Чемоданные настроения в Казани?

Казань снова выясняет отношения с Москвой

 

В субботу в столице Татарстана намечены два тематически очень близких события.

В здании Госсовета республики пройдет III съезд народов Татарстана, где ожидаются 730 делегатов и всё руководство республики.

А в сквере Карима Тинчурина Обществом русской культуры заявлен (и разрешен!) митинг «В защиту родного русского языка!»

Как бы ни ликовало агентство Татинформ, распространившее в соцсетях аудиозапись, на которой маленький славянский мальчик заявляет маме: «Я – татар!», число родителей, озабоченных тем, что татарский язык навязывается детям и в детских садах и школах, меньше не становится.

А на недавних слушаниях в Госдуме профессор Михаил Швыдкой так и вовсе заявил, что количество часов, выделяемых в школах на русский язык и литературу нынче примерно равно программе школ на оккупированных гитлеровцами территориях. Это по России, а что говорить про Татарстан, где уроков этого предмета ещё в 1,5 раза меньше!

Упаси Боже, в отличие от спецпредставителя Президента РФ по международному культурному сотрудничеству, активисты Общества русской культуры в Казани никогда не употребляют резких оценок. Но если в Татарстане на русский язык и литературу выделяют 700 учебных часов за все годы обучения в школе, а в соседней Ульяновской области – 1200 часов – эмоции, увы, не всегда позитивны.

Съезд народов Татарстана, куда не вошла ни одна из татарских общественных организаций (если верить Конституции республики, в ней живут государствообразующий татарский народ и отдельный от него «многонациональный народ»), как ожидается, заявит об уникальной безупречности национальной политики в республике. Да и как может быть иначе, если в Доме Дружбы для татарской культурно-национальной автономии не нашлось даже маленькой комнаты. «Зачем титульному народу ещё какая-то комната, если у него есть целый Казанский Кремль?!» – скажет любой, знающий ситуацию в республике.

Эксперты считают, что съезд также обратится к Москве с просьбой о продлении договора о разграничении властных полномочий, срок действия которого истекает летом.

Съезд – это уже ритуальное мероприятие перед очередным продлением договора и «мягким выбиванием» преференций региону у Москвы руками «многонационального народа Татарстана» – субъекта региональной конституции, а, по сути, под диктовку другого её субъекта – «татарского народа», кем исключительно представлено руководство региона, ловко «улаживающее» все межэтнические вопросы.

Первый съезд, отмечают эксперты, был проведён для поддержки декларации о суверенитете республики.

Второй – для закрепления за «многонациональным народом» официальной ниши, названной Ассамблея народов Республики Татарстан и её официальной площадки – Дома Дружбы народов, где на сценах этот «многонациональный народ» вовсю поёт, пляшет и во всех отношениях – «дружит». В это время у другого субъекта региональной конституции есть свои министерства – культуры, образования и так далее, свои творческие союзы – писателей, художников и так далее. А у «многонационального народа» Дом этой самой Дружбы, где русские, представленные в республике полутора миллионами граждан, имеют равный голос с афганцами.

И вряд ли собравшиеся в Госсовете на очередной съезд откажут себе в удовольствии попросить у Москвы больше прав, практично ограничив свои обязанности.

В ожидании «судьбоносного» съезда Госсовет Татарстана срочно поддержал предложение президента республики Рустама Минниханова назначить премьер-министром Алексея Песошина, исполняющего эти обязанности после стремительной отставки Ильдара Халикова, совмещавшего посты премьера и председателя совета директоров «Татфондбанка». Банкротство банка привело к протестам вкладчиков и аресту по обвинению в мошенничестве Роберта Мусина, совладельца банка и недавнего министра финансов республики.

Банкротствами банков Россию не удивить, как и мошенничеством министров.

Но крах стабильности в Татарстане совпал по времени с истечением срока действия договора между Российской Федерацией и республикой – единственного соглашения, которое было перезаключено в «нулевые» годы. Тогда региональным владыкам дали понять, что больше не получится хапать столько власти и денег, сколько удастся унести из Москвы.

В Казани сильно волнуются – пролонгирует ли Москва Договор 2006 года о разграничении полномочий, ликвидирует ли призрак «ассиметричной этно-федерации», при котором у одних субъектов законодательных полномочий больше, чем у других, или появится новый договор с резким ограничением привычных «вольностей»?

В 2006-м из договора Москвы с Казанью вылетело положение аналогичного документа 1994 года, что Татарстан имеет суверенитет и собственное гражданство. А само наличие договора никак не помешало федеральному правительству заняться перераспределением доходов, вызвавшим сильное неприятие со стороны «президента №2» Минниханова.

В нынешнем Договоре всё ещё есть что урезать.

Например, права республики налаживать экономические связи с иностранными государствами, присоединяться к международным организациям, а также заключать внешнеэкономические соглашения (хотя и по согласованию с МИД России). В 2006-м эти вольности Казань «отстояла».

Но нынче куда более вероятно, что новый договор с Москвой подпишет уже не «президент», а всего лишь глава республики Минниханов.

Или не Минниханов?

Или уже не республики, а равноправного, скажем, с соседней Ульяновской областью, субъекта?

Все остальные республики (не исключая и Чечню) уже переименовали своих «первых лиц» в соответствии с пожеланием федерального центра о том, что президент в России должен быть только один. В Татарстане же это положение мягко проигнорировали. В Москве не стали поднимать шум, не желая ссориться с влиятельной республикой, но сейчас, кажется, настал подходящий момент, чтобы решить и эту проблему, и другие аналогичные – не менее актуальные.

Алексей Песошин был единственным кандидатом в премьеры, предложенным Госсовету.

На первом месте в перечислении его достоинств оказалось то, что он, в противовес всем остальным «фамилиям правительства» региона, русский (славянин, великоросс).

Надо ли это понимать как «реверанс федеральному центру»?!

Охарактеризовав первого вице-премьера Песошина как «эффективного и грамотного профессионала», президент (пока ещё!) Минниханов со вздохом произнес: «Наш кандидат работал и руководителем исполкома города: столица – это огромный опыт…» Ну, лучшего мы пока не имеем!

Хитрой же по истине азиатской интригой в этом кадровом назначении выглядит то, что на самом деле Песошин никакой не русский, а …. мариец (финно-угр).

Во всяком случае, в то время как ситуация в российском регионе, называемом пока ещё «Республика Татарстан», усиленно маскируется местными регионалами с помощью помпезных тусовок вроде упомянутого съезда народов и хитромудрыми кадровыми перестановками в общем-то «своих людей», русскоязычные чувствуют здесь себя брошенными и позабытыми сиротами.

И если в других регионах малоимущим предоставляется жилье по социальному найму, то в «благополучном» Татарстане многотысячная очередь не движется.

Зато чиновники развлекаются фантастическими проектами типа «Иннограда» – «деревни высоких технологий», выстроенной в 40 километрах от Казани на берегу Куйбышевского водохранилища и разрекламированной как «Новое Сколково».

Если верить информации интернета, Счетная Палата уже устала фиксировать разнообразные «инновационные технологии» увода денег, связанные с этим проектом.

Поддержав кандидатуру вроде славянского чиновника на пост премьера, члены Госсовета стали ему напоминать, что наказы избирателей республиканской «Единой России» тянут авторитет партии ко дну, и президент даже поручил правительству «как-то их исполнять».

Ну, хоть как-то!

Когда «отцы республики» уже почти занесли пальцы над кнопками для голосования, обнаружилось, что госсоветник Минтимер Шаймиев намерен дать всем важный государственный совет: «Каждый должен нести свой чемодан так, как положено!» Неужели он намекает на место своего этноса в русской истории?

И вот теперь у республики новый премьер. Вроде бы русский. А может и нет! Но раз президент республики назвал его русским – значит, так и есть!

Сумеет ли он договориться с федеральными властями, не высказавшими желания спасать «Татфондбанк» без финансовой ответственности за него региональной элиты?!

Пока что влияния республиканской элиты (а ее лидером кроме Минниханова всё ещё остается и «отец-основатель» современного Татарстана Минтимер Шаймиев) оказалось недостаточно, чтобы повлиять на позицию центра. Эта история подтвердила правильность хорошо известной истины — единственным региональным лидером, которому позволено существенно больше, чем другим, является Рамзан Кадыров — за счет его особых отношений с Кремлем. Остальные местные лидеры всего лишь «государевы люди», встроенные в жесткую вертикаль власти.

Аналитическая служба СРН


Запись опубликована в рубрике Важное, Публикации с метками , , . Добавьте в закладки постоянную ссылку.