В поисках выхода

В Санкт-Петербурге 1 июня «Центр научной политической мысли и идеологии» («Центр Сулакшина») провел «Русский съезд». Съезд собрал около 200 участников и в ходе его работы было сделано около 30 докладов. Ключевыми являлись доклады профессоров С.С. Сулакшина и В.Э. Багдасаряна, лейтмотивом которых было обсуждение современного опаснейшего, на грани распада государства, кризиса в России и роли русского народа в его преодолении. Ранее подход к решению этой проблемы были изложены в проекте новой Конституции, разработанной Центром Сулакшина, и в Программе Партии Нового Типа

 

В свете обсуждения этих задач на съезде оглашено «Обращение к Русскому съезду по вопросу о координации русских общественных движений». Съезд принял документ о необходимости создания Партии Нового Типа для победы над оккупационным либерализмом и «патриотическим» путинизмом и последующего строительства «нравственного» государства Россия.

В течение последних лет по локальным экономическим и политическим проблемам России Центр Сулакшина сделал ряд ценных аналитических работ. Но, к сожалению, в стратегическом плане деятельность Центра сильно напоминает попытку построить утопическое государство. Можно написать множество многостраничных вариантов конституции псевдо-идеального государства, которое построить невозможно.

В теоретических работах Центра Сулакшина, положенных в основу стратегии государственного строительства движения и партии, существует несколько стратегических пробелов.

Принципиальным является отсутствие механизма изменения ныне действующей коррумпированной и некомпетентной политической и экономической системы, способа её перехода к некоей иной, более прогрессивной и справедливой системы.

Предлагаемое авторами изменение системы «снизу» через кардинальное изменение Конституции в рамках действующего законодательства принципиально невозможно, поскольку депутаты Госдумы должны будут по сути признать несостоятельность действующей власти, т.е. спилить сук, на котором сидят.

В качестве политической системы нового государства Центром Сулакшина анонсируется представительная демократия, которую сейчас модно считать высшей и единственно возможной формой социальной организации человечества. Но вера в абстрактное демократическое государство ничем не лучше, чем вера в доброго царя или в справедливого бога.

Политические системы всех стран мира далеки от совершенной демократии и имеют системные проблемы, которые социологи и политологи называют «искажениями демократии», «невыполненными обещаниями демократии», «угрозами демократии», «хрупкостью современных демократических режимов». Все существующие режимы, даже в развитых странах, в большей или меньшей степени являются только имитационными демократиями.

Реально применяемые «демократические» механизмы управления обществом позволяют подменить волю большинства интересами меньшинства – привилегированных сословий, бюрократии и управляющей элиты. Существующие механизмы демократических выборов весьма несовершенны, а сами результаты выборов сильно зависят от избирательных технологий.

В рамках имитационной демократии бюрократия и крупный капитал, используя бюрократические, финансовые ресурсы и СМИ, всегда имеет больше возможностей по формированию властвующей элиты, чем рядовой гражданин.

В результате «демократической» процедуры создаётся управляющее меньшинство – элита, абсолютно независимая от общества.

Проблема не связана с какими-либо особенностями политического и экономического устройства России. Современная «демократия» во всех странах мира – это форма власти «специально отобранного» меньшинства, круга узкого правящего класса, которые работают не по формальным законам, а по теневым договорённостям экономических, политических, национальных, преступных и др. кланов и групп, о которых общество почти ничего не знает. Обязательным условием подобной демократии является недопущение к политическим правам тех, кем эта властвующая элита правит.

В программных документах Центра Сулакшина полностью отсутствует понятие экономической демократии. Демократическое общество требует наличия не только политической, но и экономической демократии. Не может быть политически свободным человек, у которого нет других способов зарабатывать себе на жизнь, кроме как подчиниться действующей экономической системе и работать по правилам, установленным бюрократией и крупным капиталом. Одним из вариантов решения этой проблемы может являться проект «Социальный пай», активно разрабатываемый В.И. Филиным, но в проекте Сулакшина никаких предложений на эту тему нет.

Правящие элиты рассматривают все независимые общественные силы как конкурентов, которых надо информационно и административно подавлять. Но в условиях тотального недовольства народа действиями управляющих элит сдержать активность общества невозможно. Фиктивность провозглашенных демократических принципов управления вызывает всё возрастающее раздражение общества и заставляют как граждан, так и властвующую элиту искать пути выхода из сложившейся патовой ситуации – из системного кризиса представительной демократии.

Один из вариантов решения проблем связан с более широким использованием возможностей современных информационно-коммуникационных технологий для разработки коллективных методов управления обществом.

Мир думает, как уйти от имитационной демократии, а Сулакшин предлагает её закрепить.

Часть экспертов считает, что возможности демократии ограничивает алчность бизнеса и неспособность масс принимать разумные решения.

Но проблемы можно преодолеть, используя прямую демократию, прогресс информационных технологий. Но для этого необходима не бесконтрольная элита, а обратные связи от населения к властвующей элите.

Суть демократии в том, что народ должен реально участвовать в принятии политических решений. Фактически это означает отход от принципов имитационной представительной демократии в пользу реальной прямой демократии – лидеры государства должны выяснять и реализовать волю народа, работать на интересы государства.

В работах Центра Сулакшина отсутствует вопрос о возможности решения системных проблем через механизмы сетевой демократии.

Понятие «сетевая демократия» («e-демократия», «электронная демократия», «обсуждающая демократия», «виртуальная демократия») намного шире термина «электронное голосование». Это не просто процесс организации голосования и подсчёта голосов с использованием современных информационно-коммуникационных технологий. Сетевая демократия включает как создание системы управления обществом, так и организацию среды для коллективных мыслительных процессов (информирование, выработка коллективных решений и создание технологий их реализации).

Сетевая демократия может быть реализована на всех уровнях общества – начиная с местного самоуправления и заканчивая международными отношениями.

Информационные технологии вплотную подошли к созданию «сетевого общества», в котором Интернет является важнейшим коммуникационным средством на всех уровнях организации общества. Они позволяют узнать в масштабах страны мнение каждого избирателя по любому вопросу, минуя многоуровневую, неэффективную и высокозатратную представительную демократию. Система сетевой демократии не требует новых уникальных технологических изобретений, речь идет лишь о системной интеграции сложившихся и широко применяемых технологических разработок. В Интернете уже используются все те компоненты, на которых может быть построена система.

Информационные технологии уже сегодня создают независимые информационные потоки, разрушая монополию власти на информацию. Они дают не только свободу выбора между различными якобы объективными источниками информации, но и позволяют управлять потоками информации, создавать механизмы коллективного обсуждения событий, формировать общее мировоззрение «умной толпы», состоящей преимущественно из молодёжи. Именно в сетях разворачивается борьба за умы будущих поколений – перепрограммировать человека с помощью современных информационных технологий быстрее и дешевле, чем переподчинить его административными, военными или полицейскими методами.

Уже сейчас сетевая демократия в обществе технически осуществима: для неё есть все необходимые инструменты: интерфейсы, системы хранения и передачи данных, криптографические схемы, которые позволяют организовать голосование. Но основная проблема связана с тем, что сетевая демократия пытается применить стандартные технологии, иерархическую сетевую архитектуру «клиент – сервер», в которой участники сети имеют неравные права, обязанности и возможности для участия в сетевых процессах.

Разработанные проекты платформ для создания управляющих децентрализованных (одноранговых) горизонтальных политических сетевых систем, обеспечивающей равноправие участников (например, «Конституция децентрализованной добровольной нации без границ в блокчейне Эфириума»), пока не совершенны. Но они создают основу, исходную точку, для реальной демократии, для создания более дешевых, надежных и эффективных систем управления с добровольным участием всех граждан.

Принципиальным, является то, что подобные технологии позволяют разработать модель управления общества с открытым исходным кодом, которую при желании любой мог бы «форкнуть» (на языке программистов – использование кодовой базы программного проекта в качестве старта для другого), чтобы создать общество нового типа.

Основной интерес к проектам по созданию системы на базе горизонтальных сетевых структур, основанных на децентрализованных, одноранговых сетях равноправных участников, связан с возможностью вывести общество из-под тотального контроля властвующей элиты как капиталистического, так и социалистического типа.

Попытки же решить серьёзные системные проблемы в рамках старого политического инструментария с большой вероятностью обречены на провал.

Юлий Лисовский

 

Запись опубликована в рубрике Важное, Публикации с метками , , . Добавьте в закладки постоянную ссылку.