Славянская культура — «Золушка» госбюджета

В статье анализируются угрозы ценностного кризиса, оказывающего сильнейшее влияние на формирование демографического кризиса в России. Рассматриваются основные факторы, вызывающие дискриминацию и угасание национальной славянской идентичности и предлагаются пути преодоления духовно-ценностного кризиса российских славян. Особое внимание уделено воспитательной роли образования, способствующей повышению уровня сохранности национальной идентичности и национального сознания русского народа. Показаны разрушительные тенденции в государственном национально-конфессиональном образовании православных российских славян и недопустимость его дискриминации в сфере славянской культуры


Государственное образование в национально-конфессиональной сфере каждого народа, в том числе и русского, является одним из условий сохранения его идентичности, а, следовательно, и мощным главным фактором национальной консолидации и сосредоточения.

Отсутствие государственного образования в национально-конфессиональной культуре приводит к упадку и утрате нравственно-ценностного национального кода, к депопуляции и вырождению народа, к рассредоточению и ассимиляции этноса.

Верность национальным традициям во многом служит поддержанию качества жизни, которое не сводится к уровню потребления, а предполагает, как отметил В. В. Путин, сохранение «собственного культурного лица, национального культурного кода, морального стержня». Сохранить лицо невозможно без сбережения этнокультурной и конфессиональной идентичности, которая содействует укреплению института семьи, препятствует депопуляции. Это чрезвычайно важно как для устойчивого развития страны, в которой русский народ является государствообразующим, так и для укрепления позиций России в международной политике.

Одно из направлений этой политики в течение всей истории становления российской государственности — тесное содружество со славянскими народами Европы, родственными и в конфессиональном, и в языковом, и в культурном отношении.

Первостепенной задачей любой страны, стремящейся сохранить собственные национальные устои и традиции, является подготовка специалистов, глубоко знающих особенности собственной национальной культуры и народов, родственных в цивилизационном плане. Чем больше исследователей и хранителей национально-конфессиональной культуры имеет в своем составе та или иная этническая и конфессиональная группа, тем лучше духовно-нравственный климат общества, тем выше его жизнестойкость. И напротив, свертывание такого образования приводит к размыванию национальной идентичности, к ценностному кризису общества и особенно молодежи.

Если же такой кризис перерастает в затяжной многолетний процесс, то это повышает уровень политических и социальных рисков, подрывает основы единства общества и государства, угрожает территориальной целостности страны. Для многонационального государства это явление представляет особую опасность, если культурная деградация поражает государствообразующий народ, что и происходит в России. Негативные тенденции усиливаются на порядок с учетом того, что в РФ с момента распада СССР ликвидирована Палата Национальностей и в течение длительного времени не было даже государственного органа по делам национальностей и межнациональных отношений.

Начало XXI века характеризуется, с одной стороны, заметным подъемом религиозного сознания в нашей стране, с другой стороны, глубоким системным кризисом в славянском мире, разделенном на «зоны влияния», чему содействовала и политика Российской Федерации, утратившая свой славянский вектор, что усилило последствия демократической катастрофы. С 1991 г. общая численность славянского населения России постоянно уменьшается — по разным оценкам от десятков тысяч до сотен тысяч человек в год (а по некоторым оценкам — от 1 млн ежегодно). С кризисом духовно-нравственных ценностей социальное здоровье русской нации неуклонно разрушается, порождая напряженность в социуме, общее чувство нестабильности и неуверенности в завтрашнем дне, о чем свидетельствуют гражданские браки, аборты, сокращение рождаемости, наркомания, алкоголизация и другие социальные болезни.

Распространенная концепция, согласно которой главным фактором, влияющим на рождаемость, является уровень потребления, не в состоянии объяснить феномен многодетности в крестьянских семьях царской России, демографический рост в малообеспеченных регионах и странах, снижение рождаемости коренного населения в странах ЕС. И напротив, история постоянно подтверждает тот факт, что главной причиной расцвета любого народа является развитие его национально-конфессиональной культуры и укрепление его идейно-духовного состояния. А эта цель в современном мире достигается прежде всего сохранением необходимой численности подготовленных специалистов — носителей национальной культуры, которые могут стать и учителями, и наставниками, и лидерами общественного мнения.

Последнее обстоятельство является ключевым для России, которая прошла, по сути, через эпоху «культурного геноцида», когда физически истреблялись «образованные классы» и прежде всего духовенство — главный носитель «цивилизационного кода». Как известно, было репрессировано не менее пятисот тысяч служителей Русской православной церкви, из которых было уничтожено более 200 тыс. человек (по данным председателя Комиссии при Президенте РФ по реабилитации жертв политических репрессий Александра Яковлева).

Но все познается в сравнении. Наглядным примером сохранения и развития этноса и его национальной и конфессиональной идентичности является система еврейского образования. «Система еврейского образования, существующая не менее трех тысяч лет, сыграла решающую роль в сохранении целостности еврейского народа и развитии его культуры. Ни одна религия не придавала такого значения образованию, как иудаизм. Со временем образование стало восприниматься не только как средство сохранения религиозной жизни, но и как самоцель. В настоящее время еврейские общины диаспоры видят в развитии еврейского образования единственную преграду против ассимиляции еврейского народа» (ссылка 11, Образование еврейское // Электронная еврейская энциклопедия. 176, статья «Молодежная политика организаций иудаизма в Российской Федерации», С. О. Елишев, канд. социол. наук, доц. кафедры истории и теории социологии социологического факультета МГУ имени М. В. Ломоносова, Вестник Московского Университета. Сер. 18. Социология и политология. 2013. № 3).

Славянская православная культура является общей исторической основой народов семьи большинства славянских стран. На современном этапе развитие государственной составляющей в национально-конфессиональном образовании у российских православных практически остановлено, а государственные вложения в такое образование практически сводятся к самому минимуму со стороны Минобрнауки России.

Положение усугубляется и тем, что единственную общепризнанную в мире «Государственную академию славянской культуры» (далее — ГАСК или Академия), которая за три десятилетия своего существования стала символом славянской надежды, ликвидируют как самостоятельный вуз.

В соответствии с рекомендацией Комиссии «по оценке последствий принятия решения о реорганизации или ликвидации федеральной государственной образовательной организации» в ведении Минобрнауки России (далее — Комиссия), уникальную Академию «сливают» с Московским государственным университетом дизайна и технологий. Единственный в мире научный и образовательный центр, широко известный в славянском мире, присоединяют к отраслевому технологическому вузу, занимающемуся технологиями и дизайном в текстильно-обувной отрасли легкой промышленности, не имеющему никакого отношения к славянской культуре.

Уже уволен ректор Академии — Почетный работник высшего профессионального образования, профессор А. К. Коненкова (лучший ректор года 2012 и 2013 гг.).

И все это при том, что в России, самой большой православной стране, не существует ни одного самостоятельного государственного вуза православной культуры (вузы негосударственной частной формы собственности в этом обзоре не рассматриваются).

Государственная академия славянской культуры — это единственный государственный вуз не только в России, но и в мире, где изучают славянскую культуру как системный национальный этноконфессиональный духовный феномен российских православных славян — русского православного народа. После ликвидации Академии в России не останется ни одного самостоятельного государственного вуза в сфере православной культуры российских славян.

Предназначение Академии — сохранение, изучение традиций и исторического уклада примерно 116 млн российских славян, из которых от 110 до 70 млн осознают себя православными (см. приложение «А»). И, видимо, это национальное славянское православное самосознание и идентичность, как исконно русские «духовные скрепы страны», о жизненной необходимости сохранения которых многократно говорил В. В. Путин, игнорируются самим же государством.

В то же время со стороны Минобрнауки России, фактически отказывающему в праве на жизнь государственному образованию в славянской культуре, существенная помощь оказывается Межвузовскому консорциуму по поддержке исламского образования при Минобрнауки России, включающему не менее 6 государственных вузов. Например, с 2007 г. до настоящего времени государство потратило примерно 2,8 млрд руб. бюджетных средств на поддержку исламского образования, то есть около 300 млн руб. в год.

Так, если в 2007 г. исламских учебных заведений было 52 (а число духовных учебных заведений Русской православной церкви было 87), то сейчас их уже 97.

То есть, за 8 лет образовательные ресурсы в исламском образовании практически удвоились и стали сравнимыми с числом духовных учебных заведений Русской православной церкви.

Аналогичный рост государственного национально-конфессионального образования наблюдается и в сфере культуры иудаизма.

И ничего подобного мы не видим в сфере образования в славянской православной культуре. Здесь все наоборот, искусственно тормозится, сворачивается и ликвидируется, как в случае с ГАСК.

С ликвидацией ГАСК как самостоятельного вуза не останется ни одного государственного вуза славянской культуры в России, самой большой славянской стране.

Этот факт многие российские православные славяне — русские люди — могут воспринять как ущемление собственного российского национального достоинства и славянской православной идентичности, поскольку государство пока в лице Минобрнауки не считает наличие существования самостоятельного статуса славистической ГАСК значимым, весомым вопросом для внешней политики в отношении зарубежных славянских народов и для внутренней политики в отношении государствообразующего русского народа России. А зарубежные славяне вполне могут сделать переоценку России как самого большого славянского православного государства, которое ликвидирует единственный в мире славянский научно-образовательный государственный центр ГАСК.

Количество этнических представителей на одного специалиста национально-конфессиональной культуры является главным показателем обеспеченности этнической группы учителями и хранителями культуры: чем меньше это число, тем лучше обеспечено сохранение и развитие национальной культуры, национально-конфессиональной идентичности и самосознания народа. Славянская православная культура является общей базой культур славянских православных стран, в том числе русской культуры и русского мира в целом.

Простые оценочные расчеты показывают (приложение «А»), что Минобрнауки России обеспечивает финансовой поддержкой каждого российского православного славянина в сфере государственного образования в славянской культуре примерно по 0,74 — 1,2 руб в год. на поддержание славянского православного самосознания русского народа. Что, как минимум в 18 — 11 раз меньше, чем финансовое обеспечение каждого мусульманина (ежегодно 13 рублей по минимальной оценке) в сфере гособразования в культуре ислама, и в 109 — 68 раз меньше, чем обеспечение каждого представителя еврейского народа и последователей иудаизма в сфере гособразования в культуре иудаизма (ежегодно 81 рубль по минимальной оценке). Здесь учитывается диапазон оценок от 110 до 70 млн российских православных славян.

Обратим внимание, что для общего числа 116 млн российских славян эти минимальные оценки различий обеспечения в сфере славянской культуры и иных конфессий могут быть существенно больше, если учитывать реальные (а не оценочные) затраты Минобрнауки России.

Из сравнительного анализа (приложение «А») следует, что до настоящего времени государством подготовлено и выпущено примерно по одному специалисту по славянской культуре на каждые 29 тыс. российских славян, в числе которых приходится один специалист на 27,5 — 17,5 тыс. православных славян.

Также государством подготовлено примерно по одному специалисту в исламской культуре на каждые 2–3,5 тыс. мусульман и последователей ислама, и по одному специалисту по культуре иудейского мира на каждые 40–250 евреев и последователей иудаизма. Здесь учитывается предположение о том, что к настоящему времени подготовлено по 4000 специалистов в каждой культуре: иудаизма, ислама и славянской культуре. Обратим внимание, что число выпущенных специалистов в культуре иудаизма и культуре ислама в действительности больше, чем выпущено в славянской культуре по различным оценкам (см. приложение «А»).

Эти ориентировочные приближенные оценки верно отражают опасные перекосы в национально-конфессиональном государственном образовании. Точные данные могут показать еще более удручающую картину той пропасти, которая образовалась между государственным образованием в славянской православной культуре и гораздо более оснащенным и емким по своим финансовым масштабам государственным образованием в культурах ислама и иудаизма.

Политика Минобрнауки России практически заблокировала возможность восстановления Академией лицензии на образовательную деятельность, обескровив ее отказами в финансировании, а теперь уже прекращает дальнейшее существование самостоятельного вуза ГАСК и ликвидирует ее. Невзирая на общественное мнение многих общественных и государственных деятелей, подписавших и поддержавших обращение к руководству России, невзирая на просьбу Святейшего Патриарха Московского и всея Руси о сохранении Академии в статусе самостоятельного вуза, был издан приказ Министерства о реорганизации ГАСК № 1124 от 12.10.2015.

Мнение славянского международного общества, представленное более чем 4500 общественными деятелями, как видно, не интересует Минобрнауки России. Минобрнауки, видимо, не желает вспоминать о том, что ни один этнос в России, ни одна конфессиональная культура и религия не имели после 1917 г. таких огромных жертв среди своих духовный учителей и высокопрофессиональных образованных специалистов в своей этнической культуре и в своей культурообразующей религии, как российские православные славяне.

Для восполнения утраченного огромного пласта носителей православной славянской культуры уместной и справедливой была бы усиленная государственная образовательная помощь своему пострадавшему славянскому православному государствообразующему народу — русским людям. Однако столь необходимой помощи в сфере государственного образования мы не только не получаем, но и лишаемся даже того, что у нас есть в лице единственной ГАСК, которую отбирают на фоне мощной поддержки государственного образования в других конфессиональных культурах!

Сегодня завершается многолетний целенаправленный процесс ликвидации ГАСК как самостоятельного вуза, одной из стадий которого стало увольнение ректора, профессора А. К. Коненковой, состоявшееся через две недели после рекомендации Комиссии при Минобрнауки о ликвидации славянской Академии. Голоса протеста против самоистребительной «образовательной политики» не интересуют Минобрнауки.

У Академии снова отнимают ее здания, уже во второй раз! Первое помещение отобрали для детского сада, который, однако, так и не появился в нем, а это ветхое здание, которое не дали отремонтировать Академии, также кому-то понадобилось.

Представителям славянской общественности России — представителям русского православного государствообразующего народа — практически демонстративно отказано в праве иметь самостоятельный государственный вуз, готовящий уникальных специалистов, помогающих российским православным славянам оставаться православными славянами, помогающих русским оставаться русскими.

Возникает закономерный вопрос: что же предлагает многонациональному российскому обществу Минобрнауки России вместо славянской культуры, почему ГАСК объединяют именно с технологическим легпромовским вузом МГУДТ?

Дело в том, что под такое «слияние» подводится вполне определенная идеология. Именно в стенах этого текстильного дизайнерского вуза создается некий «толерантный университет национальных культур», организация которого осуществляется в рамках концепции мультикультурализма (в европейскм слэнге — «мульти-культи»). В этом вузе легкой промышленности проводится глубоко ошибочный и очень рискованный эксперимент по искусственному объединению кардинально отличающихся как исторически, так и этнически тысячелетних национально-конфессиональных культур христианства, иудаизма, ислама и буддизма. И такая практика сознательно внедряется, несмотря на то, что во всем мире известно о полном провале идеологии мультикультурализма в странах ЕС, которая поставила ведущие европейские страны на грань гуманитарной и политической катастрофы, вызвала рост экстремизма и фундаментализма. При этом никто в Минобрнауки не желает учитывать опыт поражения, который был публично признан и британским премьером, и германским канцлером, и французским президентом еще пять лет назад (2010–2011).

«…Наш подход состоял в мультикультурализме, в том, что мы будем жить рядом и ценить друг друга. Этот подход провалился, совершенно провалился» (федеральный канцлер Германии А. Меркель, 2010 г., «Меркель заявила о провале мультикультурализма», Русская служба ВВС).

«…Доктрина мультикультурности поощряет «жизнь в разобщенных, отделенных друг от друга этнических общинах» (Д. Кэмерон, премьер-министр Соединенного королевства Великобритании, 2011 г., Кэмерон призывает забыть о политике мультикультурности, Русская служба ВВС).

«Да, это провал. Правда заключается в том, что во всех наших демократиях слишком пекутся об идентичности тех, кто прибывает, и слишком мало — об идентичности принимающей стороны» (Н. Саркози, Президент Французской республики, 2011 г.).

Провалившиеся попытки объединить в одних учебных заведениях Европы представителей разных конфессий уже показали свою бесперспективность и негативную результативность, направленную на создание очагов межрелигиозной и межнациональной напряженности в молодежной среде.

Общие результаты мультикультурной политики в сфере образования свидетельствуют о крахе европейского мультикультурного образовательного проекта, целями которого были формирование новой образовательной среды как фактора социальной стабильности, предотвращение межэтнической напряженности, воспитание толерантности в носителях разных культур.

Каков результат мультикультуралистского эксперимента в образовании идущего в контексте сложных социальных, политических и экономических преобразований в Европейском Союзе?

В целом, плачевный. Налицо делегитимизация европейской идентичности, через построение «мультикультурной Европы». Европейская идентичность не заменила национальные идентичности европейских обществ.

Провал европейской мультикультурной модели следует связать с тем, что система мультикультурного образования так и не смогла навязать большинству идею общей европейской идентичности, которая чужда для большинства населения ЕС.

Провал мультикультурного образования и растущей негативной реакции коренных европейцев на увеличивающиеся потоки иммигрантов — это единственный реальный результат государственной политики мультикультурализма.

Принимающие страны ЕС вынуждены наращивая финансирование образовательных программ интеграции иммигрантов, сокращать расходы на образование коренного населения. Агрессивный и криминальный образ иммигранта, мультикультурно живущего в параллельном обществе, где нередки бунты, высока преступность, убедительно показывают коренному населению отсутствие анонсированного мультикультурным образованием взаимного проникновения, обогащения и развития культур. Вместо этого происходит активная исламизация коренных носителей европейских культур с сопутствующим нарастающим вытеснением христианских ценностей. Европейцы осознают себя проигравшими, а то и оккупированными в своей стране невоенным способом и резко выступают против интеграции иммигрантов за их счет.

Провал мультикультурного образования виден и на примере нарастающего разрыва между принимающим обществом и иммигрантами по всем критериям. Этническое и конфессиональное многообразие в Европе исторически не вписывается в модель европейских, складывавшихся веками национальных государств (имеются ввиду два принципа гражданской принадлежности: «право крови» (jus sanguinis) и/или «право почвы» (jus soli)). Таким образом иммигранты в большинстве своем исключены из «титульной» «нации», что противоречит целям мультикультурного образования и свидетельствует о его фиаско.

Среди примеров показателен случай, произошедший в Австрии, который наглядно демонстрирует то, что иммигранты, представители одной конфессии, не желают воспринимать культурные установки коренного этноса христианской конфессии и активно их отвергают. Так, отцы двух учеников, иммигранты-мусульмане потребовали, чтобы все работники школы женского пола, включая директора, появлялись на работе только в платках; чтобы ученикам-мусульманам было дозволено обращаться к учительнице на «ты», чтобы подростки-мусульмане были освобождены от уроков пения, являющихся, по их мнению, проституцией (Махова А. Мультикультурализм оборачивается новой конкистой, Sensus Novus).

Среди подобных случаев сегодня периодически происходят «скандалы с хиджабами», когда правительства европейских стран, вопреки мнению мусульманской общины, пытаются запретить ношение традиционной религиозной одежды в учебных заведениях. Важно отметить, что подобные скандалы с хиджабами отмечены и в ряде регионов Российской Федерации, в которых тесно сосуществуют разные национально-конфессиональные этнические группы, включая мусульман.

«Опасность мультикультурной политики состоит ещё и в том, что, даже отменив её, европейские правительства вряд ли смогут справиться с её последствиями… Сегодня можно заявить, что, применив политику мультикультурализма, европейские либералы в долгосрочной перспективе «толкнули Европу в руки правых радикалов». Ведь другой идеологии, кроме крайне правой, которая пытается дать отпор последствиям мультикультурализма, пока не появилось».

В современных условиях европейское общество становится социальным «полем битвы» между толерантно ослабленной идентичностью европейских государств и напористой национально-конфессиональной идентичностью мусульман, в основе которой, как мы видим, лежит не всегда толерантная по своим активным (иногда и агрессивным) посылам мотивационная концепция поведения части последователей религии ислама. Еще раз подчеркнем, что активно продвигаемая мусульманским меньшинством, пополняемым прибывающими иммигрантами, исламизация Европы (под видом «взаимного обогащения культур» активно пропагандируемого мультикультурализмом) встречает все более активное и упорное сопротивление со стороны христианских устоев и ценностей коренного населения Европы.

Это сопротивление, как естественное проявление социального иммунитета христианского большинства европейцев, защищающих собственные цивилизационные ценности, тут же публично объявляется исламскими оппонентами национальным шовинизмом европейского якобы «радикального большинства». По мнению части мусульман, европейцы ведут себя «нетолерантно» в отношении мусульманского меньшинства, которое в действительности порождает значительно более агрессивно настроенные радикальные течения не только в Европе, но и за ее пределами.

Какому именно виду «взаимного обогащения культур» собираются обучать славянскую православную молодежь из ликвидируемой ГАСК в «толерантном университете национальных культур» в текстильно-обувном МГУДТ? Быть более терпимой к стремительно растущей исламизации страны?

Если это не так, то в каких именно целях усилиями Минобрнауки под прикрытием общих благозвучных фраз пробивает себе дорогу мультикультурализм в рамках техно-дизайнерского легпромовского вуза МГУДТ? Кому именно так необходимо повторить провалившийся европейский сценарий: от иллюзий к терпимости и лояльности, а от них к поступательной утрате культурной традиции и идентичности коренного народа в угоду навязываемой культуре мигрантов? Европейская стратегия мультикультурализма, воспитав одно поколение, лояльное к поглощению национальной культуры пришлой культурой, стала подавлять культуру своих европейских этнических групп населения.

Такого же результата Минобрнауки собирается добиться и в России? Повторения европейского результата на российской почве: «толкнуть Россию в руки правых радикалов»? Но в каких целях и кому это выгодно?

Кому именно так мешает славянская православная культура государствообразующего русского народа нашей страны? И почему? Не для тотального ли передела влияния конфессий в самом большом православном государстве Российской Федерации с явно нарастающей дискриминацией славянского православия? Или кто-то уже видит в будущем Россию тем государством, в котором православные славяне должны стать толерантным «меньшинством»?

Сценарий, подобный европейскому, нельзя допустить ни в каких российских вузах, поскольку он несет опасные риски радикализации и экстремистской дестабилизации молодежи и всего общества. Европейский опыт доказал, что толерантный мультикультурализм всегда порождает межнациональную напряженность и ультрарадикальные национальные экстремистские течения, как правило, со стороны национальных меньшинств, особенно в студенческой молодежной среде.

Но если не аналогичный европейскому, то какой же именно результат запланирован чиновниками Минобрнауки и так методично преследуется ими в проекте «толерантный университет национальных культур» в стенах МГУДТ?

Если, вопреки мировому опыту современности и вопреки всему историческому опыту, со стороны Минобрнауки планируется достижение иного, не такого опасного, а более позитивного результата, то за счет какого волшебного средства или какого именно чудесного достижения педагогической образовательной мысли этот «позитив» будет достигаться? В чем суть этого «позитива»? И для какой национально-конфессиональной этнической группы студентов? Для молодежи всех конфессий России или только для российских православных славян из ликвидируемой ГАСК, у которой во второй раз намерены отнять ее здание, полученное с таким трудом?

Еще в ХIХ веке великие славянофилы И. В. Киреевский и А. С. Хомяков называли самой большой бедой России то, что она сплошь и рядом питается задами европейской культуры, что наглядно демонстрирует эксперимент под названием «толерантный университет национальных культур», который реализуется в технологическом МГУДТ под эгидой Минобрнауки России. «Беда, когда выкидываются все корни своего исторического дерева и превращают прошлое в чистую доску. Но не меньшая беда и тогда, когда жизнь начинают строить по умозрительной схеме, что неизбежно приведет к ее разрушению» (А. Хомяков).
Поэтому ликвидация ГАСК и слияние ее с легпромовским МГУДТ под крышей «толерантного университета национальных культур» — это двойная беда для государственного образования в славянской православной культуре, если следовать логике великого славянофила.

В российском образовательном сообществе отсутствует информация о готовности исламских, буддийских и иных учебных организаций добровольно присоединиться к текстильно-дизайнерскому вузу в качестве факультетов под вывеской «толерантного университета национальных культур». Добровольное участие в таком эксперименте выглядит особенно абсурдным под текстильно-дизайнерской крышей технологического вуза легкой промышленности МГУДТ, не имеющего никакого отношения к национально-конфессиональным культурам. При этом Государственная классическая академия им. Маймонида, в марте присоединенная к МГУДТ, до сих пор сохраняет свою юридическую самостоятельность в неопределенно долгом процессе «реорганизации и присоединения». Никто не увольняет ее ректора, не сливает кафедры, разрушая тем самым научно-образовательный комплекс, не отнимает у нее здания, как у славистической ГАСК.

Последователей ислама и буддистов загнать под «крышу» текстильно-обувного вуза пока даже и не пытались, видимо планируя это на завершающей стадии процесса.

И эта ликвидация единственной в мире государственной славистической Академии славянской православной культуры под видом реорганизации и слияния с непрофильным текстильно-обувным вузом является лишь очередным звеном в системной цепи, поскольку подобных явлений и фактов много!

Так, например, в Заявлении, принятом единогласно на заседании Ученого совета филологического факультета Московского государственного университета им. М. В. Ломоносова 22 ноября 2012 г., утверждается следующее: «Катастрофа произошла, и русская классическая литература более не выполняет роль культурного регулятора образовательного процесса. … В самое ближайшее время будут аннулированы достижения советской образовательной системы, а вместе с тем будут окончательно преданы забвению традиции русской дореволюционной школы.

Это национальная катастрофа, чреватая сломом механизмов исторической преемственности и прерыванием самой национальной культурной традиции».

То представление о русской культуре, которое сейчас преподается современной молодежи, не может рассматриваться как национально-конфессиональная культура русского православного народа, так как после 1917 г. она была оторвана от своей культурообразующей православной славянской базовой образовательной основы, которую сегодня уже ликвидирует Минобрнауки России.

Подобные многочисленные аналитические статьи в глобальной сети Интернета о фактическом сворачивании государственного образования не только в славянской православной культуре, не только в русской литературе, но и в национальных языках и культурах всей богатой палитры национально-конфессиональных культур народов России отражают социальное мнение очень многих социальных и национальных слоев российского общества. Например, А. А. Камалов, секретарь Союза журналистов России по национальным вопросам, председатель Союза журналистов Дагестана, редактор газеты «Истина» говорит: «Идет целенаправленное уничтожение национальных языков. … Нет государственной программы по сохранению языков — это уже гибель, это начало конца. … Такая обстановка и в Дагестане, и в других республиках» (интервью «Камалов: Верните народу образование и духовное богатство!»).

И странным образом в самом большом славянском государстве не существует государственного образовательного стандарта по славянской культуре.

Коллектив Академии был вынужден для образовательных целей создать собственный уникальный Музей славянских культур, поскольку в России не существует ни одного государственного музея славянской православной культуры, в то время как существуют музеи еврейской и исламской культур, дотируемые также из бюджета.

В Российской государственной библиотеке (РГБ) на фоне специализированного отдела «Еврейский музей и Центр толерантности» отсутствует отдел по славянской и отдел по православной культуре. Отсутствие государственных музеев славянской и православной культур является весьма характерным показателем внутренней государственной политики в отношении российских православных славян, которые в то же время еще пока остаются государствообразующим русским народом — самой большой российской группой восточноевропейских славян в славянской цивилизации. Музеи культуры — это напоминание о духовно-исторических корнях народа.

Этнос, который лишен возможности почитать память своих предков и не помнит своих исторических корней, своего прошлого, по опыту истории не имеет и будущего — он обречен на вырождение. Но кому это так необходимо, чтобы мы не имели будущего?

Действительно, российские православные славяне — русские люди — из года в год вымирают в России, как мы видим из демографических отчетов и сводок о молодежной наркомании, об алкоголизации мужчин, женщин и подростков и о трагической статистике абортов, которые до сих пор с советских времен рассматриваются на официальном уровне как вид контрацепции и уж никак не преступлением!

Поддерживая слова «Верните народу образование и духовное богатство» секретаря Союза журналистов России по национальным вопросам А. А. Камалова, мы хорошо понимаем, что от слов надо переходить к делу и быть настойчивыми в своей святой обязанности сохранить государственное образование в собственной исконной славянской православной культуре, в своем родном русском языке, как и во всей палитре национально-конфессиональных культур и национальных языков России.

И в этом направлении все народы и национальности России могут брать пример с устойчивого и хорошо оснащенного развития государственного образования в сфере культур иудаизма и ислама. И это образование в славянской православной культуре вовсе не должно быть ограничено стенами дизайнерского швейно-обувного текстильного вуза, питающегося вузами национально-конфессиональных культур. Как и не должен быть ограничен толерантной крышей «мультикультурной» терпимости, приводящей к эскалации напряженности в студенческой среде. Русский народ имеет право на собственный самостоятельный вуз православной славянской культуры.

При ликвидации ГАСК и переводе студентов в МГУДТ, в котором отсутствуют специальности по славянской культуре и славяноведению, указанные выше диспропорции возрастают во множество раз! Эта ликвидация самостоятельности ГАСК является не чем иным, как прямым нарушением законодательства и проявлением «дискриминации в сфере образования», «ограничения или устранения конкуренции в сфере образования» (статьи 3, 5, 28 Федерального закона от 29 декабря 2012 г. № 273-ФЗ «Об образовании в Российской Федерации»). Такое неравенство является явным ущемлением прав русского государствообразующего народа на государственное образование в собственной базовой национально-конфессиональной культуре славянского православного населения России.

Если мы будем ориентироваться на относительное количество существующих культурологов и религиоведов в культуре русского ислама, то соразмерный по обеспеченности уровень количества специалистов в области славянской культуры должен быть не менее, чем 28–30 тыс. славяноведов и специалистов по славянской православной культуре, необходимых для российских славян. А для достижения уровня, сопоставимого с обеспеченностью еврейского народа специалистами в своей еврейской культуре и культуре иудаизма, нам необходимо иметь не менее 200 тыс. славяноведов и культурологов в славянской православной культуре. Такое число подготовленных специалистов мы сможем достичь лишь через несколько десятков лет, выпуская в год больше славяноведов, чем выпустила ГАСК за все 23 года своей деятельности.

У нас, российских православных славян, остается надежда и глубокое убеждение в том, что государственное образование в сфере славянской православной культуры будет возрождено государственным руководством России и у русского православного народа останется собственный государственный славистический вуз «Государственная академия славянской культуры» с мировой известностью.

Заключение. Данный контраст в образовательно-культурном обеспечении национальной идентичности трех рассмотренных конфессиональных и национальных групп России наглядно демонстрирует огромную пропасть в государственном национально-конфессиональном образовании. Эта пропасть в государственном образовании между славянской православной культурой и растущими конфессиональными культурами иудаизма и ислама будет лишь углубляться в связи с реорганизацией ГАСК, ликвидация которой как самостоятельного вуза недопустима! Нам, русским людям, необходимо равняться на то число специалистов, которое необходимо для преодоления ценностного кризиса славянского народа и для прекращения его вырождения.

Развитие российского общества предопределяется прежде всего тем, что мы сохранили от предков, приумножили и передали потомкам, которые ответственно распоряжаются наследием так, чтобы сохраненным и приумноженным передать его новым поколениям. Исходя из этого, ликвидация ГАСК будет не просто управленческим просчетом, а ошибкой национального масштаба.

Ее еще можно исправить и сделать это необходимо срочно, начиная с отмены приказа Минобрнауки, что позволит вернуть России единственное национально-конфессиональное образовательное учреждение традиционного российского славянского общества — русского православного народа, лояльного к другим религиям и народам, уважающим традиции и культуру наших предков.

Приложение «А»

В России отсутствуют официальные статистические данные о количестве населения, принадлежащих к различным конфессиям, основанные на переписи населения. Все существующие данные о численности конфессий в настоящее время являются оценочными.
С учетом отсутствия этих данных для сравнительных оценок мы будем вынуждены придерживаться упрощенной формулы, что иудей — это последователь иудаизма и одновременно представитель еврейского народа. а православный — это в первую очередь российский славянин (русский, украинец, беларус). При этом мы естественно учитываем, что мусульманин — это последователь ислама.

Предположив сохранение к настоящему 2015 году относительного числа российских славян в 79,4% от общего населения России по данным переписи 2010 г., мы будем считать, что в 2015 году в российском государстве проживает примерно 116 млн российских славян (из них 1,35% украинцев и 0,0036% белорусов от общего числа населения России).

При этом для сравнительных целей мы ориентируемся на официальные данные всероссийского опроса, проведённого ВЦИОМ в марте 2010 года, по которым 75% россиян причисляют себя к православным.

За отсутствием официальных данных о конфессиях, основанных на переписи населения, и несмотря на ежегодный прирост числа всех конфессий, в том числе и православной, мы будем учитывать эту оценку 75% от общего числа 146, 3 млн россиян (по оценкам Росстата на начало 2015 г.), что составит примерно 110 млн православных в России.

Цели сравнительного анализа позволяют нам упрощенно отнести эти 110 млн православных к общему числу 116 млн российских славян в качестве верхней оценки (94,8% от числа всех российских славян и 75% от общего числа россиян).

А в качестве нижней оценки числа российских славян, осознающих себя православными допустимо принять 70 млн — это 60% от числа славян в России и 48% от общего числа россиян, что также коррелирует с некоторыми результатами социологических опросов ( Левада-Центр и др.).

Учитывая верхнюю оценку количества православных славян в России в 110 млн, мы также будем использовать верхние существующие оценки числа последователей иудаизма не в 158 тыс. евреев по переписи 2010 года, а в количестве 1 млн человек по оценке Главного раввина Берл Лазара. Мы также будем полагать, что мусульман в России не 15 млн по переписи 2010 г., а 23 млн по одной из оценок председателя Духовного управления мусульман Российской Федерации и Совета муфтиев России шейха Равиля Гайнутдина.

При дальнейшем сравнении в целях анализа мы также будем учитывать и самую минимальную оценку числа православных российских славян в 70 млн человек для пересчета конечных выводов.

Из представленных ниже простых расчетов видно, что затраты на государственное образование в сфере национально-конфессиональных культур должны быть обязательно пропорциональны количеству представителей каждой этнической конфессиональной группы.

Картина государственного образования в сфере культуры иудаизма следующая. Представители еврейского народа и последователи иудаизма России имеют возможность обучаться в следующих государственных вузах, кафедрах и учебных центрах: Государственная классическая академия им. Маймонида (далее — ГКА), кафедра иудаики Института стран Азии и Африки МГУ им. М. В. Ломоносова, Центр библеистики и иудаики Российского государственного гуманитарного университета, кафедра еврейской культуры при Институте философии и политологии Санкт-Петербургского государственного университета, Центр Израилеведения и Иудаики Уральского государственного университета, Центр истории и культуры еврейского народа (ЦИКЕН) Казанского федерального университета, Центр иврита и израильской культуры Пятигорского государственного лингвистического университета и других учебных государственных заведений.

При этом указанный перечень государственных образовательных ресурсов в области еврейской культуры, иудаики и культуры иудаизма постоянно расширяется. Увеличение ресурсов активно развивается и поддерживается Минобрнауки России на фоне еще более внушительного списка негосударственных образовательных учреждений в сфере культуры иудейского мира и еврейской цивилизации, который мы здесь не приводим. Система высшего образования в сфере иудаики и еврейской культуры включает в себя учебные заведения как религиозного, светского, так и смешанного (сочетающего оба этих компонента) типа образования.

К настоящему времени в Российской Федерации создана многоуровневая и эффективно функционирующая система образования и воспитания детей и молодежи с национальным еврейским этнокультурным компонентом, с которой можно брать пример для подражания в нашей славянской культуре.

Число дипломированных выпускников в государственном образовании в сфере культуры иудаизма значительно больше, чем 4000 специалистов, выпущенных одной единственной славянской ГАСК за 23 года.

Государственное образование в сфере культуры ислама находится в следующем состоянии. «По решению Министерства образования и науки РФ пять исламских вузов прикреплены, соответственно, к пяти государственным вузам.

Государственные вузы, участвующие в программе:

Московский государственный лингвистический университет (г. Москва); Кубанский государственный университет (г. Краснодар); Нижегородский государственный университет (г. Нижний Новгород); Смольный институт свободных искусств и наук Санкт-Петербургского государственного университета (г. Санкт-Петербург); Северо-Кавказский государственный технический университет.

Базовыми негосударственными исламскими вузами в проекте были определены следующие: Московский исламский университет (г. Москва); Российский исламский университет (г. Казань); Российский исламский университет при Центральном духовном управлении мусульман России (г. Уфа); Северо-Кавказский исламский университет имени Абу Ханифы (г. Нальчик); Северо-Кавказский исламский университетский центр (г. Махачкала). В проект также включен Татарский государственный гуманитарно-педагогический университет. (Понкин И. В. О содержании, направленности и последствиях реализации Плана мероприятий по обеспечению подготовки специалистов с углубленным знанием истории и культуры ислама в 2007–2010 годах. Аналитическая записка).

Седьмица http://www.sedmitza.ru/news/2622788.html, а также http://jesuschrist.ru/forum/870086 и другие источники указывают: государство выделит в 2011—2013 гг. почти миллиард рублей на подготовку исламоведов. В России будет продолжена подготовка специалистов по истории и культуре ислама. «На эти цели у нас деньги запланированы и в бюджете на этот год, и на 2012, и на 2013 годы. Предусмотрена довольно значительная сумма — почти миллиард рублей», — сказал Д. Медведев на встрече в Уфе с представителями мусульманского духовенства. Он заявил, что повышение качества подготовки специалистов по истории и культуре ислама, полноценная интеграция исламских духовных образовательных учреждений в образовательную систему Российской Федерации, «безусловно, важная задача».

Таким образом, на исламское образование ежегодно тратится около 300 млн руб. государственных бюджетных средств, в 2007 г. было потрачено около 400 млн руб.

Наглядным является пример планируемого бюджетного финансирования для «…создания и размещения в г. Москве и в Московской области негосударственного образовательного учреждения, реализующего светские образовательные программы, со статусом института или университета, а также духовного образовательного учреждения со статусом религиозной организации». При этом предписывалось «исходить из объема ежегодного выпуска в количестве 100 специалистов не менее чем по пяти специальностям — для негосударственного образовательного учреждения, 50 специалистов — для духовного образовательного учреждения при проживании всех обучающихся в общежитии на полном пансионе». (Протокол от 07.06.2002 г. совещания у заместителя председателя Комиссии по вопросам религиозных объединений при Правительстве РФ А. Е. Себенцова, в письме начальника Департамента по связям с Федеральным Собранием, общественными организациями и религиозными объединениями Аппарата Правительства РФ Ф. М. Мухаметшина № ПЗ-600 от 01.07.2002 г. заместителю Председателя Правительства РФ В. И. Матвиенко «О мерах по оказанию организационной, материальной и методической помощи мусульманским религиозным организациям в развитии системы религиозного образования»).

Еще пример. «В ближайшие 5–7 лет (3 полных образовательных цикла среднего профессионального и высшего образования) потребуется подготовить около 2000 таких специалистов со средним специальным и около 1300 — с высшим образованием, в том числе 800 имамов-хатыбов, 300 преподавателей исламских учебных заведений и 200 работников аппаратов духовных управлений, издательств и т. д.» (Информационный доклад «Об итогах работы Федерального агентства по образованию в 2007 году», подготовленный к расширенному заседанию коллегии Рособразования 27.02.2008).

Если за 5–7 лет планируется 3300 специалистов, то за 10–14 лет это составит примерно 6600 выпускников, специализирующихся на исламе и его культуре.

Однако такие оценки могут быть весьма приближенными, поскольку надо учитывать и затраты на методическую помощь государственных вузов, которые не обязательно выражаются в пропорциональном увеличении числа выпускаемых специалистов.

Это вполне может отражаться увеличением выпуска исламоведов и специалистов в культуре ислама непропорционально увеличению финансовых бюджетных затрат. Это неопределенное обстоятельство также необходимо учитывать в проводимом сравнительном анализе. Для выявления точной картины в национально-конфессиональном образовании культур ислама, иудаизма и славянского православия необходимы точные данные о том, сколько всего подготовлено специалистов по этим национально-конфессиональным культурам ежегодно на выделенные государственные бюджетные средства.

Подчеркнем, что все изложенные выше простые оценки, несмотря на их возможные неточности, тем не менее, основаны на общеизвестных данных, имеющихся в СМИ, и, безусловно, позволяют увидеть главные тенденции в государственном секторе национально-конфессионального образования в сфере славянской православной культуры на фоне государственного образования в иных национальных культурах других этнических конфессиональных групп, а именно в культурах ислама и иудаизма.

Правомерен вопрос, сколько всего выпущено специалистов по исламу и его культуре за 23 года и сколько бюджетных средств государство потратило на их подготовку. Такой же вопрос требуется прояснения и в отношении иудаизма и его культуры!

Для уменьшения возможных ошибок в сравнительных оценках мы будем полагать, что в государственном образовании выпускается не превышающее над славянами количество выпускаемых государством специалистов в иных конфессиях по национально-конфессиональной культуре, а равное количество специалистов для каждой этнической конфессиональной культуры иудаизма, ислама и для славянской православной культуры.

Например, примем за основу, что государством выпущено одинаковое число, а именно по 4000 специалистов в сфере православной славянской культуре, а также в сферах культуры ислама и культуры иудаизма. Но и в этом случае этнические представители иудейской культуры лучше (более чем в 100 раз) обеспечены в государственном национально-конфессиональном образовании, чем российские православные славяне. Действительно, число носителей культуры иудаизма как минимум в 100 раз меньше, чем российских православных славян. Поэтому при одинаковом объеме образовательных ресурсов (по показателю числа выпускаемых специалистов) с российскими православными славянами, относительная плотность количества выпускаемых специалистов в культуре иудаизма будет в 100 раз выше, чем у русских.

Мусульман в нашей стране меньше, чем российских славян примерно в 5 раз (23 млн человек по максимальной оценке), а бюджетным финансированием на образование в культуре ислама они обеспечены более, чем в 3 раза выше (имея так называемый «исламский образовательный консорциум», включающий 6 государственных вузов), на который выделяется ежегодно по 300 млн рублей, чем российские славяне в лице единственной ликвидируемой ГАСК (на которую выделялось в среднем 81 млн руб. в год за последние 3 года).

Давайте разделим ежегодные государственные затраты на подготовку специалистов в области соответствующих национально-конфессиональных культур, например, для российских славян и для мусульман, на соответствующее число каждого этноса в конфессиональной его части (110 млн и 23 млн). Видно, что государство тратило ежегодно за последние три года на каждого православного русского примерно 0,74 руб. (и не более 1,2 руб., если число православных принимать 70 млн), а на каждого мусульманина не мене 13 руб. для поддержания национальной идентичности и самосознания путем государственного образования.

Для оценки соотношения гособеспечения в образовании в сфере иудейской культуры рассмотрим два варианта объемов государственного финансирования.

1. Если государство тратит такие же ежегодные бюджетные суммы на национально-конфессиональное образование для представителей иудаизма и еврейского народа, как и на исламский образовательный консорциум в размере 300 млн руб., то на каждого представителя этой этноконфессиональной группы будет приходиться по 300 руб. в год, если полагать, что общее число евреев в России равно 1 млн (по мнению Главного раввина Берл Лазара). Если же число еврейского народа и последователей иудаизма не превышает 0, 158 млн, то на каждого представителя иудаизма и еврейского народа приходится примерно 1900 руб. ежегодных государственных средств на поддержание национального и конфессионального сознания и идентичности.

То есть при условии наличия 1 млн евреев и последователей иудаизма в России каждый представитель иудаизма и еврейского народа был бы обеспечен в 23 раза лучше, чем обеспечен каждый мусульманин (13 руб.) в образовании в культуре ислама, и в 405 — 250 раз лучше, чем обеспечен каждый российский славянин (0,74 — 1,2 руб.) в образовании в славянской православной культуре (в лице единственной ГАСК). Во втором случае соотношение 1900 рубль к 0,74 и 1,2 рубля дает превышение в 2533 и 1583 раз обеспечения над православными славянами.

2. Если предположить, что на еврейское образование в сфере культуры иудаизма государство тратило бы в год столько же, сколько и на славянское образование, реализуемое в стенах ГАСК (то есть ежегодные 81 млн руб. в среднем за последние 3 года), то в этом случае на одного представителя еврейского народа и последователей иудаизма приходилось бы 81 руб. (для 1 млн человек) и 513 руб. (для 0,158 млн евреев в России). В первом случае соотношение 81 рубль к 0,74 и 1,2 рубля дает превышение в 109 и 68 раз, а во втором случае превышение в 684 и в 427,5 раз финансового обеспечения над православными славянами.

Однако изложенные оценки и в первом, и во втором случаях в реальности могут быть существенно заниженными, если общие затраты государства на образование в сфере иудейской культуры в действительности выше, чем затраты на государственное образование в сфере исламской культуры.

Подобные сравнительные данные о затратах государства на образование в сфере национально-конфессиональных культур и на сохранение национально-конфессиональной идентичности и самосознания всех этнических конфессиональных групп России являются открытыми. Необходимо их периодически представлять и публиковать в СМИ в целях информирования российского общества о важнейших вложениях государства в наиболее значимые аспекты сохранения национальной идентичности каждой этнической конфессиональной группы населения России. Российские православные славяне обязаны сохранить собственную национальную и конфессиональную идентичность путем поступательного развития ГАСК. Необходимо согласовать с Минобрнауки России и государственным руководством выпуск специалистов в государственном образовании в сфере славянской православной культуры.

Это необходимо для того, чтобы в будущем для наших детей была сохранена славянская православная культура, национальное и конфессиональное самосознание, чтобы сохранилась наша славянская православная идентичность и весь наш русский православный народ вместе с многонациональной Россией.

Это необходимо для того, чтобы у нас, российских славян, прекратилось катастрофическое вымирание русского православного народа, которое продолжается до настоящего времени. Это необходимо для того, чтобы судьба русского народа повернула в то будущее, которое достойно и героической памяти наших предков, и светлой доброй жизни наших будущих потомков.

Комитет защиты русской славянской культуры


Источник


Запись опубликована в рубрике Важное, Публикации с метками , , , . Добавьте в закладки постоянную ссылку.