Кавказские Минеральные Воды: уничтожение природной поликлиники

История еще не знала такого изощренного издевательства над уникальной здравницей России – Кавказскими Минеральными Водами. Превращенный в испытательный полигон для бездумных экспериментов, курортный регион теряет последние признаки некогда самой эффективной лечебной территории


Наделенные госполномочиями должностные лица и государственные структуры под видом благих намерений – «концепций развития», «перечней мероприятий» и прочих – как молох продолжают перемалывать отлаженный, но хрупкий и уязвимый организм под названием Кавминводы.

И это не преувеличение и не метафора. Это реальность, которая, как всякая реальность, легко доказывается.

16 месторождений минеральных вод двенадцати различных типов, 140 санаторно-курортных учреждений, тысячи врачей-курортологов, гигантская курортная инфраструктура, предельная, но допустимая еще в 80-х техногенная нагрузка, демографически оптимальное для курортов количество населения.

В эту давно сформированную, устоявшуюся за многие десятилетия лечебно–рекреационную «мекку» России произошло грубейшее, на грани вандализма, вмешательство – лукаво-патриотическое, властно-дилетантское, олигархическо-рейдерское…

Условной точкой отсчета этого позорного для власти явления стала, на мой взгляд, ликвидация централизованного управления Кавминводами – упразднение администрации КМВ.

Своеобразная интерпретация закона о местном самоуправлении повлекла за собой появление в «особо охраняемом эколого-курортном регионе Кавказские Минеральные Воды» восьми(!) самостоятельных «удельных княжеств» со своим управлением. Это Кисловодск, Ессентуки, Пятигорск, Железноводск, Предгорный район, Минераловодский район, КЧР, КБР.

То есть все те города и районы, которые входили в узаконенные границы округа санитарной охраны курортов КМВ. Соответственно, все вопросы социально-экономической и коммерческо-хозяйственной деятельности в этих «удельных княжествах» муниципальной властью решаются самостоятельно, без учета региональных курортоохранных ограничений, ранее худо-бедно определяемых той самой администрацией КМВ.

Предгорный район, в пределах которого находятся основные площади распространения минеральных вод, вообще оказался за пределами юрисдикции курортного региона (свалки, карьеры, новые предприятия). Когда такое было возможно без согласования с администрацией КМВ?

Пятигорск, замызганный и жалкий, уже давно не курорт. В Ессентуках полезли «высотки», жилые многоэтажки съедают курортную зону. «Расползается» Железноводск. В Кисловодске остался только «фасад» для показухи высоким гостям, а что на периферии – никого не волнует. Захватываются межгородские пространства.

Безнаказанные манипуляции кадастровыми границами, зонами санитарной охраны, категориями земель в угоду частно-собственническим интересам, неуемное жилое строительство в угоду миграционному нашествию, игнорирование давно исчерпанных возможностей региональной общекоммунальной инфраструктуры в этих «удельных княжествах» привели к патологическим перекосам в общей эколого-санитарной и лечебно-рекреационной составляющей региона.

Краевая власть, ничего не замечая, спускает планы экономического развития (жилищного, хозяйственного и т.д.) на лечебно-курортные территории!

Создав и разместив на КМВ совершенно инородную для региона структуру – Министерство по делам Северного Кавказа, федеральная власть породила целый ком почти неразрешимых проблем для этого несчастного региона.

Так, «Корпорация развития Северного Кавказа» (КРСК), падчерица Минкавказа и дочка ВТБ, успела натворить столько непотребного, что расхлебать это почти не представляется возможным.

Захватив в свое административное управление генерального недропользователя на КМВ ОАО «Кавминкурортресурсы», КРСК, по сути, поставила под угрозу чистоту и качество подземных вод КМВ, сократив до одной службы ежедневного мониторинга минералки. Напомним о бездарном детище Минкавказа – законе о КМВ, так и не появившемся на свет!

Недальновидной была и идея «въездного и выездного туризма», вошедшая в перечень мероприятий по развитию Кисловодска. Туризм как часть курортной инфраструктуры применительно к специфике КМВ не упоминался за всю историю региона.

Это не значит, что туризм как вид отдыха здесь не имел места. Люди целенаправленно путешествовали как туристы – ходили пешком по всесоюзным маршрутам по всему Кавказу. Кавминводы с единственным на Северном Кавказе аэропортом долгое время были центром, откуда расходились эти маршруты.

Но специально развивать туризм как отрасль в этой природной поликлинике никогда никому на всех уровнях и в голову не приходило. Такое возможно только в ущерб прямому, лечебному, назначению региона. Профессиональная общественность бьет в колокола о спасении, восстановлении лечебно-рекреационных факторов.

Регион уже многократно перегружен и демографически, и техногенно. Деградируют минеральные воды, воздушный бассейн, ландшафт. Ранее по-своему своеобразные четыре всемирно известных курорта превратились в единую безликую поселенческую территорию, и этот процесс нарастает.

О каком туризме можно говорить? Распил бюджетных средств и гибель единственной в мире здравницы такого масштаба, увы, прогнозируемый результат этих непродуманных новаций.

Остается глубоко сожалеть о диком непрофессионализме советников премьер-министра, у которых, кроме получения прибыли, других идей нет. Из публикаций на тему деградации курортного региона и критики в адрес Минкавказа можно уже составить многотомную монографию. А из многочисленных круглых столов, конференций, слушаний и заседаний на эту тему можно снять бесконечную мыльную оперу с огромным количеством действующих лиц.

Сколько можно? Когда же у власти появятся органы слуха и способность понять услышанное? Ведь профессиональная общественность уже давно выдала рецепт спасения региона, эти документы переданы во все уровни власти. И если уже в этом году взаимопонимания не возникнет, то «эксгумации» курортов КМВ у наших потомков может и не получиться.

Сейчас краевое правительство в ответ на запрос общественности рожает новые «гениальные» идеи об организации некоего «проектного отдела по КМВ» при Минкавказа.

Давно ни для кого не секрет, что Минкавказа, созданное под конкретных политических фигур, вместе с этими фигурами и уйдет, как ушли другие аналогичные структуры – Министерство по делам Крыма и Министерство по делам Дальнего Востока.

И вместо решения кричащей проблемы восстановления централизованного управления регионом Кавминводы опять получат дырку от бублика. Общественность давно предложила создать дирекцию КМВ, как это было и 100 лет назад, и совсем недавно (администрация КМВ), и прекратить сепаратное функционирование курортов.

А Минкавказа – это совсем другая структура, к региону КМВ имеющая самое отдаленное отношение и оказывающая на него самое негативное влияние.

Владимир Супруненко, гидрогеолог, эколог-эксперт, Ессентуки


Запись опубликована в рубрике Важное, Публикации с метками , , . Добавьте в закладки постоянную ссылку.