Севастополь весенний: три года после присоединения к России

И вновь я в Севастополе. Начало марта. Скоро здесь заблистает, запоет, взлетит праздничным салютом великий праздник – третья годовщина со дня всенародного референдума, провозгласившего присоединение нашего издавно родного, екатерининского, нахимовского, суворовского, героического и прекрасного Крыма к Российской Федерации

 

Не могу не рассказать о воспоминаниях простых граждан Севастополя, которыми они делились со мной в тесных судебных кулуарах, где я честно и добросовестно отсуживала – кому пенсию, кому незаслуженно отнятую льготу, кому российское гражданство. Что говорить, тяжеловато крымчанам интегрироваться в правовое поле России. Бывают огрехи, их надо устранять. Но сейчас не об этом. Сейчас об их воспоминаниях о том историческом дне – 18 марта 2014 года. Нужно, просто необходимо эту память вслух хватать на лету, складывать в историческую копилку, поскольку она бесценна по своей значимости и правдивости. Воистину, расскажи мне о самом главном, и я скажу тебе, кто ты есть.

Беседуем с Надеждой Шкуратовой. Всю жизнь она прожила в Севастополе: и при СССР, и при Украине, и вот сейчас при России. Живет в районе Камышовая бухта. Были когда-то камыши, а теперь стройные ряды жилых домов для семей рыбаков, моряков и корабелов. Сама Надежда кем только не была: и в рыболовецкой бригаде, и на судостроительном. Рассказывая о себе, конечно же, вспоминает март 2014-го: «Объявили голосовать. А сосед Григорьич, что уже год как никуда не выходил со своей спинной грыжей, вдруг встал, отыскал в углу посох, и захромал за всеми вдогонку. А как же иначе, проголосовать-то должен».

Славные парни Высочин и Левашов, оба из казачества. Весной 2014 года сутками дежурили на блокпостах, чтобы не допустить кровопролития, а теперь вынуждены добиваться российского гражданства через суд. Вот пакость-то! Но хоть бы на грамм было у них обиды из-за такой несправедливости. Переносят все стойко, как тогда, на заставах. Достали свои боевые характеристики, наградные листки и вперед, в бой за свою личную правду.

А попутно выкладывают бесценные свои воспоминания, достойные песенных баллад: «Вон в той долине располагался наш блокпост в феврале-марте 2014 г. Темные силы в горах таились, и нельзя было позволить им нарушить мирный ход референдума. Мы на посту, можно сказать, жили. Очень нам ребята молодые на мотоциклах помогали, байкеры, у них тут база в Крыму. Они подвозили воду и продовольствие. На площади Суворова организовали сбор вещей для блокпостов. Население приносило теплую одежду, спальные принадлежности. Как мы радовались, когда семья одного из морских офицеров принесла палатки, спальные мешки и надувные подушки! Мирное население проявило себя с самой лучшей стороны. Правду сказать, ожидали тогда всякого. Сами видели, как в аэропорту Симферополь грузили на самолет наших жителей, которые на инвалидных колясках. Увозили подальше на всякий случай, как я понимаю. Оружия у нас, считай, не было, да и не нужно его много во избежание провокации. Но вдруг появился макет пулемета из какой-то учебки, один к одному как настоящий. Ну и нагнали мы страху на тех, кто в горах прятался. Были мы на военном положении почти месяц, пока все окончательно не устоялось. Ну а потом кое-кто из наших на Донбасс подался, так они втянулись в боевую жизнь. Я лично не мог поехать, семью нужно было кормить. Сейчас вот на кладбище работаю, там хоть российскую регистрацию не спрашивают. Как считаете, скоро суд решение вынесет?»

А вот интересный эпизод из повествования одного домохозяина: «Когда жили на Украине, я дом построил. Строился долго, но все-же осилил. Строительный материал по-разному добывал, вплоть до того что со свалки. Купить все в магазине было не по карману. Ну, построился. Дело за малым, электричество подключить. Иду я в контору к этим ребятам. Все документы по дому при мне, я каждую бумажку берег. Они документы смотрят и говорят: пятьдесят тысяч плати (это по-вашему, а тогда в гривнах сумму называли). Где я возьму пятьдесят тысяч? Тогда уже на Украине раздрай начался, стабильные заработки, считай, прекратились. Ну, бросил я кабель от соседа через дорогу. И опасно, и неудобно, а жить-то надо. Тут как раз референдум. Я проголосовал вместе со всеми, потом осмотрелся и опять со своими документами пошел в эту фирму по электричеству. Там уже другие специалисты сидят, говорят мне: «Подключить жилой дом не проблема, но ведь столько документации нужно, где ты ее возьмешь?» А я им: «А вот они, документы, я их собираю с самого начала строительства». Они посмотрели, подивились: «Ну ты, мужик, молодец. Все у тебя с документами в порядке. Пиши заявление и адрес». На завтра же и подключили, и денег не потребовали. Вот все-таки есть порядок, я же теперь и сравнить могу».

Не могу не привести информацию, полученную мной от моего коллеги, земляка и хорошего приятеля. Рассказывая о своих судебных делах, он в числе прочего сообщил: «Я сейчас на Красном Маяке часто бываю, веду там дело одно». «Я не ошиблась, ведь Красный Маяк – это татарское поселение?» «Ну да, точно, татары там живут». «И что, хочешь сказать, что татар обижают, и они нуждаются в судебной защите?» «Да кто же их обидит! Там в другом дело. Пообжились эти ребята неплохо. Не только дома построили хорошие, но и бизнес у них богатый. Гостиницы там всякие, магазины. Вот один построил гостиницу на заднем плане, а другой поставил свой магазин впереди и вроде как перекрыл проезд в гостиницу. Вот я и помогаю им разобраться. Неплохое дело, как считаешь?» «Да ты знаешь, дружище, на это можно ответить перлами одесских евреев: чтоб мне так жить!»

А это повествование достойнейшей женщины, жены и друга капитана Черноморского флота: «Я проживаю в Севастополе с 1966 года. 8 декабря 1991 года СССР прекратил свое существование. Мой муж капитан I ранга служил в штабе Черноморского флота, перейти на сторону Украины отказался и далее продолжал службу в штабе Черноморского флота Российской Федерации. Нужно отметить, что обстановка в г. Севастополе для русского мира в то время была сложная и неопределенная. Безразличие руководства, безденежье военнослужащих. Каждый поступал, как сердце велело. Интернета тогда не было, законов мы не знали, сведения поступали из газет, телевидения и устно. Преобладала дезинформация и навязчивая украинизация. Уговаривали переходить в военно-морские силы Украины агитацией семей, значимой разницы в зарплатах и категориях должностей. Мы повидали всех: и героев, и предателей, как внизу, так и наверху. Только 12 июня 1997 года на кораблях Черноморского флота подняли Андреевские флаги вместо флагов ВМФ СССР. Тогда мы поняли, что из-за нашего упорства яростное желание врагов уничтожить флот России в Севастополе потерпело поражение. Мы делали попытки перевестись на другой флот, но не сложилось. Решили не паниковать и служить в Севастополе дальше, в готовности быть изгнанными. День 18 марта 2014 года расставил все точки над нашими страхами и неопределенностью.

В этот день все как один устремились на Нахимовскую площадь. Несли флаги, наспех изготовленные транспаранты. Перед нами весело шагала молодая женщина в голубом пуховике, вся спина которого была расписана сияющей белой краской: «Севастополь! Крым! Россия!» Эта девушка, превратившая свою одежду в праздничный плакат, олицетворяла всю радостную и счастливую толпу в самом сердце Севастополя.

Согласитесь, друзья, Россия получила новый всенародный праздник: день мужества, стойкости и братства!

Татьяна Захарова


Запись опубликована в рубрике Важное, Публикации с метками , , . Добавьте в закладки постоянную ссылку.