За слепыми поводырями

Окончание 2016 года в России наполнилось многими событиями, в числе которых национальный вопрос стал на одну ступень наряду с сирийской войной, украинским кризисом, санкциями, системными экономическими неурядицами отечественного разлива, катастрофами и прочая


Всю тупиковость отечественной национальной политики показало заседание Совета по межнациональным отношениям при Президенте РФ, состоявшееся в Астрахани.

Выступление на нём академика РАН В.Тишкова — последовательного реализатора в России западных рецептов национальных «плавильных котлов» и «крупнонарезанных салатов», которые через колено закона должны материализоваться в этнический унисекс – «российскую нацию», отличалось фискальством и чрезвычайной меркантильностью.

Любое проявление инакомыслия по отношению к собственным взглядам академик припечатал фразой «…всякие этногенетические мифы, «самопальное» расоведение и некоторые другие эзотерические версии присутствуют и заполоняют наши книжные киоски, медийное пространство, и отсюда плодится нетерпимость, на этом зиждется индоктринация в пользу экстремистского насилия, межрелигиозной и межэтнической розни…». И предложил «…создать комплексный научный совет по этноконфессиональным отношениям при президиуме Российской академии наук (кстати, когда‑то, в советское время этот совет существовал), чтобы он объединил ведущих учёных, практиков в этой области, представителей академий и вузов, региональных и республиканских научных центров…». Но ведь для такого совета вольные авторы таких книг и брошюр недоступны.

Перевод на правозащитный язык не составляет труда. Совет нужен для внутреннего «научно – академического» подавления инакомыслия. В ходе реализации научно-политической цензуры в 42-м академик-биолог Николай Вавилов умер в тюрьме от голода, а его родного брата — физика, академика Сергея Вавилова назначили президентом этой самой академии.

А на второе академик-либерал Тишков предложил следущее: «…В современной науке и высшем образовании дисциплина антропология и этнология довольно мощно присутствует во всех крупных странах, особенно со сложным составом населения – от США и Канады до Китая и Индии, и представители этой профессии представлены в штатах государственных служб, крупных корпораций, зарубежных посольств. Есть даже вообще требования, чтобы антропологи или этнологи были в штате, скажем, посольств или крупных ресурсодобывающих корпораций»!

Т.е. своих «соколов» Валерий Александрович мечтает пристроить при медийных «дочках» олигархических корпораций России, да ещё с функциями присмотра за русской оппозицией, требующей возвратить народу право распоряжения этими самыми природными ресурсами.

Волна поймана. Система этнологического мониторинга, созданная господином Тишковым в начале 90-х на основе крупных западных грантов, которые академик получал десятками с соответствующими отчётами хозяевам при Ельцине, полностью пересаживается на государственно-олигархический кошт при нынешнем руководстве.

Секрет такой живучести вовсе не в тонком научном понимании межэтнических отечественных реалий. Реальные процессы имеют противоположный вектор. Эта живучесть лежит в многолетнем последовательном псевдонаучном обосновании лишения русского народа своей этнической идентичности. Нет в правовом пространстве России русского народа с его конституционно закрепленными правами на природные ресурсы страны – олигархи могут спать спокойно, как и власть, их обслуживающая.

Ещё не будучи академиком, В.Тишков в 2000-м писал: «…Дебаты о «русскости» (вымирание, уникальность, величие) способствуют эмоциональной и политической солидарности некоторой части населения, которое считает себя русскими, но радикально раскалывает страну по основному этнокультурному разделу».

Полное отсутствие не только конституционного, но и любого правового статуса русского народа в России и как следствие любых федеральных государственных программ по его поддержке позволяет закладывать неутешительные для русских прогнозы в документы.

Стратегия социально-экономического развития Северного Кавказа до 2025 года», содержит следующий пассаж:

«…при всём разнообразии возможных сценариев развития этнодемографической и миграционной ситуации русские останутся в Кабардино-Балкарской, Карачаево-Черкесской Республиках, а также в Республике Северная Осетия-Алания весомой этнокультурной компонентой вплоть до 2025–2030 годов…».

Т.е. речь о русских как о реальном модернизационном и управленческом ресурсе в национальных республиках уже не идёт. Кавказская «Стратегия» России фактически не предполагает в перспективе наличия русского населения на территориях Ингушской и Чеченской республик, а также в Республике Дагестан даже в качестве «этнокультурной компоненты». Государственные мужи не ведают, что творят.

Процесс дерусификации республик региона происходит с разной интенсивностью, но обусловлен рядом таких общих факторов, как:

* формирование этнократических режимов, при которых этническая принадлежность к титульной национальности становится важнейшим условием карьерного роста, этноклановые преференции при назначении на руководящие посты;

* скрытый национализм элит, поддерживающих научные направления, формирующие исторический образ русского человека, как «колонизатора»;

* карьерная бесперспективность русского населения в связи с исчезновением основной сферы приложения его труда — высокотехнологического производства;

* сокращение профессиональных ниш предпринимательской активности для русского населения в связи с активной этноклановой конкуренцией;

* кризисные явления в экономике и увеличение количества безработного населения с низкими доходами на фоне усиливающейся тенденции к росту неформального сектора, в котором нет места русскому населению;

* отсутствие этноклановой защиты при криминальных проявлениях по отношению к русским;

* интенсивное переселение титульного населения в традиционно «русские районы» республик (Кизлярском и Тарумовском районах Дагестана, Моздокском районе Северной Осетии, Прохладненском районе Кабардино-Балкарии, Гиагинском и Майкопском районах Адыгеи, Зеленчукском и Урупском районах Карачаево-Черкессии, Курском, Нефтекумкском, Левокумском районах Ставропольского края;

* этнизация образования и как следствие сокращение занятости русских в сфере образования;

* недоступность для русской молодёжи качественного высшего и профессионального образования, соответствующего её карьерным устремлениям. Существование неофициальной оплаты обучения в высших и средне-специальных учебных заведениях, которая является своеобразным фильтром, «отсеивающим» молодёжь русского (славянского) населения;

* постепенное расширение ареала нестабильности в регионе, вовлечение в него территорий, ранее считавшихся стабильными в этнополитическом отношении (Кабардино-Балкарская и Карачаево-Черкесская республики, Ставропольский край);

* депрессивное социальное самочувствие и фрустрация русских, при которой сокращение численности русских в республиках происходит не только за счёт миграции, но и из-за высокой естественной убыли русских.

Окончательный уход русских из республик Северного Кавказа разведёт в отдельные этнотерриториальные анклавы кабардинцев и балкарцев, черкесов и карачаевцев, кумыков и аварцев при активном участии сторонников этнократических режимов. И этот процесс не будет мирным.

17 октября 2012 г. Совет по межнациональным отношениям при Президенте России представил проект «Стратегии национальной политики России до 2025 года». Над проектом работали четыре экс-министра по делам национальностей, отвечавшие за национальную политику в 1990–2000 гг. — В. Тишков, В. Михайлов, В. Зорин и Р. Абдулатипов, а также представители Администрации президента и правительства. В ходе обсуждения «Стратегии…», организованного президиумом Всемирного русского народного собора, автор данной статьи подверг критике термин «системообразующий русский народ», используемый в документе. Автор, как и другие русские государственники, настаивал на термине «государствообразующий русский народ», а предложенную «Стратегию…» назвал «стратегией замещающей миграции», неприемлемой в таком виде для российской государственности.

Никаких идей поддержки русского населения русские эксперты в «Стратегии…» не обнаружили.

Использование в новой «Стратегии…» термина «национальный» как «государственный» и одновременно как «этнический», превратило государственный документ в понятийную головоломку. Нельзя же трактовать понятие «межнациональные отношения» одновременно как отношения «межгосударственные».

Несмотря на все усилия национально-патриотических сил, 19 декабря 2012 года «Стратегия…» была утверждена Указом Президента РФ под символическим номером 1666, и начавшаяся разработка альтернативного документа была свёрнута.

И вот новый, а вернее старый удар. Закон о т.н. российской нации на совете в Астрахани предлагает принять бывший высокопоставленный функционер аппарата ЦК КПСС, экс-министр по делам национальностей В. Михайлов. Идея общности «советский народ» и «российская нация» сошлись, чтобы в очередной раз не оставить русскому народу ни территории, ни прав, ни перспектив.

После теоретических разработок тишковых, михайловых зориных, абдулатиповых было предложено Правительству Российской Федерации:

– определить федеральный орган исполнительной власти, осуществляющий функции по выработке и реализации государственной политики и нормативно-правовому регулированию в сфере социальной и культурной адаптации и интеграции мигрантов;

– разработать проект федерального закона, устанавливающего правовые, организационные и экономические основы социальной и культурной адаптации иностранных граждан в Российской Федерации и их интеграции в российское общество;

– обеспечить утверждение профессионального стандарта специалиста в сфере межнациональных и межконфессиональных отношений;

– президиуму Совета при Президенте Российской Федерации по межнациональным отношениям представить предложения о подготовке проекта нормативного правового акта, регулирующего отношения в сфере укрепления единства многонационального народа Российской Федерации (российской нации);

– рекомендовать Российской академии наук рассмотреть вопрос о создании при президиуме Российской академии наук научного совета по вопросам межнациональных отношений.

Два первых пункта поручений говорят о том, что привлечение мигрантов в Россию на фоне вымирающего русского народа и есть высшая цель государственной национальной политики. Это при том, что почти одновременно из концепции внешней политики РФ исчезли разделы о русских соотечественниках за рубежом. Так откуда мигрантов будем принимать? Китайцы в Сибирь, японцы на Курилы, евреи в Крым (затем и забирали), таджики в Москву — это уже понятно. Из Африки и Латинской Америки куда интегрировать будем?

Может, это и есть высший патриотизм, но точно не русского народа. А вот как выживать самим русским России, в поручении ни сказано ни слова.

На последующем заседании президиума Совета по межнациональным отношениям при Президенте РФ академик Тишков на всю страну заявил, что составляет досье на противников идеи принятия закона о т.н. российской нации.

Ну что же, господин академик, – лучше стучать, чем перестукиваться…

Сергей Попов, госсоветник РФ 2 класса, сопредседатель Собора русского народа, атаман Кавказской казачьей линии, экс-доцент кафедры теории государства и права

 

Запись опубликована в рубрике Важное, Публикации с метками , , . Добавьте в закладки постоянную ссылку.