Иркутская власть против памяти о репрессированных

Во время Большого кровавого террора 1937 – 1938 годов у миллионов граждан СССР в результате преступного уголовного законодательства, преступного злоупотребления властью было нарушено основное право – НА ЖИЗНЬ


Не так давно в нашей стране были допущены жестокие, репрессивные и негуманные действия в отношении осужденных за «контрреволюционные» преступления.

Из выступления В. В. Путина 7 апреля 2010 г. …Преступлениям сталинских репрессий не может быть никаких оправданий и в нашей стране дана ясная политическая, правовая и нравственная оценка злодеяниям тоталитарного режима. И такая оценка не подлежит никаким ревизиям. Обязательно нужно хранить память о прошлом, какой бы горькой ни была эта правда. Нам не дано её изменить, но в наших силах сохранить, восстановить правду и историческую справедливость. Репрессии крушили людей, не разбирая национальностей, убеждений, религий. Их жертвами становились целые сословия у нас в стране: казачество и священники, простые крестьяне, профессора и офицеры, в том числе царской армии, пришедшие на службу советской России, учителя и рабочие. Логика была одна – посеять страх, пробудить в человеке самые низменные инстинкты, натравить людей друг на друга, заставить слепо и бездумно повиноваться! – сказал российский премьер.

Под селом Пивовариха Иркутского района упокоены в расстрельных рвах 11048 (цифра требует уточнения) невинно расстрелянных в Иркутске граждан 52 национальностей, осужденных по статье 58 УК РСФСР (контрреволюционные преступления).

В настоящей статье приведены сведения из архивных материалов органов ФСБ по Иркутской области, находящиеся в Книгах памяти жертв политических репрессий Восточной Сибири. Память и предупреждение будущему.

Люди разных национальностей и вероисповедания: русские – 6870 человек, из них больше 50 православных священников, украинцы – 896 чел., белорусы – 225 чел., буряты – 1406 чел., чуваши – 18 чел., татары – 148 чел., башкиры – 9 чел., поляки – 566 чел., немцы – 108 чел., китайцы – 324 чел., корейцы – 115 чел., эстонцы – 20 чел., латыши – 126 чел., литовцы – 31 чел., мадьяры – 7 чел., марийцы – 4 чел., грузины – 6 чел., молдаване – 6 чел., австрийцы – 20 чел., якуты – 4 чел., мордовцы – 23 чел., эвенки – 3 чел., румыны – 6 чел., финны – 11 чел., армяне – 9 чел., чехи – 34 чел., болгары – 6 чел., венгры – 11 чел., шведы – 2 чел., греки – 8 чел., японцы – 2 чел., тунгусы – 2 чел., словаки – 2 чел., ассирийцы – 3 чел., по одному – турок, хорват, черкес, ногаец, австралиец, удмурт, казах, кумык, бессараб, итальянец, югослав, цыган, швейцарец, славянин, серб, тюрок, осетин.

 

 

О многих расстрелянных имеются довольно подробные сведения. Профессор Дорогостайский Виталий Чеславович, родился в 1879 г. в г. Тулун Иркутской области, проживал в г. Иркутске, профессор зоологии Иркутского госуниверситета, б\п, поляк, арестован 26.08.37 г., постановлением НКВД СССР и Прокурора СССР от 05.09.38 г. по ст. 58 – 1 «а», 58 -2, 58-8, 58-9, 58 – 11 УК РСФСР, подвергнут расстрелу (исполнено 27.11.38 г. в г. Иркутске), реабилитирован определением военного трибунала ЗабВО от 08.10.57 г. (№ уголовного дела 5809).

На ученом совете, посвященном 100-летнему юбилею, заведующий кафедрой зоологии позвоночных ИГУ профессор Егоров А. Г. высказался о Виталии Чеславовиче: «Талантливый исследователь широкого диапазона, натуралист, зоолог, сравнительный анатом, зоогеограф, физикогеограф, этнограф, гидробиолог, альколог, териолог, байкаловед, организатор Байкальской биологической станции, зачинатель и на протяжении длительного времени руководитель комплексных стационарных и экспедиционных исследований Байкала, организатор первого в стране зверопитомника и зоомузея ИГУ и научно-исследовательского института, школы охотоведов». Так, один из последних ученых-энциклопедистов попал под молох сталинских репрессий. Он жил интересами своей страны, не мыслил себя без науки. Дорогостайский В. Ч. заслуживает самой доброй памяти о себе (А. Семенов, Книга памяти, том 2).

Профессор Бернгард Эдуардович Петри, 1884 г. рождения, уроженец Швейцарии, проживал в г. Иркутске, научный сотрудник Восточно – Сибирского облисполкома, б\п, швейцарец, арестован 28.05.38 г. НКВД СССР и Прокурором СССР 14.11.37 г. по ст. 58 – 1 »а» УК РСФСР, приговорен к расстрелу (исполнено 25.11.37 г. в г. Иркутске), реабилитирован Военным трибуналом ЗабВО 19.06.59 г. (уголовное дело №10136, том №7, Книга памяти).

И. И. Терновая в 2003 г. в Книге памяти жертв политических репрессий писала о Б.Э. Петри – крупнейшем сибирском ученом, этнографе и археологе, деятельность которого была тесно связана с Восточно-Сибирским отделом Русского Географического общества, членом которого он состоял. В заключение статьи Ирина Ивановна пишет, что предположительно местом захоронения Б.Э. Петри, как и многих тысяч других жертв массовых политических репрессий, считается район села Пивовариха, где в настоящее время создан мемориальный комплекс памяти жертв массовых политических репрессий. Кстати, И.И. Терновая более 25 лет руководит клубом «Встреча» при музее г. Иркутска, насчитывающем более 100 членов, среди которых в основном реабилитированные граждане г. Иркутска.

Своими воспоминаниями о Б.Э. Петри делится и Лидия Тамм, почетный гражданин г. Иркутска: «Это был необыкновенный человек, умный, праведник, подвижник, влюбленный в свое дело, посвятивший свою жизнь Северу и его народу. Эту любовь он прививал всем, кто с ним встречался. Нелепо оборвалась жизнь большого ученого. Его скосила острая коса репрессий 1937 года».

Народный художник России, почетный гражданин г. Иркутска Виталий Сергеевич Рогаль задумывал изобразить 108 портретиков расстрелянных «политических», но не успел, в 2000 г. умер. Под Пивоварихой расстрелян его отец – Сергей Миронович Рогаль – овощевод. Его картина «Пантеон жертв политических репрессий» хранится в доме-музее В. С. Рогаля на ул. Халтурина, в г. Иркутске.

Учитель В. С. Рогаля – Вологдин Александр Иванович – преподаватель Иркутского художественного училища, расстрелян 15.02.38 г.

Сведений о расстрелянных в лесу, о привезенных трупах из подвала НКВД (ул. Литвинова, г. Иркутск) наберется огромный документальный том. Создать его предстоит сотрудникам будущей областной структуры по Мемориальному научно-просветительскому центру «Пивовариха», которую обязано создать Правительство Иркутской области.

Распоряжением Правительства РФ в августе 2015 г. утверждена Концепция по увековечиванию памяти жертв политических репрессий. Общественность ждёт от Правительства Иркутской области решительных действий по обустройству Мемориального кладбища – объекта культурного наследия регионального значения. В настоящее время на принятом 30 декабря 2015 г. генеральном плане Ушаковского муниципального образования, на территории которого находится Кровавая Голгофа растет лес. Ни кладбища, ни Зоны скорби, ни памятника истории… Интересен и тот факт, что в государственном реестре объектов культурного наследия народов РФ такой объект не значится.

При Министерстве культуры и архивов Иркутской области существует отдельная структура – Служба по охране объектов культурного наследия Иркутской области, которая обязана выполнять свои полномочия и в Пивоварихе, но поскольку территории памятника истории нет в собственности Иркутской области, значит, нет и генерального плана обустройства этого уникального места, то нет и никакой его охраны…

 

 

Весь 2015 г. общественность г. Иркутска буквально «билась» за Вечный покой расстрелянных. Иркутское областное отделение Российской ассоциации жертв политических репрессий (ИОО РАЖПР) организовало сбор подписей под обращением к Президенту РФ В.В. Путину с просьбой остановить кощунственный замысел иркутских властей по резервированию бывшей спецзоны НКВД под транспортно-пересадочную зону аэропорта «Иркутск». Обращения с 2517 подписями неравнодушных жителей г. Иркутска стали приложением к запросу депутата Госдумы С. Г. Левченко (ныне губернатор) на имя главы государства. Много вышло публикаций, прошли митинги в защиту мемориального кладбища. Гражданское движение показало свою силу. Казалось, безумие было прекращено…

То, что сейчас имеется на мемориальном кладбище, это два памятных знака из гранита, установленные властью области (1990 г.),  полусгнивший, посеревший от времени православный крест, установленный управлением ГВФ (1990) г., просевшие 4 расстрельных рва, за которыми ухаживают общественники, Стена памяти (1992 г.), не подлежащая обсуждению, деревья, завешанные фотоовалами, портретами. Для некоторых памятных знаков – почва перед стеной скорби… Стена памяти, единственное достойное сооружение, установленное Бурятской ассоциацией жертв политических репрессий в 2013 г., минора, установленная в 2009 г. евреями в память о мучениках, множество памятников, которые устанавливают родственники жертв возле рва, на рве №3, в котором захоронены в 9 гробах останки советских граждан… ИОО РАЖПР передало во все религиозные организации Иркутской области списки расстрелянных граждан различных вероисповеданий для поминания их в молитвах… В обращениях к национально-культурным центрам Иркутской области мы писали, что просим принять участие в выполнении мероприятий, предусмотренных Концепцией государственной политики по увековечиванию памяти жертв политических репрессий. Первыми откликнулись литовцы. 30 августа 2015 г. был освящен католический крест, изготовленный в Иркутске, скульптором из Литвы.

В настоящее время возле него совершаются католические мессы за упокой невинно убиенных граждан. Поскольку чин почитания мощей имеет огромное значение у христиан, то следующий памятный знак установили поляки, которые организованы в Польскую культурную автономию «Огниво».

Памятный знак – гранитный обелиск – изготовлен в Иркутске. Установка памятного знака невинным советским гражданам польского происхождения и его освящение состоялось 19 сентября 2015 г. с участием представителей других национальностей, общественности, гостей из России и Зарубежья.

Польская автономия подала перед установкой памятного знака обращения в администрацию Ушаковского МО и в Службу по охране объектов культурного наследия Иркутской области для получения согласования. Устное разрешение было получено от В.В. Литвиненко (бывший начальник Службы), при этом присутствовали и члены правления нашей организации.

Однако 29 января 2016 г. Служба по охране объектов культурного наследия Иркутской области оформила Акт о нарушении закона «Об объектах культурного наследия народов РФ», оформила предписание о демонтаже памятного знака.

Считаю, что выполняется чей-то заказ и на святом погосте замешана политика, а вовсе не нарушение законов… Ведь исключение территории кладбища из хозяйственной зоны расстроило планы иркутских властей, возбудило активность граждан.

Ежегодно в Дни памяти жертв политических репрессий в октябре-ноябре месяцах скорбное место в Пивоварихе превращается в место демонстрации общественных настроений. Удивляет, что разделить горе детей «врагов народа», поучаствовать в траурных мероприятиях представители областной власти не являются, то ли не царское это дело, то ли иссякла доброта. Работа «круглого стола» 28 января 2016 г. в Общественной палате области наглядно показала, что заседания продолжаются по теме увековечивания жертв политических репрессий уже более 25 лет. И вопросы обсуждаются в основном одни и те же, а в это заседание еще и подняли вопрос по демонтажу памятников – покушение на память… Надеюсь на то, что Общественная палата области убедит правительство в необходимости серьезно заняться Мемориальным кладбищем.

Первое заседание в облисполкоме проведено было в день возбуждения уголовного дела по факту обнаружения захоронения в Пивоварихе 2 октября 1989 г. Планы по обустройству были оптимистические. Позже захоронению был придан статус кладбища (место обнаруженных рвов), прилегающей территории определено название – Зона скорби. 198,2 га лесов было изъято из государственного лесного фонда. В 1993 г. были проведены землеустроительные работы, но на карту Иркутской области так и не помещена зона специального назначения под территорию объекта культурного наследия «Место захоронения жертв массовых политических репрессий 1937-1940 годов». Статус памятника истории закреплен Постановлением Губернатора Б. Говорина ещё в 1997 г.

Постановления советских органов, губернатора остались на бумаге. Зато на месте Спецзоны НКВД свободно торгуют землей, выпиливается наголо лес, строятся коттеджи, бурятся скважины под воду, устанавливаются подстанции, ни одному из владельцев усадеб Служба по охране объектов культурного наследия Иркутской области не оформила хотя бы ограничения… Иными словами, земля с кровью и костями «распиливается». Хочется верить, что вот-вот и в Иркутской области настанут лучшие времена и все, кто безвинно погиб по вине государства, будут достойно увековечены, каждый поименно на гранитных стенах скорби.

Ждем откликов читателей. У нас, как и прежде, надежда на деловое сотрудничество с гражданскими институтами.

Н.Н. Вечер, руководитель ИОО РАЖПР


 

Запись опубликована в рубрике Важное, Публикации с метками , , . Добавьте в закладки постоянную ссылку.