Югославский сценарий

Не исключено, что России предстоит пройти через период гражданского противостояния, подобно тому, который мы недавно наблюдали в Украине

 

Пятнадцать лет назад, в 2000 году, вскоре после окончания Косовской войны, мне пришлось побывать в тогдашней Югославии – в городе Нови-Сад. Кое-где еще были видны следы недавних боевых действий: мосты через Дунай лежали в руинах, а вдоль берегов реки стояли замаскированные сторожевые катера. Но боевой запал сербов уже иссяк. На стенах домов повсюду можно было увидеть сжатый кулак с подписью «Отпор» – бренд прозападной оппозиции. Учительница на курсах сербского языка недовольно рассказывала, что у населения производят отчисления из зарплаты на восстановление разрушенных объектов инфраструктуры. Почти все сербы, с которыми я сталкивался, с ностальгией вспоминали старые добрые времена до введения санкций, когда они беспрепятственно путешествовали по Европе и тесно сотрудничали с западными культурными, политическими и экономическими институтами.

Как и многим другим жителям небольших восточноевропейских государств, сербам в полной мере присущ сильный национализм. Но веры в политическое руководство Слободана Милошевича у них уже было. Ведь в начале своей политической карьеры президент Югославии заявил: «вас никто больше не будет бить». Но после этого, на протяжение десяти лет, сербов били на Балканах все, кому не лень. Изматывали и многолетние санкции – а потому многие жители страны мечтали о новом лидере, который сможет договориться с Западом на приемлемых для Сербии условиях и вернуть им прежнее относительное благополучие.

Спустя год после моей поездки правительство Слободана Милошевича было свергнуто в результате первой «цветной революции» ХХI века, которая весьма органично объединила сербских либералов и сербских националистов. В стране был установлен лояльный Западу режим, который, правда, отнюдь не улучшил жизнь местных жителей – о чем напоминают до сих пор оставшиеся кое где с военных лет руины. И уж, конечно, это не принесло сербам членство в Евросоюзе. Однако, в десятилетней эпопее бодания балканского Давида с западным Голиафом была поставлена жирная точка.

Ждет ли подобная судьба Россию? Вялотекущие разговоры о неминуемом крахе путинского режима шли еще с начала нулевых, когда не вписавшаяся в путинскую вертикаль обслуга ельцинских олигархов провозгласила себя «либеральной оппозицией» и стала изображать борьбу с Кремлем не на живот, а насмерть. В этом ей охотно подыгрывало путинское правительство, позиционируя себя защитником страны от внешней угрозы. Понятно, что пока цены на нефть росли, а широкие массы россиян приобщались к прелестям общества потребления, риторику вслух тосковавших по Ельцину либералов никто не воспринимал всерьез. Но «тучные годы» подошли к концу.

В правлении каждого видного правителя новейших времен есть два периода – Эпоха Славных Дел и время, когда падают цены на нефть. Вполне очевидно, что сейчас у Кремля нет средств для инвестиций в экономику, инфраструктуру и армию. Пресловутое импортозамещение обернулось не возрождением российских фабрик, разобранных на металлом еще десять лет тому назад, а переклеиванием этикеток на банках и заменой европейских сельхозпродуктов товарами азиатских и латиноамериканских фермеров. Сторонники неолиберального курса остаются работать в правительстве, либеральные реформы (например, в образовании и медицине) продолжаются – пусть, разумеется, и не так активно, как при Ельцине, в честь которого сейчас воздвигли за счет бюджета шокировавший многих россиян центр-музей в Екатеринбурге. Популярности правительству это, естественно, не добавляет.

Не менее удручающе выглядит и ситуация во внешней политике. Патриотические тролли могут сколько угодно постить фотографии голого Путина, отправляющего в нокдаун щуплого Обаму, но в реальности именно американский президент одерживает в новой холодной войне победу за победой. Украина превратилась из нейтральной державы в до неприличия зависимого от США сателлита, фабрику ультраправых боевиков и одну из самых антироссийских стран мира – этакую новую «Республику Анчурию» по О. Генри. Заокеанские морские пехотинцы маршируют в Нарве – в 120 километрах от Петербурга. Среди политиков Европы сохраняется консенсус в отношении «сдерживания» России, и даже такие традиционно нейтральные страны, как Швеция и Финляндия, обсуждают перспективы присоединения к НАТО.

Не менее печальными последствиями оборачивается для России и «маленькая победоносная война» в Сирии. «Успехи» российской авиации больше всего заметны не на поле боя, где сирийской армии так и не удалось добиться перелома в ходе боевых действий, а в виртуальном пространстве. Зато цена, которую Россия платит за войну, вполне очевидна: взорванный самолет с туристами в Египте, сбитый турками бомбардировщик в Сирии, крах выстраиваемых в течение десяти лет стратегических отношений с Стамбулом и потеря россиянами двух самых доступных широким массам туристических направлений.

Итак, если не произойдет чуда – вроде развала Саудовской Аравии и скачка цен на нефть, – гражданам России придется начать привыкать к экономическим трудностям в повседневной жизни и унижению их страны на международной арене. И здесь у режима начнутся проблемы.

Людьми можно манипулировать – но бесконечно выдавать им черное за белое невозможно. Правительственным телеканалам не стоит труда представлять в качестве «иностранного агента» какого-нибудь Коха, чередующего в своих постах ненависть к «быдло-рашке» и горячий патриотизм к некоторым зарубежным странам. Но выставлять «марионетками Запада» мелких собственников-дальнобойщиков, выступающих против олигарха Ротенберга – задача практически непосильная. На этом прокололось еще ельцинское телевидение в 90-е годы. Ухудшение экономической ситуации, маразм депутатов и церковников, поражения за рубежом будут терпеть два или три года – но затем недовольство охватит и пресловутое «путинское большинство». Люди будут ностальгировать по «сытым нулевым», отдыху в Анталье, доллару по 32 рубля и стабильно растущим зарплатам. Даже то, что в соседней Украине дела, вероятно, будут обстоять еще хуже, не принесет никому особого утешения. И тогда граждане поддержат силу, которая пообещает им это вернуть – даже за счет отправки горячо любимого президента, который к тому времени из героя на белом медведе превратится в Ельцина 2.0, в Гаагу.

Не исключено, что России предстоит пройти через период гражданского противостояния, подобно тому, который мы недавно наблюдали в Украине. И, в этом случае, коммунистов ждут тяжелые испытания. Экономический спад и развал производства сузил нашу социальную базу. Коммунистическая идеология, политические структуры и символы являются удобной целью для атак со стороны тех буржуазных сил, которые хотят заменить персоналии у власти, но не саму систему. Между тем, уроки из событий в соседней стране не извлечены – коммунистические организации России раздроблены, пассивны, не готовы к сопротивлению и склонны послушно плестись в хвосте у либералов или у охранителей. Хотя нам уже сейчас следует твердо осознать, что нынешний российский режим не вечен и начать готовиться к схватке, которая последует за его крахом.

Артем Кирпиченок

 

Источник – интернет-журнал ЛІВА


Запись опубликована в рубрике Важное, Публикации с метками , , . Добавьте в закладки постоянную ссылку.