Славянский мир в поисках единства

26 мая в Москве в Российской государственной библиотеке открылся юбилейный Всеславянский съезд, собравший свыше 200 делегатов из всех стран славянского мира


Встреча с единомышленниками-славянами задумывалась как ответ на потребность многих обсудить в нынешнее непростое время такие жгучие проблемы, как наступление глобализации, влияние мультикультурализма, нынешний раскол славянского мира и пути преодоления этого раскола, сохранение национальных культур и традиций, чистоты национальных славянских языков, уважение к национальной истории, соблюдение этических принципов в славянской журналистике и воспитание подрастающего поколения в духе ценностей славянского мира.

Нынешний съезд приурочен к 150-й годовщине московского Всеславянского съезда 1867 года – знаменательного события, прогремевшего на всю просвещённую Европу и впервые собравшего в русской столице цвет славянского мира. В мае — июне 1867-го на Славянский съезд съехались 81 представитель от зарубежных славянских организаций.

14 мая делегаты съезда удостоились высочайшей аудиенции у российского императора Александра II. Идея славянского единства звучала во многих выступлениях на съезде: «Взошло солнце взаимности славянской, и мы убедились, что мы все – единый народ», — говорил один участников (Ригер). «В настоящем обществе не видим ли мы уже осуществление славянского братства, тут присутствует самый могущественный брат наш русс, здесь храбрый чех, молодецкий серб, терпеливый словенец, всегда бодрый словак из-под Карпат», — вторил ему другой (Мудронь). «Славянский язык и славянский народ в самом деле един», — признавал третий (Шафарик).

Своеобразным продолжением (иногда его называют вторым этапом московского) стал Съезд-совещание в Праге в мае 1868-го, где делегация Московского славянского комитета встретилась с чешскими и сербскими представителями. Здесь было принято решение о регулярном проведении Славянских съездов. Очередной был назначен в Белграде, но начавшиеся на Балканах бурные события (Герцеговинское восстание 1875 г., затем Русско-турецкая война 1877—1879) не дали ему состояться.

Новая волна международного славянского движения была рождена патриотическим подъёмом периода Великой Отечественной войны. 8—11 декабря 1946 г. прошёл Белградский славянский конгресс с участием делегаций всех славянских стран, а также США, Канады, Новой Зеландии и др. Но избранный на нём Общеславянский комитет был вскоре распущен в связи с советско-югославским конфликтом в июне 1948 года.

Его преемником стал созданный в 1996-м международный союз «Всеславянский собор», инициировавший проведение в июне 1998 г. седьмого Международного славянского съезда в Праге (500 делегатов из 12 стран).

 

* * *

Краткий исторический обзор событий памятного Московского съезда 1867 года сделал в своём выступлении доктор исторических наук Олег Анатольевич Платонов, председатель президиума МСОО Всеславянский союз, директор Русского исследовательского центра, главный редактор газеты «Русский вестник», открывший съезд. Он, в частности, отметил:

— Идеи, которые на московском съезде определили главные направления в развитии славянского движения, особо показали свои силу и действенность в следующем веке в борьбе против фашистской Германии и её западноевропейских сателлитов. В этой решающей схватке, погубившей десятки миллионов славян, идеи, объединившие славян, доказали западному германо-романскому миру, что объединившийся славянский мир непобедим и его духовная основа способна определять будущее. Главным итогом съезда стала духовная консолидация славян. Была выработана общая идеология всемирного движения славянских народов за духовное единство и взаимность.

Съезд 1867 года состоялся в то время, когда в Европе происходила консолидация других народов. В будущей Италии и в будущей Греции маленькие княжества и королевства объединялись в одну страну. Естественно, что в этих условиях и славяне поставили вопрос о необходимости консолидации, о необходимости объединения. Но это объединение не нравилось многим представителям западного мира. Россию в то время постигло разочарование политикой Священного союза трёх императоров, который в ходе Крымской войны показал, что к России существует особое отношение, и отношение это антиславянское, антирусское.

Великий русский историк Погодин справедливо заявлял, что единственными союзниками России в Европе являются славяне, родные нам по крови, по языку, по сердцу, истории, по вере. Славянское возрождение вызвало у западного мира сильнейшую тревогу. Приглашение славянских делегаций в Москву западные политики расценили как призыв к сепаратизму. Но, несмотря на демарши Турции и Запада, съезд прошёл успешно. В Россию приехали видные деятели славянского движения, среди которых были Ф. Палацкий, Ф. Ригер, Я. Головацкий, Ф. Браунер и многие другие.

Славянскую делегацию радушно принял Александр II, а также многие государственные деятели Российской империи, и такие выдающиеся фигуры русской науки и культуры, как Погодин, Соловьёв, Аксаков, Срезневский, Бегаев, Черкасский, Чижов, Ламанский, и многие другие.

Сам съезд прошёл не в форме традиционных заседаний, а как череда многочисленных раутов (от англ. Rout: торжественный званый вечер без танцев. — Ред.), молебнов, аудиенций, банкетов, посещений достопримечательностей, музеев, выставок. Звучали речи, тосты, выступления. Проходили дружеские беседы, в которых обсуждались волнующие славян проблемы. Съезд прошёл как подлинный праздник дружбы и взаимности. Заседания съезда показали, что в выступлениях многих делегатов звучали призывы к духовному славянскому единству.

Делегат Франтишек Ригер заявил, например: «Наибольший и первенствующий народ на Земле — славянский. Но вот взошло солнце взаимности славянской. И мы убедились, что если мы станем друг друга поддерживать, мы будем народ великий не только числом своим, но и своими делами». В выступлении серба Михаила Полита-Десантича прозвучало: «Вопрос о судьбе славянства можем теперь решить только мы, славяне, и в этом случае первая роль выпадет на долю России. Россия теперь — не только русская, но и славянская, всеславянская держава».

В том же духе выступил и чех Франтишек Браунер, который отметил, что идея славянской взаимности возникла на западе славянского мира и появилась она из настоятельной необходимости спасти славянские народы от поглощения их чуждым элементом. Эту великую мысль, считал он, может осуществить только великий народ, являющийся полновластным господином в своей земле. А это — народ русский, в земле которого никогда не заходит солнце.

Радушный приём, оказанный славянским гостям, стал достоянием мировой славянской общественности, в которой усилились русофильские настроения, симпатии к России. Для славянских народов события, связанные с проведением съезда 1867 года, стали одним из первых положительных опытов использования мягкой силы во внешней политике. Вместе с тем славянское движение обрело новую силу, свидетельством чему стали начавшиеся вскоре восстания в Боснии и Герцеговине и Русско-турецкая война, закончившиеся, как известно, победой славян.

Главный духовный фон съезда создавали идеи славянофилов, великих славянских мыслителей, в речах которых оттачивались основные формулировки славянской духовной мысли. На разных площадках съезда славянофилы проводили мысль о том, что все славянские народы объединяет принадлежность к древнеславянской цивилизации и что все славяне являются единым народом. Из корней древней славянской цивилизации выросло дерево, каждая ветка которого потянулась в свою сторону.

В речах выдающегося, можно сказать, великого славянского мыслителя Владимира Ивановича Ламанского проводилась мысль, что развитие славянской цивилизации осуществлялась в непрекращающейся борьбе с цивилизацией западной, германо-романской. В западной цивилизации царствовали индивидуализм и рационализм, материальное преобладало над духовным. В отношении к другим народам у Запада преобладало завоевание и насилие, тогда как миродержавной ролью славянского племени было не завоевание, а хозяйственно-культурный подъём страны и народов её населяющих. Народам славянским, считали мыслители, выступавшие на съезде, выпада тяжёлая задача быть бастионом на пути сил мирового зла, как на Востоке, так и на Западе. Но самое великое бремя решения этой исторической задачи легло на Россию.

 

* * *

Президент Международной славянской академии Сергей Николаевич Бабурин говорил о настоятельной необходимости реальных действий для славянского мира в нынешний чрезвычайно острый период мировой истории. Русский философ Константин Леонтьев отмечал: «Славяне есть, а славянства нет». Идея славянского единства разделяется многими общественными организациями в славянских странах. Но она должна разделяться политическими и государственными лидерами. В первом ряду нашего съезда должны сидеть президенты славянских государств!

Хватит заниматься поисками общего птичьего языка с Западом! Тот, кто хочет уйти в Атлантику, станет существом, европеоидом, но перестанет быть славянином. Точно так же сегодня и немцы, и французы, и другие народы Европы не хотят быть европеоидами, а хотят развиваться в соответствиями со своими национальными традициями.

Идеи, высказанные в докладе О. Платонова, очень точны. Время не даёт нам возможности расслабиться, а призывает к тому, чтобы выработать программу действий и приступить к её осуществлению. Тогда нынешний съезд станет не просто праздником, но событием эпохальным.

 

* * *

Делегат от Белоруссии Александр Антонович ТИТОВЕЦ в своём выступлении подчеркнул: мы видим, что и через полтора столетия после Московского съезда 1867 года сохраняется потребность славян в единстве и единении. При этом мы не должны смешивать два разных понятия — государств и власть. Власть может быть всякой – героической, переродившейся и т.д., а государство остаётся одно. Славянское движение в Беларуси поддерживается государством, ибо подавляющее большинство населения в нашей стране – славяне. Можно иронизировать по поводу витебского фестиваля «Славянский базар», дескать, там всё меньше славянства и всё больше базара. Но лучше пока ничего нет…

Мы видим патологически ненормальную ситуацию на Украине. Тем более наши усилия должны быть направлены на то, чтобы не угасла свеча славянской солидарности.

Сегодня идёт рождение новой мировой религии, в которой нет места ни христианству, ни исламу. Она исповедует толерантность к различным проявлениям зла.

Белая раса сокращается, как шагреневая кожа, ныне она составляет 4—6 процентов населения мира. А ещё недавно было 30! Депопуляция славянских стран стремительно нарастает: Россия лишилась 25 миллионов человек после разрушения СССР, Украина – 10 млн., Белоруссия потеряла 800 тысяч человек. Необходимо создать Всемирный славянский союз на внепартийной, соборной основе, который должен заняться системой национального образования. Следует помнить, что слово «дьявол» переводится на русский язык, как «разлучитель», «разрушитель».

 

* * *

Страстными, проникнутыми болью за свою Родину, стали выступления Александра Викторовича СМЕКАЛКИНА, лидера партии «Левый фронт» ДНР, и Романа Владимировича РАЗУМА, гвардии лейтенанта 2-й гвардейской мотострелковой бригады Народной милиции ЛНР. Они рассказали делегатам съезда об огненных буднях Донбасса, ставшего сегодня передним краем в войне за русскость и за славянство.

— Русские убивают русских — именно такая война идёт на Донбассе, — с горечью констатировал Р. Разум. — За ту — киевскую сторону — воюют и гибнут русские мальчишки, потому что это кому-то выгодно.

Мы хотим строить общество без частной собственности, говорил А. Смекалкин, общество, в котором отсутствует эксплуатация человека человеком, где существует высокий уровень социальных гарантий.

Соб. инф.

 

Из досье «Слова»

Торжественное открытие Первого Всеславянского съезда состоялось 2 июня 1848-го на Софийском острове в Праге. Всего прибыли 340 делегатов, преимущественно из национальной буржуазной интеллигенции (из аристократов — 35 человек, 16 священников). Работа съезда шла по трём секциям. Крупнейшую, чехословацкую (237 чел.), возглавил П.Шафарик, югославянскую (42 члена) – священник П.Стаматович, польско-русинскую (сейчас пишут «украинскую») из 61 члена – философ и революционер К. Либельт. Кстати, в этой секции зарегистрировался и единственный на съезде русский: революционер-эмигрант М.А. Бакунин. В своих выступлениях он яро отстаивал польские интересы: «Россия должна вернуться в славянское единство через освобождение Польши… Все славяне одинаково свободны, одинаково братья». Он даже выдвинул прожект создания великой демократической славянской федерации, включающей греков и турок, со столицей в Константинополе.

Главная и историческая борьба выдающегося анархиста М. Бакунина с К. Марксом за лидерство в Международном товариществе рабочих была впереди. Русский анархист разошёлся с основоположником марксизма из-за полярных различий во взглядах на коммунизм. «Я ненавижу коммунизм, потому что он — отрицание свободы, а я не могу себе представить ничего человеческого без свободы. Я не коммунист, потому что коммунизм концентрирует все силы общества в государстве, которое их поглощает, потому что он неизбежно приводит к централизации собственности в руках государства, тогда как я желаю упразднения государства — радикального искоренения принципа авторитета и государственной опеки, который под предлогом цивилизации и усовершенствования людей по сие время порабощал их, угнетал, эксплуатировал и деморализовывал. Я стремлюсь к организации общества и коллективной или социальной собственности снизу вверх посредством свободной ассоциации, а не сверху вниз при содействии власти, какова бы она ни была <…>. В этом смысле, господа, я коллективист, но нисколько не коммунист».

Дальнейшая работа съезда была сорвана провокационным выстрелом в княгиню Виндишгрец и начавшимся Пражским восстанием. Некоторые радикальные делегаты съезда (Бакунин, Фрич, Штур, Ф.Зах) приняли участие в баррикадных боях, вследствие чего начальник Нацгвардии князь И.Лобковиц приказал депортировать из Праги всех, не имеющих местной прописки. Оставшиеся делегаты-чехи объявили съезд отложенным на неопределенное время.

Заданный Первым Славянским съездом импульс в дальнейшем получил своё развитие. Кстати, молодые и прогрессивные немецкие журналисты К.Маркс и Ф.Энгельс сочувственно отнеслись к национальным стремлениям чехов (Собрание сочинений, т.5, с.83—85 и др.).

На съезде зашла речь и о европейских корнях праславян. В дискуссиях фигурировал остров Рюген (Руян) – один из главных военно-политических и торговых центров наших давних предков в Балтийском море, а также несколько городов Восточной Европы, где жили предки славян – венеды.

Балтийское море прежде именовалось Варяжским, или Скифским. С античных времён сюда стекались поселенцы, воины и торговцы из разных стран. На северном мысе был сооружён храмовый град с пантеоном языческих богов во главе со Световитом. Борьба за гегемонию на южном берегу Балтики длилась несколько веков, пока в 1168 г. крепость не была разорена мекленбургскими рыцарями, славянами по крови. В народной памяти крепость Аркона сохранилась как город-герой, ей посвящены песни и стихи, а Руян соотносится с волшебным Буяном, где находится священный камень Алатырь и Дуб, из-под которого бьет ключом Живая вода.

Однако истоки славянской цивилизации не здесь. Еще до колонизации Балтийского побережья наши предки жили в самом центре Европы, в ареале расселения венедов (вендов). Одним из их древних центров был Будишин, ныне Баутцен (Bautzen), культурная столица Лужицких сербов. Название этого этноса созвучно балканским сербам, потому что это одно из имён древних славян. По-другому их называли вендами (Windisch) или венетами (Veneti). Лужицкая археологическая культура (от топонима Лужица), расположенная между бассейнами рек Лабы и Вислы, одна из древнейших в Европе. Здесь уже во втором тысячелетии до Р.Х. развивалась праславянская цивилизация Лугиев (Lausiz). В первые века н.э. древние славяне колонизировали всю Центральную и Северо-Восточную Европу от Балтийского моря до Черного.

 

Источник – Слово

 

Запись опубликована в рубрике Важное, Публикации с метками , , . Добавьте в закладки постоянную ссылку.