Только интеллект продвигает экономику. Альтернатива «красному» и либеральному проектам

Есть ли альтернатива либерализму и социализму в экономике?

 

Cистема образования в течение столетия убивала в русском самосознании все представления об особенностях хозяйственной жизни Русской цивилизации, мы чаще всего лишь повторяем какие-то фрагменты совершенно чуждых нам политэкономических учений.

Некоторые чуть ли не основным вопросом современности полагают выбор между социализмом и капитализмом, которые понимаются как противоположное отношение к частной собственности.

В действительности, это ложная альтернатива, целиком и полностью выдуманная и не имеющая никакого отношения к истинным задачам организации производства товаров и услуг, необходимых для жизни людей.

Марксистское учение о «способах производства» и политэкономических «формациях» легко запоминается в силу своей примитивности. Точно так же, как и «рыночные» принципы, ставшие просто слепком с эгоистических настроений, которые являются частью человеческой натуры, но только имитируют язык экономической науки.

Для либерала главное – свободное обращение финансов, что неизменно обращается в свободу «для своих» – олигархию – и рабство для всех остальных.

Для социалиста – «освобождение труда» от частного работодателя, что всегда ведет к бюрократизации – свободное предпринимательство исчезает, а с ним исчезает и свободный труд.

Русский способ производства предполагает устремление к идеалу – освобождению хозяйственной деятельности как от рабства у ростовщиков (олигархии), так и от диктата бюрократии. Поэтому русский способ производства является альтернативой и либерализму, и социализму – их экономическим догматам и их практике.

Проблема для Русской цивилизации всегда обнаруживалась в сковывающем действии бюрократии, мешающей развитию производства и подменяющей службу Отечеству обслуживанием своего частного интереса, который обменивал властные полномочия на неправедно нажитое богатство. Казалось, что государство-предприятие разрешит все проблемы, попросту уничтожив частный интерес вместе с частной инициативой.

Результат оказался плачевным: такое государство распалось вместе с негодным хозяйственным механизмом. То же самое, мы видим, происходит и с либеральной экономической системой: она пожирает сама себя и грозит существованию государства.

Для либерала ключевым элементом экономической системы является банк, для социалиста – завод с трудовым коллективом во главе. Русский способ производства в современности должен быть осознан как совокупность научно-производственных комплексов (включая университет как образовательное и научное учреждение). Поэтому концепция национальной экономики – это приоритет реального сектора экономики при лидерстве наукоемких отраслей.

Здесь частный интерес не убит, а лишь ограничен задачами производства, которые важнее частного обогащения. Производство важнее, чем богатство его владельцев.

Что такое либерал в экономике? Это чудак, который считает, что спонтанная игра частных эгоизмов в состоянии увеличивать производство товаров и услуг, а также поставлять достаточно налогов для содержания государства.

Что такое социалист (коммунист) в экономике? Это такой чудак, который считает, что бюрократическая кодла знает, как развивать производство, и весь интеллект нации сосредоточен в мозгах этой кодлы.

Оба случая ведут к олигархии – правлению немногих в своих личных и групповых интересах. В первом случае через захват всего производственного потенциала нации и оформление его на частных лиц, во втором – через захват государственной системы управления и пресечение любой частной или коллективной инициативы.

Есть ли другая стратегия, которая не позволяет скатываться к олигархии и разорению страны? Есть. Это национальная система политической экономии – русский национализм. В котором приоритет политики над экономикой выражается в постоянном регулировании всех процессов в интересах нации.

Регулирование оптимизируется по эффективности. Малый бизнес не регулируется вообще и не облагается налогами, средний – регулируется частично, крупный представляет собой частно-государственное партнерство, в котором частный и общенациональный интересы выражены в совместной управленческой работе. При этом крупное производство может быть чисто государственным, но не может быть чисто частным.

Либерал зациклен на финансовую систему, социалист – на рабочие места и социальное обеспечение. Тот и другой не видят экономики в целом, а потому уступают контроль над ней либо олигархии, либо бюрократии. А также внешним силам, которые втягивают национальную экономику в мировую систему, где прибавочный продукт присваивается ничего не производящим финансовым закулисьем.

Экономика может быть нацелена на развитие лишь на основе принципа: вся власть русским мозгам. Никакие иные теоретические абстракции, взращенные либерализмом и социализмом, не ведут к позитивному результату.

Только интеллект продвигает экономику вперед. Все прочие экономические факторы лишь перераспределяют материальную выгоду от достижений интеллекта. Будь то рынок или директивное распределение.

Теоретики социализма обещали преимущество за счет более высокой производительности труда. ХХ век опроверг эти измышления: обобществление собственности привело лишь к одному результату: мобилизационной экономике, которая измучила народ, но не смогла приготовить страну к войне. Человеческий фактор был проигнорирован, тотальная бюрократизация сковала русский дух. С этим связаны не только ошибки в технической политике, но и гибель армии в первые месяцы войны.

Попытки приписать социализму большие успехи в научно-техническом прогрессе безосновательны, поскольку такие же успехи (а зачастую куда более впечатляющие) наблюдались и при иных производственных отношениях, чем были приняты в СССР. НТП подкрепил все без исключения экономики. И всюду встречал противников: при социализме – бюрократию, при либерализме – эгоистический интерес и олигархию.

Экономика меняет свои формы, ориентируясь на доминирующую производственную модель. Государство-вотчина сменилось государством-предприятием, а то постепенно превратилось в государство-супермаркет или государство-торгово-развлекательный комплекс.

Производящие формы экономики сменились паразитическими, функционирующими через расточение накопленных богатств и присвоение олигархией всех результатов экономической деятельности.

Финансовая система подавила производственную, деньги утратили полезные для экономики функции. Именно поэтому масштабнейший и сокрушительный экономический кризис неизбежен, и мы уже переживаем события, ставшие его предвестниками. Финансовая «пирамида», придавившая весь мир, непременно рухнет.

Русский способ производства должен быть восстановлен как модель хозяйственной жизни, обособленная от глобальной олигархии.

Андрей Савельев, лидер партии «Великая Россия»

 

Источник – KM.RU

 

Запись опубликована в рубрике Важное, Публикации с метками , , . Добавьте в закладки постоянную ссылку.