Позитифф

Стабильность превыше всего ценит тот, кто не надеется на положительные перемены

 

Недавно в нашем Ростовском хозяйстве случилась выгодная оказия – заключить контракт на продажу зерна будущего урожая по хорошей цене. А на следующий день выступил очень важный начальник и заявил, что в нашей области ожидается грандиозный, превосходный, прямо выдающийся урожай.

И тут же цена поползла вниз.

В современной экономике невероятно велика психологическая составляющая. Сказать, что чего-то нет или вот-вот не будет – цены растут. Сказать, что того самого завались – и цены падают. При этом в физической реальности ничего не меняется.

Меж тем никаких особых признаков особого урожая в нашем районе я не прозреваю. Даже наоборот: положение слегка тревожное. Весна была невиданно холодной, сейчас в Степной Кургане +13, а обычно бывает +25 и больше; уже сегодня ясно, что уборка сдвигается минимум на 10 дней, а это значит, что сдвигаются и другие работы, что не хорошо… Да и вообще два года подряд хороший урожай бывает у нас редко.

Так чего ж загодя звенеть, рапортовать и приходить в восторг? Не лучше ль с крестьянской осмотрительностью считать цыплят по осени, а зерно в амбарах?

А тренд нынче такой – позитивный. Совершенно в стиле зрелого Застоя мы начали выражать бурное самодовольство, многоречиво бахвалиться, приходить в восторг от собственных успехов. Кажется, ещё чуть-чуть – и каждый год, как в оны дни, у нас будет юбилейным, награждения – ежемесячными, а восторги – ежедневными.

Да, достижения у нас есть, в т.ч. и в сельском хозяйстве. Но рост преимущественно восстановительный – после реформаторской разрухи. К тому же ещё в XVIII веке наблюдательные люди открыли: не бывает стран с высокоразвитым сельским хозяйством без высокоразвитой обрабатывающей промышленности. Вот её бы восстановить… Так что нам ещё расти и расти. А чтоб расти, нужен план, а его пока нет.

Или вот военные наши успехи. Тут иной раз страшновато становится. Мои познания в военном деле очень малы и ограничиваются институтским курсом военной подготовки, где из нас готовили лейтенантов-переводчиков. Было это очень давно. Но мне вспоминается генерал Тур, что читал нам небольшой курс истории войн. Он, ветеран Великой Отечественной, много рассказывал из личного опыта, как готовились к войне, как она началась. Тогда тоже звенели – и об этом рассказывал пожилой генерал.

Я не сомневаюсь: наша армия окрепла, и новое вооружение появилось, и престиж военной профессии возрос. Но хвалиться – не стоит. Пока достижения не опробованы боем (не дай Бог!) – все они предположительные. Исторически недавно, в 2011 г., генерал-лейтенант Виктор Иванович Соболев, бывший командующий 58-й армией Северо-Кавказского военного округа, писал в «Военном обозрении»: «Российская армия развалена, в НАТО это понимают, а в руководстве страны?» А теперь всё сказочно изменилось, и мы способны отбиться от любой напасти? Хочется верить….

Можно ли верить объявленным макроэкономическим показателям? Вот, например, старый новосибирский экономист Григорий Ханин – не верит. Когда-то в Перестройку он прославился статьёй «Лукавая цифра», где показал механизм преувеличения советских макроэкономических достижений. Он опирался не на ценовые, а на натуральные показатели. Сегодня он утверждает: «ВВП России с 1992 по 2015 год вовсе не вырос на 13,4 процента, как уверяет Росстат, а сократился на 10,2 процента. Основные производственные фонды (здания, сооружения, машины, станки, оборудование и другие, участвующие в выпуске продукции) сократились на 29,2 процента по полной учетной стоимости, хотя официальная статистика уверяет в их росте на 50,9 процента».

Не зря, похоже, Росстат переподчинили Минэкономразвитию…

Но я даже не о конкретных цифрах и фактах. Я об общем подходе. О духе и стиле.

Сегодня господствует дух пенсионерского позитива. Пенсионер уже не может ничего изменить в окружающей жизни, значит, и думать о плохом не имеет смысла, поэтому он блокирует всякую отрицательную информацию.

Мне рассказывал один бывший высокопоставленный сотрудник ЦК КПСС, что на последних этапах жизни Л.И. Брежнева перед его сотрудниками стояла важная задача: ничем не огорчить и не опечалить Леонида Ильича. Он категорически отвергал всякую неположительную информацию. Вот такая психология больного старика сегодня разлита в воздухе, этим дышим.

Отсюда – культ стабильности: не было б хуже. Кто превыше всего ценит стабильность? Очевидно: тот, кто не надеется на положительные перемены. Стабильность – это идеал хосписа, где лучше стать не может в принципе, о плохом лучше не думать, а говорить и вовсе бестактно.

Когда люди идут вперёд, им нужна в первую очередь правдивая информация. И в первую очередь – знания о недостатках и недоработках. Потому что в них таится угроза. Билл Гейтс учил своих сотрудников: плохие новости должны бежать впереди всех. Так и есть: чуть зазеваешься, зазнаешься, загордишься – тут-то тебя и слопают. Это касается и личной судьбы, и судьбы делового предприятия, и судьбы целой страны. Неужто мы забыли, как наша страна разваливалась под бурные, продолжительные аплодисменты?

Татьяна Воеводина

 

Источник – Завтра

 

Запись опубликована в рубрике Важное, Публикации с метками , , . Добавьте в закладки постоянную ссылку.