Нам объявлена война

Президент Академии геополитических проблем, генерал-полковник Леонид Ивашов беседует с главным редактором газеты «Советская Россия» Валентином Чикиным


В.Ч. Леонид Григорьевич, рад вновь приветствовать вас в редакции «Советской России» и хочу сразу сказать, что наши читатели уже заскучали без ваших комментариев по геополитическим проблемам. А они, похоже, только обостряются вокруг России, да и внутри нее. В частности, американский конгресс окончательно и почти единодушно принял закон о санкциях против России. Насколько это серьезно и чем он грозит нашему государству, да и простым людям, нашим читателям?

Л.И. Спасибо, Валентин Васильевич, за приглашение к традиционному диалогу с вами. Ситуация вокруг России действительно обостряется довольно серьезно. О чем мы с вами не уставали говорить в каждом интервью. Но во властных верхах, и прежде всего в правительстве, к нам, как и к другим трезвым аналитикам, конечно, не прислушались. Закон о санкциях, принятый конгрессом, носит долгосрочный всеобъемлющий характер. Из 184 страниц закона почти половина его текста посвящена деятельности структур американской власти, спецслужб и бизнеса против России. Нам объявлена глобальная война на геополитическое поражение. При этом выбраны наиболее уязвимые узлы российской экономики, социальной сферы и безопасности. И это не только импортозамещение, но прежде всего сырьевая основа всей социально-экономической жизни страны. Американцы сделают всё, чтобы наши газ и нефть не шли в Европу, в Турцию, Японию, другие страны. А значит, наполнение бюджета станет проблематичным. «Родное» правительство переложит это бремя на население, что уже отчетливо наблюдается, и будет ускоренно распродавать последние государственные активы. Но чемпионат мира по футболу 2018 г. будет опять самым пафосным и самым затратным в истории. Да плюс США и НАТО раскручивают военный психоз у наших границ, и не реагировать на явную вооруженную угрозу мы не можем, да и власть имущие опасаются не столько за безопасность Отечества, сколько за свои капиталы и свою безопасность. Так что военные расходы будут расти. Завязли мы в Сирии, и здесь с американцами никаких подвижек не будет, будут лишь обострения. Опять расходы. Но выдержит ли все это народ?

В.Ч. Нерадостно. Но все же давайте поговорим о конкретных положениях закона о санкциях. В чем его сущность, как вы выразились, долгосрочный всеобъемлющий характер? В чем прочитываются геополитические угрозы в адрес России?

Л.И. Во-первых, причины, по которым вводятся санкции, многообразны. Здесь не только Крым, Украина, но и киберугрозы для США, вмешательство в американскую избирательную кампанию, нарушение прав человека, коррупция в самой России, поддержка Б. Асада и пр., пр. Так что, даже если мы сдадим Асада, вернем Украине (не приведи Господи) Крым, перестанем вооружаться, санкции сняты не будут. Как с санкциями в соответствии с законом Джексона–Вэника (ограничение выезда евреев из СССР). Уже и СССР не стало, но закон не отменяли. Второе. Президент США лишен права отменять или изменять в сторону ослабления санкции, но обязан их усиливать или вводить новые. В-третьих, санкции будут вводиться против любых компаний или стран, которые замечены в инвестициях в экспортные трубопроводные российские проекты. И мы видим, как мечется Европа по поводу «Северного потока», но американцы их дожмут. Потому что в Европе они строят 21 терминал для сжиженного сланцевого газа из США. Первый танкер уже разгрузился в Польше. Дожмут или уберут Эрдогана, и накроется «Турецкий поток». К 2022 году Китай выйдет на самообеспечение сланцевым газом и под давлением США может сократить потребление российского газа.

В.Ч. В интернете появилась на днях статья Дмитрия Анатольевича Медведева, где он критически относится к закону о санкциях, называет их бессмысленными и уверяет, что мы справимся. Я даже выписал из нее фразу, несущую уверенность и спокойствие: «Мы спокойно продолжим работу по развитию экономики и социальной сферы, будем заниматься замещением импорта, решать важнейшие государственные задачи, рассчитывая, прежде всего, на себя. Мы научились это делать за последние годы».

Л.И. Вот уж чего действительно опасаются американцы, так это отставки правительства Медведева и прихода к руководству страной и экономикой профессионалов-патриотов. Как в 1998 г. Примакова, Маслюкова, Геращенко. Потому и позволили Медведеву покритиковать их. Что он и сделал, но одновременно заверил, что все останется по-прежнему, будем сидеть на трубе, пока она не лопнет вместе со страной.

Недавно я перечитал подзабытое выступление в 2005 г. премьера российского правительства М.Е. Фрадкова, где он эмоционально показывает, что будет с экономикой, если мы не слезем с трубы и не начнем развивать современное промышленное производство. Сравниваю с Посланием президента РФ Федеральному собранию декабря 2016 г. – те же призывы и страдания. Значит, правительство Медведева ничего в этом направлении не сделало, хотя он тоже не раз призывал слезть с трубы. Слова и призывы звучат, но на практике ничего не делается. А это как раз и устраивает американскую элиту.

В прошлом году я побывал в Иране, который более 30 лет находится под американскими и международными санкциями, последние 10 лет под довольно жесткими. Но Иран за годы санкций создал современную промышленную базу по переработке углеводородного сырья. Наблюдал, как на Южном Парсе к мощному предприятию по переработке газа в очередь стоят иностранные суда за полимерными материалами. У нас и в жирные годы не построено ни одного подобного. Мы ввозим (из той же Южной Кореи) изделия из нашего газа.

Эта статья господина премьера, которую вы цитируете, говорит о его полной геополитической некомпетентности не только в сфере внутренней жизни страны, но и в международных делах. Ведь поведение США в отношении России прогнозировать легче, чем какой-либо иной страны. Нужно только прочитать и осмыслить выведенные ими и английскими специалистами законы геополитики и геополитическую доктрину: они неизменны с конца ХIХ века и по сей день. Меняется тактика, тональность и риторика, но не целеполагание и стратегия.

В.Ч. Леонид Григорьевич, вы уже говорили в нашей предыдущей беседе на страницах нашей газеты о том, что от Трампа не стоит ожидать каких-либо поблажек для России. Но встреча с В.В. Путиным внушала все-таки надежды на улучшение российско-американских отношений. Американский президент внимательно выслушивал российского, живо интересовался позицией Кремля по различным проблемам, подавал надежду на улучшение отношений и их развитие. Неужели обещания Трампа окажутся пустым звуком?

Л.И. Мы видим, как Трампу связали руки во внешней и внутренней политике, он с первых президентских дней превратился в «хромую утку». Да и обещания развивать отношения с Россией абсолютно ничего не значат. Трамп, как и любой американский президент, будет делать только то, что выгодно американскому бизнесу, стоящему ближе к президентскому клану, и Америке в целом. И делать уступки России или Европе он никогда не станет, если это не несет выгоды. Тем более что американская экономика далеко не в лучшем состоянии. Он, как бульдозер, будет проламывать поставки сланцевого газа в Европу, вытесняя российский, будет выдавливать российское присутствие на Ближнем Востоке, понижать влияние Кремля в международных делах. Да Трамп и понимает, что ослушаться конгресс и финансовый капитал для него значит или обречь себя на импичмент, или рисковать собственной жизнью.

В.Ч. Леонид Григорьевич, давайте порассуждаем на тему военной безопасности России. И опять же вернемся к США, ибо именно они раскручивают новую гонку вооружений, расширяют масштабы учений и провокаций у наших границ, милитаризируют космос, достраивают систему глобальной ПРО. Насколько всерьез это угрожает нашей стране и насколько мы готовы ответить на эти вызовы? Совсем недавно в программе Владимира Соловьева вице-премьер правительства Дмитрий Рогозин внушил нам некоторый оптимизм. Мы даже военных самолетов производим больше, чем США.

Л.И. Все военные приготовления США и НАТО нужно воспринимать очень серьезно. Ради собственного выживания и благополучия они пойдут на все. Еще раз хочу подчеркнуть, что американская политическая и бизнес-элита объявила нам войну на геополитическое поражение. И задействует все силы, средства и возможности для достижения этой цели. Стратегия анаконды, принятая в конце ХIХ столетия в США в качестве главного метода борьбы с Континентальной Россией, остается и по сей день основой политической, экономической и военной доктрины. И нас охватывают анакондой на море, суше, по периметру границ, в воздухе, в космосе, навязывают правила жизни, систему образования и науки, социально-экономическую модель и даже правительство.

Наращивание военной активности в Арктике, Европе, на Украине, в Грузии, в регионе Дальнего Востока, Средиземном море и далее везде – это не забавы, а нарастание серьезной угрозы безопасности Российского государства. Причем Штаты задействуют всех своих сателлитов, чтобы те не только раскошеливались, но и играли роль первого эшелона в развязывании военных действий против России. Проходящие сейчас натовские учения на Балтике начинаются с учений национальных вооруженных сил (Латвия, Литва, Эстония) по отражению «российской агрессии», затем подключаются серьезные европейцы (Германия, Британия), а затем вступают США, осуществляя стратегические переброски к российским границам. Это весьма коварно и опасно: любой инцидент тактического масштаба может перерасти в глобальный вооруженный конфликт. Что касается готовности нашей страны к парированию военных угроз, то здесь ситуация довольно сложная. Армия сегодня готова к отражению первого удара. Страна к серьезному вооруженному конфликту не готова.

Внешняя и внутренняя политика России движутся в разных направлениях. Внешняя – в сторону большей независимости, самостоятельности, разворачивается от Запада. Внутренняя – направлена на усиление зависимости от западных инвестиций, кредитов, товаров, продовольствия, комплектующих для производства и т.д. И получается, что средства, вырученные от продажи природных ресурсов, мы возвращаем иностранным компаниям за их же товары и услуги. У нас нет собственного производства: даже молотки, дрели, кастрюли и, представьте, мусорные баки закупаем за границей. Загублены станкостроение, электроника, нефтехимия, гражданское авиастроение и прочее.

А те военные образцы, которые удивляют мир, это, как признал Дмитрий Рогозин в названной вами передаче, есть подвижническое сопротивление советских инженеров и конструкторов политике властей 90-х – 2000-х годов. Такое вот партизанское сопротивление! Выстояли некоторые направления, где удалось организовать чуть ли не «подпольно» работу по сохранению советского научно-технического задела – без господдержки, без зарплаты; и те, которые питались экспортом вооружений.

Но многие конструкторские школы утрачены, нет научно-технического сопровождения, перспективных исследований, технологий массового производства. Нет инженерных кадров, появились было недоучки-бакалавры, да и те, лучшие из них, как правило, уезжают за границу. 100 тысяч в год! А значит, мобилизационный потенциал отсутствует и в гражданской сфере, и в военно-промышленной.

Как, например, перевести производство гражданского «Суперджет-100» на выпуск самолета военно-транспортного назначения, если он собирается из комплектующих боинга и аирбаса? Кто нам это позволит?

Но, подчеркну, прорывы в военном производстве есть, но это не системное развитие, а отдельные направления, сегодня щедро финансируемые государством. А если завтра средств не будет, а все к этому идет, о каком развертывании серийного производства может идти речь? Да и советских гигантов-организаторов, мыслителей и конструкторов практически не осталось, а на нынешних менеджеров у меня надежды нет. А то, что мы по каким-то изделиям превосходим США в количестве и качестве, еще ни о чем не говорит. Мы все лихие «демократические» годы разоружались, поскольку «врагов не было», да и дружба с США и НАТО нам якобы гарантировала «халявную» безопасность, а «глупые» американцы усиленно вооружались и совершали военно-технологический отрыв от нас. Так что им догонять нас не приходится – они планомерно обновляют свою военно-техническую основу.

В.Ч. Спасибо, Леонид Григорьевич, за подробное разъяснение военной ситуации. Но что, каких неприятностей нам ждать от наших западных «друзей» в канун президентских выборов в России?

Л.И. Дорогой Валентин Васильевич, не будем пугать войной наших читателей. Конечно, американцы и тем более европейцы не станут бомбить Россию в связи с президентскими выборами. Но и без внимания их тоже не оставят. Тем более что мы в ходе их президентской гонки явно симпатизировали Дональду Трампу, чем нанесли урон и ему, и себе. Информационно-психологическое давление, безусловно, будет присутствовать, плюс поддержка «оппозиционного» либерального кандидата и пятой колонны. Но более опасным является вероятность применения киберудара по России. Мы с вами об этом виде оружия говорили, однако напомним нашим читателям некоторые данные.

Это комплексное ударное средство, способное действовать как на сознание человека, так и на государственные и объектовые системы управления, локальные сети, интернет, связь всех видов, банковскую сеть, информационные средства, социальные, политические и экономические коммуникации.

Главное киберкомандование Пентагона образовано приказом министра обороны США Р. Гейтса от 23 июня 2009 года. Начало функционировать в мае 2010 года и достигло полной оперативной готовности к концу октября того же года. Подчеркнем, что командования в вооруженных силах США это самостоятельно действующие (а не обеспечивающие действия) ударные структуры, и что новое образование подчинено стратегическому командованию США. Оно объединило под своим началом несколько ранее существовавших организаций, в частности, Соединение глобальных сетевых операций. (JTF-GNO) и Объединенное командование сетевой войны (JFCC-NW), Агентство военных информационных систем, создан специальный Разведывательный центр киберопераций. Министр обороны США Эштон Картер 6 апреля 2016 года дал «первое задание военного времени» киберкомандованию Пентагона атаковать «Исламское государство» (запрещено в РФ. – Ред.) с целью не позволить командованию ИГ планировать и руководить операциями, а также нарушить финансирование структур ИГ. Вполне реально, что следующим боевым применением этой структуры станет наша страна.

Произошедшая в минувшем мае, 12-го, кибератака на российские учреждения – это, скорее всего, командно-штабная тренировка (разведка боем) перед президентскими выборами в России в 2018 г. Информационная подготовка к применению против России кибероружия активно велась в ходе президентской гонки в США, продолжается и после избрания Д. Трампа 45-м американским президентом.

Цель тренировочной операции 12 мая: проверить эффективность структур киберкомандования по дезорганизации работы социально значимых систем Российского государства. Главный удар, думаю, будет нанесен позднее, когда в России развернется предвыборная кампания, чтобы спровоцировать массовое недовольство населения с последующим признанием результатов выборов недействительными, если победит В.В. Путин или его кандидат.

Объектами удара могут быть:

– банковская система, нарушение работы которой вызовет невыдачу заработанной платы, пенсий, социальных пособий, дезорганизацию взаиморасчетов и т.п.;

– транспортная, энергетическая, а также системы связи, водоснабжения и др.;

– системы военного и государственного управления;

– военно-промышленные предприятия, стратегические ядерные силы, космические системы.

Одновременно активизируется работа в социальных сетях, где будут произведены массовые вбросы ложных новостей с целью спровоцировать массовый психоз в обществе. А несистемная оппозиция и разного рода НКО в свою очередь будут пытаться перевести этот массовый психоз из виртуального мира на улицы Москвы и других городов России. С целью координации действий в Москву приезжает в качестве посла США в России Дж. Хантсман, ярый русофоб, протеже печально известного Митта Ромни, сформулировавшего недавно стратегию США в отношении России, подобную так называемому Плану А. Даллеса, что следует из выступления Ромни: «Наша задача заставить Россию пожирать себя изнутри, внося смуту и разброд в общество этой страны… Мы заставим русских взяться за оружие. Мы настроим чеченцев, татар, башкир, дагестанцев против русских. Мы заставим их ненавидеть свою страну, собственную нацию». И далее в том же духе. Действия по дестабилизации России будут осуществляться методом системно-сетевых операций «мягкой силы» гибридной войны, которые хорошо отработаны в США. Такая вот угроза вполне реальна.

В.Ч. А готовы ли наши государственные структуры отразить этот возможный удар?

Л.И. Полностью защитить себя практически невозможно. Во-первых, у нас не создано нечто подобное надведомственного характера, где осуществлялись бы разведка киберопераций и операций так называемой мягкой силы противника, выявление задействованных сил и средств, планирование и организация ответных мер в рамках, опять же, системной операции. Во-вторых, нет соответствующей нормативно-правовой базы, национальной и международной.

В-третьих, американское общество и значительная часть мирового сообщества настроены против России агрессивно-враждебно, что будет проявляться как в международном информационном пространстве, так и внутри России. В-четвертых, Штаты задействуют в рамках операции своих многочисленных союзников и сателлитов, мы же пока серьезных союзников не имеем.

В.Ч. Леонид Григорьевич, спасибо за обстоятельные ответы на вопросы, которые волнуют наших читателей.

Л.И. Будем надеяться, что очередной беды у нас в августе не случится.

 

Источник – Советская Россия

 

Запись опубликована в рубрике Важное, Публикации с метками , , . Добавьте в закладки постоянную ссылку.