Дань – она и в Африке дань! И в России!

Слава Богу, мы живем в эру рафинированного гуманизма. Хотя налоги платим совсем как во времена татаро-монгольского ига: с каждого «дыма». С того самого, что струится из печной трубы. А ни печь, ни дом нам никто не дарил. Мы его оплатили заработанными деньгами… Да нам ещё накинули сверх «базовой налоговой ставки» необходимость платить налоги и за чрезвычайно уверенных в себе господ, принесших в Россию «религию бабла»


Как государство богатеет,

И чем живет, и почему

Не нужно золота ему,

Когда простой продукт имеет.

«Евгений Онегин»

 

Китай и США сейчас резко снижают налоговое бремя на своих граждан, полагая, что никакой экономический рост не имеет смысла, если выпускаемую продукцию некому покупать.

Глядя на «старших братьев», вышел из спячки и Минфин России, весь исстрадавшийся, глядя на галерных рабов, возглавляющих «стратегически важные» корпорации. И срочно родил поправки в Налоговый Кодекс, разрешающие «стратегическим партнерам» отсрочку уплаты налогов. Даже при хорошем финансовом положении…

Эх, нам бы с вами кто-нибудь сказал: «Заплатите, когда будет настроение!» Для нас с вами – штрафы за несвоевременную уплату налогов, а «лучшим людям» – дополнительное кредитование под льготный процент. Но чего только не сделаешь, чтобы «дитё не плакало»?!

Хотя все давно поняли, что никакие даже самые роскошные «подарки» «самым большим» труженикам России, увы, не поднимут экономическую мощь страны.

Ибо никакое «развитие страны» в их жизненные планы в принципе не входит.

Они здесь «проездом». Доматываем уже третье десятилетие «реформ», а до сих пор не достигли уровня производства катастрофичного 1991 года….

Когда шефиня Росреестра признается «Коммерсанту», какое чудовищное число ошибок вкралось в документы при перебросе данных из БТИ в электронные хранилища информации возглавляемого ею ведомства – волей неволей, а вспоминаешь времена Золотой Орды, где за подобную небрежность сборщика налогов могли и жизни лишить.

Слава Богу, мы живем в эру рафинированного гуманизма. Хотя налоги платим совсем как во времена татаро-монгольского ига: с каждого «дыма». С того самого, что струится из печной трубы. А ни печь, ни дом нам никто не дарил. Мы его оплатили заработанными деньгами… Да нам ещё накинули сверх «базовой налоговой ставки» необходимость платить налоги и за чрезвычайно уверенных в себе господ, принесших в Россию «религию бабла».

По сути слова, «налоги» – это отчислении от получаемого в результате коммерческой деятельности дохода, а обложение права иметь что-то, делать что-то – это просто дань, оброк.

Государство выворачивает нам карманы непрерывным повышением акцизов на выпивку, тарифов, НДС (продукты в магазине) – всё это налоги, хоть и именуются по-своему. А всё вместе это называется «данью».

Совсем как в XIII веке, когда с Востока прискакали менеджеры по эффективному налогообложению и стали забирать у русичей одну десятую от всего, что имели побежденные.

Доведенный до истерики невозможностью занимать за бугром деньги под малый процент и пускать их внутри страны под большой процент, Минфин размечтался ещё и о восстановлении «сталинских» внутренних займов на восстановление народного хозяйства.

Стоит ли церемониться с народом, не имеющим в своей стране никакого правового статуса, низведенным до уровня «национально-культурной компоненты»?! Скорее всего, именно подобная цепь рассуждений и побудила Силуянова осуществить то, что не получилось ни у одного из его предшественников – вынудить сограждан «отдать последнее». Тут он бесстрашен почти как «шальная императрица» Екатерина II, что нахватала многие миллионы долгов, при жизни не вернув кредиторам ни копейки. По долгам прапрабабушки в 1898 году окончательно расплатился Николай II.

А помимо всей этой широкомасштабной «благотворительности» никто вроде бы не отказался и от давно готовящейся «раздачи слонов» в виде приватизации контрольных пакетов стратегических портов, РЖД и Зерновой компании.

Но при «Кате» Россия хотя бы не платила никому унизительную дань. Типа той, что сегодня платит Соединенным Штатам и о которой не устает напоминать лидер партии «Национальный Курс» депутат Государственной Думы Евгений Федоров. Депутат отчаянно пытается напомнить нам, что, по меньшей мере, глупо складировать доллары и евро, вырученные от продажи нефти и газа в заокеанских банках, где они стремительно обесцениваются в лапах «потенциального противника». Ибо реальная инфляция многократно превышает те жалкие копейки, что в виде «процентов по вкладам» якобы «получает» Россия.

Похоже, в нашей стране не существует ответственности финансистов за свои действия.

Обнаглевший г-н Греф на «инвестиционном форуме» в Питере заявил, что народ всегда обманывали – и при царе, и после, и сейчас. А потому, мол, на мнение народа незачем обращать внимание… И после всего сказанного он всё ещё президент Сбербанка, созданного Александром II. Государь тогда заявил, что нужен банк «для народа», чтобы народ свои крохи мог бы держать там спокойно.

Да о каком «спокойствии» можно говорить, если «государство» умеет штопать дыры в бюджете, образовавшиеся в результате игры шаловливых ручонок, лишь одним способом? «Налогом с дыма» – платой за право жить в доме, который нам никто не помогал строить.

А если быть точным – всего лишь платой за право жить.

Давно не секрет, что государство распределяет права собственности между группами влияния в зависимости от их возможности вырваться из-под власти. Наиболее ухватистым достается кусок побольше и пожирнее даже в ущерб соображениям эффективности использования ресурсов… Вы конечно же помните хилую «отмазку» «реформаторов» о будто бы вынужденном «обмене власти на собственность», без которого советская партхозноменклатура якобы могла порвать в клочья нежные ростки «реформ». О том, что именно «номенклатура» как раз и воспитала «реформаторов», назначив миллиардерами самых шустрых и проверенных – предпочитают помалкивать.

И даже наемные «теоретики» вынуждены признавать, что российское «эксплуататорское» государство, из-за неравноправия сторон никак не превращающееся в «контрактное», совмещает в своей деятельности как «благонамеренные», так и «бандитские» целевые установки.

И никому не под силу остановить процесс перераспределения собственности путем избирательного применения норм легального права. Кто раньше других дорвался до административного ресурса и инсайдерской информации – тот и король.

Но как долго всё это может продолжаться?!

Ректор Академии Госслужбы и народного хозяйства Владимир Мау без конца повторяет фразу своего кумира, американского экономиста и социолога Мансура Олсона, что главная задача реформирования экономики России – превращение кочевого бандита в оседлого.

Согласно Олсону, государство (не только Российское!) создается бандитами, у которых более эффективный механизм насилия, нежели у конкурентов.

В условиях анархии неминуемо развивается соперничество между кочевыми бандитами, предпочитающими получить дань по максимуму и никого не пускающими на «свою» территорию, и бандитами оседлыми, понимающими, что если взять сразу слишком много – в следующий налет окажется нечего взять. Поэтому оседлые заботятся об общем благе, делают сбережения и инвестиции, поддерживают порядок и, сознавая выгоду «игры по правилам», постепенно из бандитов превращаются в нормальных автократов-правителей.

А граждане, получив «порядок в обмен на налоги», начинают воспринимать дань уже не как повинность, а как свою обязанность.

Но когда государство и муниципальные власти сами раскачивают лодку желанием наполнить прохудившийся бюджетный мешок налогом на недвижимость, где ставки взяты «с потолка», граждане воспринимают происходящее не иначе как победу кочевых бандитов над оседлыми.

Когда жертв узаконенного грабежа лишают всяких стимулов к накоплению и инвестированию – стабильность в обществе поддерживать проблематично.

О каком-либо экономическом росте уже остается лишь мечтать.

У оседлого и у гастролера различны не только структуры доходов, но и структуры расходов. Оседлый тратится в частности на воспитание в обывателях навыков жизни по правилам, обеспечивает защиту прав собственности, поддерживает укоренение формальных правил, определяющих кто чем владеет, и контролирует соблюдение правил.

Отталкиваясь от всего этого, Олсон построил формальную модель поведения оседлого бандита и посчитал оптимальную ставку налогообложения.

Она должна быть не слишком маленькой, чтобы максимизировать доход, с одной стороны, но и не слишком большой, чтобы не блокировать дальнейшего развития производства.

Оседлому бандиту принципиально важно сохранить у подданных, во-первых, физические возможности для производства и, во-вторых, стимулы к производству.

Увы, у нас ситуация, когда у людей остается та часть дохода, которая еще достаточна для продолжения производства, но стимулы к хозяйственной деятельности пропали. Например, так обычно происходит, когда у производителя отнимают 90% дохода. В отсутствии стимулов к производству возникает тенденция к падению производства даже при наличии физических возможностей, чтобы его наращивать.

Это обусловлено ограниченными возможностями контроля правителя (оседлого бандита) за своими подданными. Избежать падения производства в этих условиях он мог бы только при полном 100-процентном контроле в сочетании с процедурой enforcement, когда он бы просто заставил людей производить. Т.е. при «диктатуре власти».

Увеличение масштабов производства, сопровождающее установление порядка и появление прочих общественных благ, приносит «оседлому » куда большую добычу, нежели та, на которую он мог бы рассчитывать, если бы не ввел для населения властный порядок и управление.

Сегодня мы одергиваем тех, кто пытается сравнивать налоговую систему сегодняшней России с билетом в Освенцим, который пассажиры покупали за свои деньги.

Сейчас для нас очень важен «ученый» вопрос: налоги мы платим или же дань?

Ведь «князья», единственная забота которых собирать дань с подДАНных, в «Перестройку» осчастливившие нас «Управляющими компаниями», Центрами компетенции, Советами рынков, куда перекачивались деньги, но не перекачивалась ответственность за содеянное, всё время перекачивают куда-то не только деньги, а ещё и власть.

Ну, как тут лояльным налогоплательщикам не встревожиться, вспомнив, как председатель Петроградского Совета в октябре 1917 года Л.Д. Бронштейн (Троцкий) послал небольшие группы боевиков по всем адресам, обеспечивавшим жизнеспособность города. И «вежливые люди» взяли под контроль «Северную Пальмиру», а спустя короткое время и всю Россию.

Очень не хочется оказаться в числе очередных «павших в борьбе роковой». А «борцы Лучшего с Хорошим» таки раскачивают наш с Вами плот.

А потому не будем сходу отвергать рассуждения сограждан, что в интернете делятся подсчетами, согласно которым трудолюбивый россиянин в год платит государству сумму, которой хватило бы купить пусть не шикарный, но всё же домик в деревне верстах в ста от Москвы, а налогов за два года хватило бы на плохонький «Форд-фокус»

Но что получает гражданин за эти деньги?

Безопасность? Но нас ежедневно пугают, что третья мировая начнется буквально со дня на день. А ракетно-ядерный щит Родины, согласно свежему признанию Генштаба, будет мгновенно продырявлен американскими «противоракетами».

Вероятность быть взорванным или изнасилованным «дорогими гостями из когда-то братских республик» также растет не по дням, а по часам.

Про уровень образования и здравоохранения уже и высшие чины не говорят без содрогания.

Вице-премьер по «социалке» г-жа Голодец призналась, что понятия не имеет, чем зарабатывают себе на хлеб 35 миллионов граждан, занятых в «теневой экономике».

Может быть, трудолюбивый гражданин за свои деньги получает хотя бы уважение тех, кому платит? Увы, и тут «мимо»!

Вот и получается, что мы с вами не налогоплательщики, а данники, отказывающие себе в самом необходимом ради того, чтобы получатели дани хотя бы не били нас по головам!

Таким образом, экономическая теория доказывает, что для общества организованная преступность (монополизация преступных промыслов) предпочтительнее преступности дезорганизованной (конкурентной организации преступных промыслов).

Похоже, сейчас имеет место попытка реализовать конституционные по характеру изменения в системе прав и обязанностей экономических агентов неконституционными методами (речь идет не о номинальной, а о реальной конституции, выступающей как совокупность преимущественно неявных правил).

В результате возникла ситуация, определяемая в теории «общественного выбора» как «конституционная анархия», в которой индивидуальные права – предмет прихоти политиков

Аналитическая служба СРН

 

Запись опубликована в рубрике Важное, Публикации с метками , , . Добавьте в закладки постоянную ссылку.