2 года этого нового образования, Дагестан получит еще одну структуру для обслуживания криминалитета.

Пархоменко В.С., координатор СРН, есаул ТКВ

 

Закрыть меню