Клеветники Победы

Когда мы слышим сегодня, что победа над нацизмом – победа СССР, а наследниками СССР являются не только РФ, но и еще 14 бывших советских республик, то хочется спросить: а многие ли из этих бывших советских республик согласны считать себя наследниками СССР?

 

1.

В преддверии каждого юбилея Великой Победы ожидаемо активизируются ее фальсификаторы – и зарубежные, и доморощенные. Раньше они любили порассуждать о том, что победа якобы была «пирровой» и мы немцев просто «трупами завалили», или о том, что коллаборационисты вроде Власова и его приспешников были будто бы движимы «благими намерениями» борьбы с «людоедским сталинским режимом», но Гитлер и нацисты их коварно обманули…

Однако со временем клеветники Победы поняли, что такие «рассуждения» не встречают широкого понимания среди россиян: война коснулась почти каждой семьи, и память о ней передается от поколения к поколению, поэтому мало кто из внуков и правнуков советских солдат и офицеров пустит слезу по предателям-власовцам. И они выбрали другую тактику, похитрее прежней.

Теперь от наших либералов и их зарубежных единомышленников мы слышим другие слова: победа над немецким нацизмом и его союзниками, безусловно, была великим благом, и советский воин спас не только свою Родину, он спас от гибели целые народы, а также предотвратил уже начавшееся нравственное одичание великой европейской цивилизации. Но это был именно советский воин. Нацизм победил Советский Союз, куда входили 15 республик, в том числе и те, что, став независимыми государствами, ведут политику освобождения от российского влияния – Украина, Грузия, страны Балтии. Почему же Россия, вопрошают они, стремится узурпировать победу всех советских республик, тем самым преувеличивая свой вклад в победу и используя это как средство политической манипуляции?

 

2.

Конечно, никто не отрицает, что свой вклад в Победу внесли все республики Союза. Было бы даже неуместным сравнивать эти вклады: каждая республика и каждый советский народ по-своему помогали приблизить возмездие немецким нацистам и их сателлитам за нападение на нашу Родину, за те преступления, которые они совершали на нашей земле. Но поскольку наши лукавые недоброжелатели ставят вопрос о роли России в событиях Великой Отечественной войны, невозможно просто промолчать об этом.

Сначала немного статистики. Существуют вполне достоверные данные, размещенные в интернете, о национальном составе стрелковых дивизий Красной армии в 1943 году. В Красной армии, конечно, были еще артиллеристы, танкисты, ракетчики, летчики и, к сожалению, соответствующие данные об этих частях достать трудно. Но, думается, картина в них сильно не отличается от той, что была в стрелковых частях. В конце концов, одна французская поговорка гласит: для того, чтобы попробовать суп, не обязательно съесть всю кастрюлю.

Итак, нацсостав стрелковых частей РККА в 1943 году был таков (в %):

русские 64,60

украинцы 11,80

белорусы 1,90

казахи 3,05

татары 2,69

узбеки 2,42

грузины 1,82

армяне 1,49

азербайджанцы 1,75

евреи 1,50

Все остальные национальности Советского Союза, которых было более 100, составляли в этих подразделениях менее 1% каждая.

Из этого, кстати, не нужно делать дурных выводов о нерусских народах СССР. Столь низкий процент их представителей в Красной армии был связан с их малочисленностью, по сравнению с почти 100-миллионным русским народом. Более того, зачастую процент офицеров и солдат нерусской национальности превышал общий процент этого народа в демографической мозаике СССР. Например, армяне составляли 1,27% от общего населения СССР, а в армии их было 1,49%. Тем не менее факт остается фактом: около 65% рядового и комсостава стрелковых частей Красной армии составляли русские солдаты и командиры. А вместе с другими народами РСФСР будет, пожалуй, и более 70%. На это могут возразить, что приведены данные по нацсоставу ядра РККА, а не по призывникам из различных республик. Вместе с тем в число русских красноармейцев вошли, конечно, и русские, призванные из регионов Украины и Казахстана, чьи подвиги, по мысли наших оппонентов, должны быть зачтены современным Украине и Казахстану, а не РФ – наследнице РСФСР.

Действительно, по данным переписи 1939 года из, например, более чем 30 миллионов жителей тогдашней Украинской ССР, 4 миллиона составляли русские, а в РСФСР жили больше 3 миллионов 300 тысяч украинцев. Но все же общей картины это не меняет. Подавляющее большинство русских – 90 миллионов из 99 жили в РСФСР, и значит, подавляющее большинство русских солдат и командиров из стрелковых частей 1943 года были выходцами из РСФСР.

 

3.

Но дело не только в том, что русских и россиян было физически больше в составе победившей фашизм Красной армии. Нельзя забывать и о том, что сама Красная армия была фактически российской армией, управлявшейся из Москвы – столицы не только СССР, но и РСФСР.

Формально Советский Союз представлял собой федерацию, включающую 15 государств, которые рассматривались как государства титульных народов (Украина – украинцев, Грузия – грузин), управлялись своими Верховными Советами и имели по Конституции СССР широкие права вплоть до права на отделение. Но фактически СССР управлялся партией, которая была построена по территориальному, а не по национальному признаку (т.е. Компартия Украины была не партией коммунистов-украинцев, а партией коммунистов, проживавших в Украинской ССР, независимо от их национальности). Претендентов на все ключевые должности в союзные республики (начиная с должности руководителя республиканской парторганизации) утверждали в Политбюро ЦК, находившемся в Москве. Кстати, теперь в здании ЦК КПСС на Старой площади располагается администрация президента РФ. И это вовсе не случайно. РСФСР была особой республикой Союза – своего рода Советским Союзом в миниатюре, поэтому она и не имела собственной Компартии и управлялась союзными руководящими парторганами, то есть с той же самой Старой площади, откуда контролировали все пространство от Бреста до Владивостока.

Это же касалось и Красной (впоследствии Советской) армии. При ее создании в 1919 году было принято соглашение между Красными армиями России, Украины, Белоруссии и Литвы, но вместо объединенного штаба было создано единое централизованное командование в Москве – Штаб РККА и Реввоенсовет, позднее Генштаб РККА, главное управление РККА, другие управления, наркомат по военным и морским делам. Территория страны была поделена на военные округа (которые в военное время превращались во фронты и армии). Округа не совпадали с территориями республик, например, в Украинской ССР были три округа – Киевский, Харьковский и Одесский, а Среднеазиатский военный округ располагался на территориях нескольких центральноазиатских республик СССР. Понятно, руководство военных округов, а потом и армий назначалось не из столиц республик, на территории которых был округ, а из Москвы (так же, как это было и с партией). И чаще всего это были выходцы из России, как наиболее проверенные, лояльные кандидатуры (в руководстве республиканских компартий тоже, между прочим, за выходцем из России и русским по национальности обязательно резервировалось место второго секретаря, курировавшего работу первого секретаря – представителя «титульной национальности»).

Так, главой 1-й Украинской армии был сначала уроженец Белгородской области генерал Николай Федорович Ватутин, затем уроженец Калужской губернии маршал Георгий Константинович Жуков, затем уроженец Вологодской губернии маршал Иван Степанович Конев, кстати, все трое – этнические русские. Так что недавнее заявление министра обороны Польши о том, что Освенцим освобождали войска 1-го Украинского фронта и это заслуга Украины, а Россия не имеет к этому отношения – просто результат безграмотности, если не умысел. Разумеется, в частях украинских фронтов и других соединений Красной армии были и украинцы, а также представители всех других народов СССР (среди маршалов Советского Союза были не только русские, но и украинцы Еременко, Тимошенко и Рыбалко, армянин Баграмян, поляк Рокоссовский и, между прочим, грузин Сталин), и их вклад в Великую Победу невозможно отрицать или принижать. Но речь сейчас о том, что вполне можно многонациональную Красную армию считать и российской армией – в силу того, что костяк ее составляли россияне и русские и ее «мозг» и «сердце» находились в РСФСР.

 

4.

И наконец, самое главное: когда мы слышим сегодня, что победа над нацизмом – победа СССР, а наследниками СССР являются не только РФ, но и еще 14 бывших советских республик, то хочется спросить: а многие ли из этих бывших советских республик согласны считать себя наследниками СССР?

Возьмем три бывшие советские республики Прибалтики. Они полностью отреклись от советского периода своей истории, объявляют его эпохой «советской оккупации» и возводят свои нынешние государственности к независимым довоенным Эстонии, Латвии и Литве. Вместе с тем довоенные режимы Балтии заключали с Германией Гитлера пакты о ненападении и военной помощи (Эстония и Латвия это сделали, например, 7 июня 1939 года), а начальник штаба эстонской армии Рэк обещал немцам содействие в контроле над акваторией Балтийского моря. Затем, после оккупации этих республик Германией, члены гражданских администраций этих государств сотрудничали с немецкой оккупационной администрацией (вспомним хотя бы главного коллаборациониста Эстонии Хяльмара Мяэ – главу пронемецкого «Эстонского самоуправления»), а добровольцы в большом количестве записывались в немецкую армию и коллаборационистские национальные формирования, которые принимали активное участие в расправах над коммунистами, красноармейцами, евреями.

Причем все это делалось при прямой поддержке чиновников тех государств, правопреемство с которыми записано в конституциях сегодняшних республик Балтии – членов Евросоюза. За примерами далеко ходить не надо: в 1944 году была образована 20-я добровольческая эстонская дивизия СС. С призывом к эстонцам вступать в нее выступил последний премьер-министр независимой Эстонии Юри Улуотс, причем он не только сделал соответствующее радиообращение, но и лично ездил с агитационными речами по призывным пунктам. К слову сказать, его останки в 2008 году были торжественно перевезены из Швеции в Эстонию и торжественно похоронены на родине.

После этого не вызывает удивления тот факт, что в республиках Балтии в рамках кампании по «декоммунизации» и «десоветизации» преследуются ветераны Красной армии, а ветераны коллаборационистских формирований, в том числе и Эстонского легиона СС окружены заботой государства, получают пенсии, выступают перед молодежью и регулярно проводят массовые шествия во время «памятных дат». При этом они не только не встречают сопротивления со стороны администраций городов и полиции, но и более того, на их сборища приезжают и выступают с речами депутаты парламента! И все это в Евросоюзе, руководство которого заявляет, что неонацизм недопустим во всех его проявлениях! Поэтому когда работники «Свободы» или «Немецкой волны» внушают российской аудитории, что победа Советского Союза над странами «Оси» принадлежит не только России, но и всем остальным бывшим республикам СССР, то хочется возразить, что как минимум страны Балтии не стремятся разделить советскую победу. Существующие в них политические режимы объявляют себя наследниками коллаборационистов и ведут себя так, словно их бы больше устроила победа Гитлера.

Обратимся теперь к Востоку. В Узбекистане, например, такого праздника как День Победы нет. Он переименован в День праздников и почестей. В официальной прессе под запретом словосочетание «Великая Отечественная война», ее требуется называть «Второй мировой войной». Когда в правительственных газетах публикуют снимки ветеранов с советскими наградами, то награды ретушируются – там ведь могут встретиться слова «Великая Отечественная война» или «Советский Союз». Власти сносят памятники, имеющие отношение к войне: в Ташкенте демонтирован знаменитый памятник «Защитник Родины», изображавший советского солдата-победителя, теперь там стоит узбекский солдат, целующий узбекский флаг. Разрушен и ташкентский мемориал Неизвестному Солдату, который заменили памятником Скорбящей матери. Сносятся даже памятники узбекским воинам, погибшим в ВОВ, – например, обелиск в городе Ангрен. Впрочем, справедливости ради надо сказать, что государственная помощь ветеранам ВОВ и приравненным к ним лицам в Узбекистане оказывается: им выплачиваются пенсии, у них есть социальные льготы. Их даже собирает в праздничные дни руководство страны, вручает им медали, говорит об их подвиге. Но подвиг этот трактуется теперь несколько в ином свете.

Официальная позиция современного узбекского режима – страна была оккупирована СССР, ее граждане насильственно отправлялись на войну между СССР и Германией, которая для узбеков якобы была чужой и ненужной, хотя узбекские воины с честью выдержали военные испытания. Конечно, эта позиция в корне отличается от позиции значительного числа простых людей, особенно представителей старшего поколения, для которых Великая Отечественная до сих пор – священная война. Но растет молодежь, которая отсечена от литературы советского периода (Узбекистан перешел с кириллицы на латиницу), плохо знает русский язык, со школы нашпигована националистической пропагандой и она с легкостью верит этому.

Как видим, режим современного Узбекистана наследником Узбекской ССР себя не считает, на преемственность с теми, кто внес вклад в Великую Победу, практически не претендует и вообще к Великой Отечественной войне относится довольно отчужденно. Так что призыв работников антисоветского агитпропа: «Другие постсоветские республики тоже имеют право на Победу!» в случае Узбекистана тоже как-то повисает в воздухе.

Наконец, на постмайданной Украине в среде ее руководства мы тоже видим немного желающих гордиться подвигом советского солдата-победителя. 9 Мая как День Победы празднуется в этом году в последний раз. Со следующего года по предложению Украинского института национальной памяти праздник будет перенесен на 8 мая и будет называться Днем памяти и примирения. С кем собираются примиряться украинские власти, тоже не секрет – с украинскими националистами, во время войны служившими немцам. Степан Бандера и Роман Шухевич давно уже объявлены национальным героями Украины. Их именами называют улицы, их портреты носят демонстранты на националистических праздниках, про них с восторгом рассказывают теле- и радиоканалы.

Майданную власть не смущает, что Бандера был агентом абвера, о чем лично сообщил на Нюрнбергском процессе замруководителя диверсионного управления абвера Э. Штольце. Бандера призывал нацистское руководство к сотрудничеству с украинскими националистами, и в свою очередь обещал верную службу нацистам в случае их поддержки планов создания «новой Украины». Он и в концлагерь Заксенхаузен попал лишь потому, что немцы не приняли его просьб о сотрудничестве; они имели свои «особые» взгляды на будущность всех славян и украинцев в частности.

Что же касается Шухевича, то он непосредственно состоял в формированиях вермахта: был замкомандира батальона «Нахтигаль», затем командиром 201-го охранного батальона в звании капитана. Вместе с батальоном «Нахтигаль» Шухевич участвовал в еврейском погроме во Львове, унесшем жизни 4000 евреев (хотя украинские власти это отрицают, руководство иерусалимского мемориального комплекса «Яд ва-Шем» подтвердило это документально).

Затем Шухевич был руководителем УПА* (Украинская повстанческая армия) – коллаборационистской организации, которая сотрудничала с немцами (координируя с вермахтом свои диверсии в тылу РККА), а после их разгрома занималась террористической деятельностью на территории советской Украины.

На современной Украине ветераны УПА* приравнены по своему правовому статусу к ветеранам ВОВ (Верховная рада в 2015 г. официально признала их «борцами за независимость Украины», и вскоре Петр Порошенко подписал закон об их официальном статусе), что иначе как кощунством назвать трудно (в частности, это вызвало возмущение не только в России, но и в Польше, где помнят о геноциде, устроенном головорезами из УПА* на Волыни). Более того, в этом году начались судебные процессы против ветеранов Красной армии, которых обвиняют в убийствах украинских националистов-террористов, совершавшихся в ходе законных контртеррористических операций 40–50-х гг.

Министру обороны Польши, который заявил, что Украина – тоже наследница советских солдат-победителей, следовало бы поинтересоваться, а какова судьба этих украинских солдат-победителей сегодня на Украине? И тогда бы выяснилось, что их избивают на улицах молодчики из националистических организаций, опекаемых режимом Порошенко, их приравнивают к коллаборационистам, против них открывает уголовные дела СБУ, их лишают их главного праздника. Зато ветеранские льготы получают члены УПА*, которые зверски убивали польских женщин и стариков на Волыни, но польскому министру, видимо, до этого дела нет… Комментарии, как говорится, излишни…

Конечно, среди бывших советских республик есть и такие, которые сохраняют благоговейную память о Победе. День Победы празднуется в Азербайджане, Белоруссии, Казахстане, Киргизии, Таджикистане, некоторых других республиках. Но оттуда и не раздаются голоса с упреками, что Россия, мол, узурпировала Победу. У братьев все общее, и делить им нечего.

Российская Федерация является официальной правопреемницей Советского Союза. Россия выполняет международные обязательства СССР, выплачивает его долги, пользуется его имуществом за рубежом, занимает его место в Совбезе ООН. И коль скоро победителем немецкого нацизма был именно Советский Союз (это признают даже новоявленные фальсификаторы Победы), то Россия имеет право на особое отношение к этому великому празднику всего советского народа.

———
*УПА – запрещена в Российской Федерации

Рустем Вахитов

 

Источник – Советская Россия

 

Запись опубликована в рубрике Важное, Публикации с метками , , . Добавьте в закладки постоянную ссылку.