«Города сдают солдаты, генералы их берут!» Часть 2

Николай Владимирович Юдин, окончив в 1971 году Пермское высшее командно-инженерное училище (ПВКИУ), 44 года отдал службе в армии, из них 37,5 лет – службе в Ракетных войсках стратегического назначения.

 

Воспоминания генерал-майора запаса помогают лучше понять, – почему армия не спасла Советский Союз от развала, регулируемого Москвой. А на неё очень надеялись множество патриотически настроенных граждан на всем пространстве от Балтики до Тихого океана.

 

Часть вторая

Приближались первые в истории Украины выборы Президента.

К власти рвался Леонид Кравчук, с которым я был знаком с 1988 года. Тогда он был третьим секретарем ЦК Компартии Украины и между нами сложились добрые отношения. Каждый раз, когда он приезжал в Луцк, я приглашал его в баню Узла связи дивизии, возил гостя по воинским частям, показывал стоящие на боевом дежурстве ракеты «Пионер», дежурящие за пультами боевые расчеты, казармы и вообще всю инфраструктуру ракетной части.

Во время очередного «налета» Кравчук выступил в клубе перед представителями всех частей дивизии. Обещал, что Украина оставит на своей территории стратегические ядерные силы, что 37-я ракетная дивизия будет в ближайшее время перевооружаться «Тополями», как будет хорошо и сытно жить ракетчикам на Украине, что ни одно подразделение не будет сокращено. Мы все, в том числе и я, слушали, затаив дыхание.

Гость сумел-таки завоевать умы ракетчиков-стратегов, наших жен и детей, обеспечить крайне нужные ему голоса избирателей. А ведь предупреждал меня командующий воздушной армией, дислоцированной во Львове: Кравчук — националист, да еще махровый. Я не верил. А мой прозорливый информатор оказался прав! Вот и слетел с должности командующего сразу после выборов Президента Украины.

Дальше Кравчук избавился от командующего Прикарпатским округом, а потом и командующего Киевским округом. Адмирал Касатонов боролся, как крейсер «Варяг», не отдавая ни пяди земли и моря русского Крыма.

А моя дивизия отдала девяносто пять процентов голосов за Кравчука. Для сравнения – авиационная дивизия, дислоцированная в Луцке, дала ему только сорок пять процентов, а Прикарпатский округ и всего-то сорок три процента.

После выборов я получил Правительственную телеграмму, которая до сих пор хранится дома: «Спасиби за пидтримку! Президент Украины Кравчук Л.М.». Как же я «лоханулся».

Украиной уже в те времена активно начали командовать «друзья» из-за океана

После поездки Кравчука в США Украина провозгласила безъядерный статус. И все наши надежды на то, что дивизия сохранится, как обещал Президент, разом усохли.

А между тем было приказано разработать график ускоренного расформирования дивизии. Для политика, похоже, ничто не свято!

… Когда я принял дивизию, церковь Святого Александра Невского, выстроенная ещё в 19 веке, уже была переоборудована в музей ракетной дивизии. С начала 90-х годов началась борьба за эту церковь между православной церковью Московского патриархата и местной автокефальной церковью.

Неужели я должен был отдать храм униатам? Нет уж – от дохлого оса уши вы получите, «товарищи»-униаты. В облисполкоме, в отделе межконфессионных отношений состоялось заседание, на котором было принято решение передать храм в ведение Православной церкви Московского патриархата, с чем категорически были не согласны униаты. И началось.

Подогнали РУХовцев с жёлто-голубыми флагами, бандеровских недобитышей с черно-красными флагами и заблокировали въезд на территорию дивизии. Даже пытались прорваться на территорию, в храм.

Утром, когда мы с женой (она работала в санчасти) ехали на службу, из толпы, что блокировала КПП, раздались два выстрела в сторону нашей «Волги».

Увеличив скорость, мы пролетели мимо и заехали на территорию дивизии через автопарк. А потом опять пришлось прибегать к старому, испытанному уже не раз методу силового разгона митингующих. Нескольких самых ретивых и громче всех кричащих пришлось взять «в плен» и допросить: «Кто послал? Цели и задачи?»

За участие в митингах, оказывается, платили деньги. Старшему группы – 10 рублей. Тем, кто больше всех кричал – по пять рублей, а статистам – по три рубля. «Нормальный бизнес».

Но в этот раз у них ничего не получилось.

В полках брожение среди прапорщиков после выборов Президента как-то успокоилось само по себе. Они поняли, что после расформирования полка придется искать работу на гражданке в Украине или переводиться в Россию, чтобы заработать пенсию.

Но активность стали проявлять «перевертыши», офицеры, перешедшие служить в армию Украины.

В Ровно стояла общевойсковая армия, а при ней был полк связи. Командовал им «украинец» по фамилии Мартиросян, быстро забывший слова присяги Советскому Союзу и присягнувший Украине.

От Луцка до Ровно всего-то семьдесят километров. Ближайшая моя часть, Узел связи, к Ровно был и того ближе. И вот этот украинский «гражданин» в форме полковника-связиста приезжает на дивизионный узел связи. Командир УС подумал, что это очередной проверяющий и впустил его на территорию части без каких-либо вопросов.

Мартиросян попросил его собрать личный состав в клубе. А когда люди собрались, начал агитировать за переход в Вооруженные Силы Украины. Командир части понял, что за змея к нему вползла. Всю агитацию он немедленно прекратил, выкинул гражданина Украины вместе с его машиной за КПП. И доложил мне об инциденте.

Потом этот «украинец» в погонах полковника приехал ко мне в штаб дивизии и попросил, чтобы я с ним встретился. Я послал его на известные каждому русскому человеку три буквы. Получив «отлуп», он начал действовать через власть. Меня вызвал председатель облисполкома, с которым я, как депутат Областной рады и командир дивизии, был в хороших отношениях. Он попросил меня, чтобы я организовал встречу с представителем Министерства обороны Украины для разъяснения позиции МО Украины в отношении увольняемых военнослужащих.

Собрал офицеров и прапорщиков в Доме офицеров и оставил их один на один с «украинским патриотом» Мартиросяном – такое было условие предоблисполкома.

Минут через тридцать услышал топот ног в зале – да такой, что люстры закачались. Потом – свист, крики и мат. А потом я увидел бегущего со всех ног Мартиросяна.

Дивизия правильно отреагировала на визит провокатора.

Начали оперяться вновь созданные президентские структуры. Активность во всех направлениях проявляло МО Украины. Свою лепту вносило и вновь созданное СБУ (Служба Безпеки Украины). Еще до расформирования дивизии «комитетчики» (особисты КГБ) дивизии перешли под флаги Украины, и не скрывали этого. Квартиры, машины, дачи у них к этому времени уже были – чего же не перейти?!

Однажды мне позвонили и попросили приехать в областное управление СБУ. Звонил начальник управления, полковник, с которым мы дружили семьями. Я задумался. Зачем? Опять провокация? Предупредил начальника штаба, чтобы если не приеду через два часа, звонил сначала Командующему армией, а если он не примет мер – прямо начальнику Главного штаба РВСН. Всякое могло случиться.

Взял родной ПМ, с которым не расставался уже как минимум год, и поехал. Приехав в управление, прошел в кабинет к начальнику. В кабинете присутствовали, кроме начальника СБУ Волынской области, еще два полковника – один «наш», перешедший на украинскую сторону, и полковник из Киева.

Разговор сводился к одному: чтобы я, командир дивизии ракетных войск, торжественно принял присягу на верность народу Украины. Я отказался. Тон разговора стал угрожающим.

Я еще раз сказал, что принимать присягу не буду (а представляете, какой бы был резонанс, если бы я согласился?) и уже хотел уйти.

Остановили. Пытались «купить» мол, дадим должность в МО Украины. Станешь, как минимум, заместителем начальника Главного штаба МО Украины. Или назначим начальником Киевского Суворовского военного училища – на выбор. Квартиру 4-комнатную дадим на берегу Днепра, жену устроим на работу в Лечсанупр, дочь будет учиться в самом престижном вузе Украины – университете имени Шевченко.

Только соглашайтесь. Я отказался в третий раз и вышел из кабинета.

Меня никто не остановил.

Потом вдруг министерство обороны Украины решило контролировать ход работ по расформированию. Позвонил Командующий Ракетными войсками, сообщил – завтра надо встретить начальника тыла Вооруженных сил Украины и доложить ему о ходе работ.

Встречаю его на аэродроме. Выходит из Ан-24 генерал-майор, а вместе с ним заместитель командующего Винницкой 3-й Ракетной армией по тылу полковником Ковбасой, который полностью и окончательно перешел на сторону Украины.

Я встретил, как положено, доложил. А генерал даже не соизволил со мной за руку поздороваться. Ничего себе! Это что же, мы враги изначально? С ним прилетело человек двадцать по разным направлениям деятельности. Началось заслушивание.

Я говорил о порядке сокращения дивизии, о проблемах – и вдруг этот генерал-майор меня прерывает. Останавливаюсь и напоминаю, что командира дивизии в Ракетных войсках не прерывает даже Главнокомандующий, и если вы еще раз меня прервете, наша делегация покинет зал. Он прервал меня еще раз, и я скомандовал своим дивизионным начальникам служб: «Встать! На выход шагом марш!» «Господа-офицеры» не уважают командира дивизии Ракетных войск стратегического назначения».

Заседание продолжалось без нас. Да и слава Богу! После совещания генерал-майор пришел ко мне в кабинет и попросил (именно попросил, а не приказал) выделить вертолет, чтобы он слетал в Броды и там проверил ход работ. А мне подумалось, что он хотел слетать и поклониться разрушенному памятнику Бандеры. Так и оказалось. Командир полка доложил мне все подробности.

Комментарий Маммы Маммаева, заместителя председателя Комитета по обороне Государственной Думы 4 созыва:

«Всё прошло, как танки по Москве!» поют КВНщики.

А генерал, верящий, что его личный опыт ещё кому-нибудь да пригодится – описывает свои маленькие победы.

Попугал бронетранспортером бандеровских активистов, осаждавших КПП ракетной дивизии.

Досрочно отправил в отставку прапорщиков, торопившихся пожить в независимой Украине и промывавших мозги солдатам в соответствии с заветами Степана Бандеры.

Как мог, сопротивлялся принятию личным составом присяги Украине.

Много это или мало?!

Бойцов генерала Юдина никогда не готовили к бою «стенка на стенку». Они видели только учебные цели на своих мониторах.

А генерала никто никогда не учил принимать политические решения. Затем, чтобы он ни о чем подобном даже не думал, зорко следили замполит и начальник особого отдела.

В 1941-м году товарищи командиры тоже робели брать на себя инициативу и действовать без приказа свыше. Но после катастрофы 1941-го всё же была победа 1945-го.

А тут без сопротивления сдались врагу и армия и страна.

Тем не менее, спасибо генералу Юдину за напоминание, что какие-то попытки уберечь страну от развала всё же были.

Но только ведь генерал не был одинок в своих настроениях.

Он утверждает, что бандеровскому наступлению помимо него пытались сопротивляться командующие Киевским и Прикарпатским округами, командующий Черноморским флотом, командующий воздушной армией во Львове.

И если тебе действительно за державу обидно – совершенно необязательно палить ракетами по Киеву. Вполне достаточно договоренности с генералами-единомышленниками и небольшого отряда квалифицированных спецназовцев.

Да они одним пинком могли бы выбить дух из «мечтающих о независимости».

После чего отрапортовать Кремлю, что «Прожектор Перестройки» день от дня всё ярче, а обещанное Светлое Завтра кажется всё более светлым.

И г-ну Горбачеву, «разбомбившему» всё руководство Советской Армии всего лишь одним безоружным маленьким самолетиком, нагло приземлившимся на Красной площади, ничего не осталось бы, кроме как наградить «переусердствовавших патриотов».

Летом 1993-го, ещё до начала пушечной стрельбы на Пресне, я прочитал в «Независимой газете» статью молодого депутата, отпрыска почтенной профессорской семьи, призывавшего «избавиться, наконец, от интеллигентского предрассудка о якобы недопустимости использования армии в решении внутренних конфликтов».

Сочинитель, глубоко убежденный, что лично его никогда не раздавит танковая гусеница, похоже, не заметил, что от «интеллигентского предрассудка» уже избавились.

И уже вошел в историю танковый батальон генерала Лебедя, своим появлением у Белого Дома переломивший настроения в августовской Москве.

А ещё не было забыто, как генерал Войцех Ярузельский ввел в Польше военное положение, арестовав всю «головку» «Солидарности». А эту его победу благодарные сограждане нынче ценят выше всех прочих побед.

Успокоив экстремистов и открыв все двери малому бизнесу, Ярузельский доказал, что для нормального реформирования экономики предпочтительней всё же хороший трактор, а не танк.

И в 1956 году в Будапеште, и в 1968 году в Праге удалось уберечь конституционный строй благодаря умению генералов договариваться.

И именно то, что в 1991-м и в 1993-м армия не сумела защитить конституционный строй и привело к множеству конфликтов в последующем.

Неужели повторение пройденного возможно?!


Запись опубликована в рубрике Важное, Публикации с метками , , . Добавьте в закладки постоянную ссылку.