Мы с тобой в Париже

Раз Олланд вдруг отказался вместе с Путиным открывать культурно-духовный центр, то и президенту России вроде как незачем тащиться на берега Сены, чтобы поговорить с «коллегой» о том, о чем уже многократно говорено: о Сирии и Украине

А в общем, Ваня, мы с тобой в Париже нужны – как в русской бане лыжи!

В.С. Высоцкий


Путин отказался лететь в Париж, где должен был не только пообщаться с Франсуа Олландом, но и открыть новый Русский культурно-духовный центр.

Внушительный архитектурный комплекс – со школой, выставочным и концертным залами, культурным центром, ну и, разумеется, кафедральным собором – смотрится впечатляюще.

Миллионы туристов каждый год проплывающих на катерах мимо Эйфелевой башни, будут теперь видеть рядом с ней православный золотоглавый русский собор, сверкающий над Парижем пятью куполами.

Но раз Олланд вдруг отказался вместе с Путиным открывать культурно-духовный центр, то и президенту России вроде как незачем тащиться на берега Сены, чтобы поговорить с «коллегой» о том, о чем уже многократно говорено: о Сирии и Украине.

Те, кто вздумал погоревать об отмене визита президента России, словно забыли как сильно французы не хотели появления Русского Центра в двух шагах от Эйфелевой башни.

Все попытки давить на них в год разгрома русскими обожаемого Бонапарта и прихода этих ужасных мужиков в Париж (в конце 2011 года Путин заявил, что работы начнутся не позднее января 2012 года!) лишь усиливали сопротивление.

Правда, в каждом районе Парижа или уже есть, или строится громадная мечеть. Но мусульмане Парижа не завоевывали, а русские нанесли тяжелейший удар по национальной мании величия. Да ещё и украсили Аничков мост в Питере конями Клодта, у одного из которых между задних ног – лик Наполеона в треуголке.

Ну, кого интересует, что Управление делами Президента РФ абсолютно законно купило на аукционе участок земли в Париже рядом с этнографическим музеем Жана Нувеля.

И провело конкурс архитектурных проектов?!

Ну и что с того, что ещё Саркози пообещал Путину «русский уголок» в Париже рядом с мостом Александра III?!

Социалист Франсуа Олланд воспитан на заветах Франсуа Миттерана, когда-то реанимировавшего почти исчезнувшую Соцпартию и любившего повторять: «Предвыборные обещания обязательны лишь для того, кто согласен в них верить!»

Как утверждал журнал «Пуэн», Олланд предупредил свои спецслужбы: он не хочет видеть православную церковь у подножия Эйфелевой башни, а как ребята реализуют пожелание босса – уже их забота.

Елисейский дворец попросил префектуру Парижа внимательно изучить планы строительства для того, чтобы найти там изъяны. Но серьезных изъянов, увы, не нашлось.

Тогда в администрации французского президента стали связывать проблему строительства с близостью дворца Альма, в котором высокие функционеры правительственного аппарата снимают государственные квартиры. Для изучения рисков «прослушки» была привлечена французская внутренняя разведка.

Паранойя зашла так далеко, что даже поломка электричества во французском лицее в Москве была расценена как предупреждение со стороны Кремля.

Напуганный этим валом эмоций руководитель управления Московской Патриархии по зарубежным учреждениям архиепископ Егорьевский Марк заявил «Интерфаксу», что присланный на согласование в Москву доработанный вариант проекта, победившего в конкурсе, опять не вызвал восторга у представителей государства и РПЦ.

Забавнее всего из прочитанного на тему «русского храма в Париже» – опус Григория Ревзина на сайте «Русская жизнь»:

«…Да нужен ли Парижу уголок святой Руси, пятиглавый храм на стриженой русской полянке с озерцом, и все это вместе покрыто стеклянной крышей на манер платка, который должен символизировать Покров Богоматери?! А Богоматерь кто-нибудь спросил, выбирая ей заради контекста покров модный, молодежный, в мелкую диагональную клеточку, как бы в виде легкой, газовой «арафатки»?!

…Вид этого сооружения изнутри, с храмом с обрубленными «арафаткой» главами, должен был относиться к числу наиболее чудных мест Парижа. Вид снаружи вызывает ассоциации с софринскими павильонами по торговле цветами и сувенирной продукцией…

Какой архитектурой можно выразить сегодняшнее православие?

«Всем миром» – это значит надо и с государством, и с патриархом, и с этими бранчливыми чувствами верующих, и с задиристым отцом Чаплиным, и с Никитой-бесогоном, и с казаками, и с их ересью. Где христианство стало основой национализма, с их комплексом неполноценности, что все их обижают, и с их чванством, и с их раболепием. Построить храм – это значит все это обратить к Богу. Но как?!

…У русской жизни есть своя специфика, и по истечении времени балаганного уровня шоу-бизнес как-то обратно считается святостью. Глядишь, и в Париже все образуется».

Автор «Русской жизни», пожалуй, прав.

Сколько-нибудь массовые протесты против русского небоскреба рядом с Эйфелевой башней вряд ли возможны.

Только если муллы прикажут!

А русский эмигрант, писатель Анатолий Гладилин пылко грустит по Парижу 1976 года, где в момент его появления было всего два арабских квартала и полиция с автоматами не маячила на каждом шагу.

- Франция превратилась в профсоюзный дом отдыха для воров, бандитов и хулиганов, – заявляет Гладилин. – Людей, по вине которых Европа наводнена иммигрантами, когда-нибудь будут судить так же, как судили фашистов на Нюрнбергском процессе. Судить за уничтожение собственного народа.

Африканцы со страшной силой метелят бедных французов.

Те, кто стоит у руля власти, не живут в дешевых муниципальных домах, не страдают от того, что поджигают их машины, избивают их детей. Жертвами стали бедные французы, которые работали всю жизнь, скопили деньги и купили маленькую квартиру в тихом квартале. И вдруг этот квартал превращается в Гарлем… На этом фоне даже Россия, тоже заселяемая пришельцами, представляется в Европе единственной огромной «белой» страной. И настанет такое время, когда французы бросятся в Россию спасаться. Россия еще станет землей обетованной, Ноевым ковчегом для европейцев».

Аналитическая служба СРН

 

Запись опубликована в рубрике Важное, Публикации с метками , , . Добавьте в закладки постоянную ссылку.