Убийственное лето: за грехи террористов винят христиан

Последние несколько недель охарактеризовались беспрецедентным количеством террористических атак во всем мире – жутких убийств, исполнители которых прятались за псевдорелигиозными лозунгами

 

Вскоре после крупнейшего террористического расстрела в американской истории, когда в городе Орландо (штат Флорида) от выстрелов сторонника так называемого «исламского государства» (запрещенного в России ИГИЛ) погибли 49 человек, последовали взрывы в Стамбуле (45 убитых), потом в Ираке (уже не менее 200 подтвержденных смертей, хотя поиски спасшихся еще идут). А в промежутке имела место террористическая атака в населенной мусульманами бывшей индийской Бенгалии (Бангладеш), во время которой погибли 20 мирных заложников и двое бангладешских силовиков.

 

Под прицелом – благополучные

Два момента придают всем этим безобразным убийствам религиозно-цивилизационный характер. Во-первых, террористы, кажется, нашли метод, как пробиться на западное телевидение: во всех перечисленных выше случаях их целями становились прежде всего граждане западных стран. Во-вторых, ответственность за все эти атаки взяло на себя так называемое исламское государство (ИГИЛ) – первое в мире квази-государственное образование исламистских экстремистов со своими границами и «правительством». На идущий со всех сторон штурм своей территории ИГИЛ ответило терактами в тылу своих врагов, а к таковым врагам помимо России ИГИЛ относит западный мир и несогласных с экстремистами настоящих мусульман.

Что касается выбора «западников» в качестве мишеней, то тут все просто и цинично – убийства представителей небогатых «периферийных» наций давно уже не впечатляют телекомпании с глобальным охватом, ориентированные на интересующую рекламодателей и политтехнологов западную аудиторию. (К числу «периферийных» стран в этой классификации относится и Россия.) А террористам сегодня нужна телекартинка их деяний – причем телекартинка глобальная, такая, чтобы ее увидели миллиарды телезрителей. Поэтому планировщики терактов нынешнего «убийственного лета» даже в азиатских странах выбирали места скопления богатых иностранцев с Запада: аэропорт в Стамбуле (убиты 13 иностранных туристов), ресторан в дипломатическом квартале Дакки… Среди погибших – граждане США, Японии, Италии, ФРГ, Франции. Одним словом, бьют по «золотому миллиарду».

 

Старо, как мир?

В принципе в этой ситуации не было бы ничего нового, если бы не совершенно неадекватная реакция на нее со стороны властей «золотого миллиарда» (то есть прежде всего США и Евросоюза), а также со стороны подконтрольных этим властям (через огромные медиа-корпорации) западных СМИ.

В самом деле, что удивительного, что нового в нападении на представителей «золотого миллиарда»? Большая власть и большие деньги – источники не только преходящих удовольствий, но и часто непреходящей опасности. «Сладок сон трудящегося, мало ли, много ли он съест, но пресыщение богатого не дает ему уснуть», – говорит еще ветхозаветная книга Екклесиаста. В показной, нарочитой жестокости убийств тоже нет особой «инновации»: бандиты (будь они у власти или в оппозиции) во все века старались подавить волю добрых людей к сопротивлению именно «картинками» жутких мучений своих жертв, а также «рассыпным», нелогичным характером убийств. Когда под топор или под пулю палача попадали порой и вовсе посторонние, как во времена сталинских репрессий 1930-х годов, пугались даже и мужественные люди: лучше, мол, отойти подальше в сторонку от «общественной жизни». Не высовывайся, «дон кишот белогорский», а то ведь и более осторожные кончают очень плохо.

Так что бандиты не изменились: жестокость напоказ, страсть к саморекламе через запугивание, охота на богатых – в этом нынешние изуверы не сильно отличаются от изуверов всех времен и народов. А вот реакция на это изуверство со стороны «цивилизованного мира» изменилась.

 

Пакт со злом

В те времена, когда Европа и США были неоспоримой частью христианского мира, даже самые отчаянные бандиты знали: против них – большинство, против них – цивилизация. Они, бандиты, – грешники, переступившие через закон, а потому они находятся в «зоне риска», против них – великая круговая порука людей доброй воли (выражение, родившееся совсем недавно, в двадцатом веке). А что происходит теперь, в «постхристианскую» эпоху? Все совсем по-другому – грех взят под защиту, западная цивилизация готова с ним «пактировать». И вот в этом – исключительность нынешнего убийственного лета.

Это пактирование Запада со злом происходит по двум направлениям. Во внешней политике оно проявляется в создании мифа о неких «умеренных» исламистах, которые, мол, стремятся к демократии и с которыми потому возможны альянсы. Во внутренней – в попытках увести дискуссию вокруг терактов в выгодное для «либеральных» западных властей русло борьбы с «гомофобией». Разберем эти два явления подробнее.

Сначала, коротко – о пактировании Запада с исламистами во внешней политике. Ужасные последствия, к которым приводили альянсы западного мира с исламистами в Косово, Ливии, Сирии, очевидны. В Сирии – особенно очевидны: в первые два года начавшейся в 2011 гражданской войны западные СМИ утверждали, что никаких исламистов и террористов среди противников президента Асада нет, а потому врагам сирийского президента можно спокойно оказывать любую помощь. И лишь в самом конце 2013-го «ниоткуда» возникло вооруженное в основном западным оружием ИГИЛ, опасность которого после теракта в стамбульском аэропорту осознал даже турецкий президент Реджеп Эрдоган, дольше всех лидеров стран НАТО утверждавший, что с Асадом воюют «секулярные демократы», а никакие не исламисты. Так называемое «исламское государство» буквально взяло Турцию за горло – отсюда внезапное, но разумное извинение Эрдогана перед Россией за сбитый в 2015 году военный самолет.

А теперь – о менее очевидном пакте западных правительств со злом во внутренней политике. Здесь применяется другой прием: не отбеливание зла, как в Сирии, а попытка объявить невинных людей источником зла.

 

В Орландо винят христиан

Власти и СМИ Соединенных Штатов после расстрела 49 человек в Орландо в июне постарались направить общественный гнев (или хотя бы часть его) на пресловутых «гомофобов», а под таковыми в американской либеральной прессе подразумеваются прежде всего защитники христианской семьи и других традиционных ценностей. Причина педалирования «гомосексуального» сюжета – то обстоятельство, что террорист Омар Матин выбрал в качестве места расстрела гей-клуб. Тот факт, что перед этим исламисты во время терактов в США убивали всех попавшихся под руку граждан, не отдавая гомосексуалистам никакого предпочтения, и «Нью-Йорк таймс», и другие системообразующие американские СМИ проигнорировали. Иначе пришлось бы отвечать на неприятные для президента Обамы вопросы: зачем США дестабилизировали светские режимы в Сирии и Ливии, вызвав поток беженцев на Запад; почему в качестве «экзистенциальной угрозы» США американские генералы называют Россию чуть ли не чаще, чем террористов; почему столько лет США были на грани войны с борющимся с суннитскими террористами Ираном, т.е. с потенциальным союзником и т.д. Куда комфортнее Обама и редакции американских либеральных, агрессивно секулярных газет чувствуют себя на территории «защиты гей-сообщества», а также борьбы с проклинаемым либералами «оружейным лобби». Сразу после убийства в Орландо Обама заговорил прежде всего о гомофобии, и вот как «Нью-Йорк таймс» подхватила эту тему в своей редакционной статье:

«Очевидно, что мистер Матин при совершении преступления был движим ненавистью к геям и лесбиянкам. А преступления на почве ненависти не происходят в вакууме. Они случаются в атмосфере, когда позволяется проявлять неприязнь к «непохожим», когда меньшинства представляются в виде угрозы нравственности, а живых людей приносят в жертву политическим рейтингам. Трагическим образом, именно такова атмосфера американской политики, двигателем которой являются лидеры республиканской партии, рассматривающие предубеждение как эксплуатируемый ресурс, а не как нечто, подлежащее уничтожению… Декларации консервативных христиан об их солидарности с жертвами в Орландо, если эти самые христиане не поменяют свои взгляды на гомосексуальность, – эти декларации не имеют никакой ценности». Вот так переложила «Нью-Йорк таймс» ответственность за совершенный в некогда христианской стране теракт – на самих христиан. http://www.nytimes.com/2016/06/15/opinion/the-corrosive-politics-that-threaten-lgbt-americans.html?_r=0

 

Предубеждения – истинные и ложные

Предубеждений у американской публики предостаточно: взять хотя бы очевидное предубеждение против России, распространившееся в последнее время даже на российских спортсменов и музыкантов (недавно звучали призывы к бойкоту руководящего Мариинским театром Валерия Гергиева – не за какие-то заявления, а за отсутствие с его стороны протеста против мизулинского «запрета на гей-пропаганду среди детей»). Но почему-то Обама и американская либеральная пресса под «предубеждениями» понимают только буквальное следование Библии, а именно словам из первого послания апостола Павла коринфянам: «Или не знаете, что неправедные Царства Божия не наследуют? Не обманывайтесь: ни блудники, ни идолослужители, ни прелюбодеи, ни малакии, ни мужеложники – Царства Божия не наследуют».

Как видим, апостол Павел в этих строках не призывает убивать гомосексуалистов или причинять им какой-то вред: он просто констатирует тот печальный факт, что люди, пошедшие против природы, не могут наследовать Царства Божия. То есть не могут до своего САМОисправления совпасть с великим общим вектором вселенной, заданным нам Господом нашим Иисусом Христом. Где тут призыв к насилию, где здесь «атмосфера ненависти»? Апостол Павел завещал нам ненавидеть грех, но любить грешника. А нынешний «мейнстрим» американской прессы требует от людей любви именно к греху – и в этом-то и состоит подмена понятий, идейное шулерство со стороны «Нью-Йорк таймс».

 

Ответ консерваторов

Это почувствовал редактор журнала American Conservative Род Дрехер. В своем возражении на редакционную статью «Нью-Йорк таймс» он написал: «Эта газета выводит дискуссию вокруг Орландо на уровень религиозного конфликта, поскольку ни одна из сторон не может мирно разойтись с другой, не отрекшись от священных для нее принципов. Я признаю, что раньше многие христиане жестоко обращались с гомосексуалистами и это печально, поскольку мы все, даже самые сломленные из нас, были созданы по образу и подобию Божию… Но при этом Библия четко указывает нам на место семьи и отношений между полами в космическом порядке вселенной. И мы, христиане ортодоксальной (чистой) веры, не можем отказаться от этого места без того, чтобы согрешить и против правды, и против нашей совести… Между тем активисты ЛГБТ требуют от нас именно этого, потихоньку превращаясь в «полицию мысли», демонизирующую любое несогласие со своими гомосексуальными верованиями».

Все вышесказанное вовсе не означает, что стоит брать под защиту весь идеологический багаж американских консерваторов, особенно из республиканской партии США в ее нынешнем состоянии. Культ прежде всего денежного «успеха», безумная теория революционного распространения «демократии» по всему миру, дичайшие антироссийские фобии – все это вполне проявляется не только у либерала Обамы, но и у его вроде как противников из республиканского лагеря. Но видеть идущие в США идеологические битвы российской общественности можно и нужно. Интернет, знание языков позволяют не только наблюдать их, но и участвовать, по крайней мере высказывая свою позицию. Пассивность – не ответ на вызовы современности. Ужасный результат нашего долгого равнодушия к происходившим на Украине идеологическим баталиям – это хороший урок на будущее.

Дмитрий Бабич

 

Источник – Религия и СМИ

 

Запись опубликована в рубрике Важное, Публикации с метками , , . Добавьте в закладки постоянную ссылку.