Господство США? Бжезинский против!

К 20-летию выхода в свет «Великой шахматной доски»


В мае нынешнего года умер Збигнев Бжезинский, один из ведущих идеологов внешней политики США, разработчик американской геополитической стратегии. 20 лет назад опубликовано его нашумевшее публицистическое завещание – книга «Великая шахматная доска (Господство Америки и его геостратегические императивы)». Но сей опус не перестаёт интриговать политиков и журналистов, историков и простых читателей многих стран мира. Как ни странно, книга эта от первой до последней страницы антиамериканская. Почему?

Демократический принцип определения лидера предусматривает его избрание в результате всеобщего, свободного и равноправного волеизъявления. Как известно, лидером мира США никто не избирал. Несмотря на это в книге Бжезинского Америка провозглашена главной страной (руководителем) мира не один раз.

Вот что, к примеру, говорит автор во введении: «Впервые в истории неевразийская держава стала не только главным арбитром в отношениях между евразийскими государствами, но и самой могущественной державой в мире. Поражение и развал Советского Союза стали финальным аккордом в быстром вознесении на пьедестал державы Западного полушария — Соединённых Штатов — в качестве единственной и действительно первой подлинно глобальной державы».

Любому здравомыслящему человеку понятно, что поражение одного игрока (даже основного соперника) может быть необходимым, но недостаточным условием «вознесения» в лидеры другого. Понятно и Бжезинскому, ему в здравомыслии не откажешь.

Почему же он самозванно объявляет Америку главой мира? Говорит о её «мировом господстве»? Уж кому-кому, а поляку, рождённому в Харькове, то есть в Российской империи (так Бжезинский называл СССР. — В.Х.) и её неосуществлённому гражданину хорошо известно об отношении к самозванцам.

Неужели лишь потому, что Америка накопила большие богатства и создала с их помощью самую большую (не факт, что самую сильную) в мире армию? Но ведь и этих условий недостаточно для абсолютного лидерства. Богатый культурист может накачать свои мышцы, но не иметь при этом необходимых для лидерства ума, силы воли, опыта, житейской мудрости.

Вот как оправдывается сам автор книги: «Америка занимает доминирующие позиции в четырёх, имеющих решающее значение областях мировой власти. В военной области она располагает не имеющими себе равных глобальными возможностями развёртывания. В области экономики остаётся основной движущей силой мирового развития. В технологическом отношении она сохраняет абсолютное лидерство в передовых областях науки и техники. В области культуры, несмотря на её некоторую примитивность, Америка пользуется не имеющей себе равных притягательностью, особенно среди молодёжи всего мира. Всё это обеспечивает Соединённым Штатам политическое влияние, близкого которому не имеет ни одно государство мира. Именно сочетание всех этих четырёх факторов делает Америку единственной мировой сверхдержавой в полном смысле этого слова».

Но ведь «не делает»! Не может сделать, поскольку успехи в экономике преходящи и не спасают от кризисов, лидерство в науке и технике не бесспорное, заявление же о культурном лидерстве, «особенно среди молодёжи всего мира», просто вызывает улыбку.

Нельзя не заметить, как Бжезинский, возлагая на США роль мирового лидера, сам себе противоречит: «…Легко представить себе, — пишет он, — какой была бы реакция европейских стран, если бы Германия официально заявила, что её задача заключается в укреплении и расширении её руководящей роли в ЕС, как это прозвучало в сентябре 1995 года в официальном заявлении России…(по отношению к «ближнему зарубежью» — бывшим советским республикам и странам социалистического лагеря. – В.Х.). То есть Германия не может управлять Европейским Союзом, а Россия — своим ближним зарубежьем… Но Америка при этом может управлять всем миром…

С чего это? Вразумительного ответа автор так и не даёт.

Публицист Бжезинский – бывший государственный служащий высшей категории. Советник по национальной безопасности президента США Дж. Картера в 1977—1981 годах, член президентского консультативного совета по внешней разведке в 1987—1989 годах и пр.). В силу допуска к государственным тайнам он в принципе был обязан заботиться о защите информации, закрытой (не только теоретической, идеологической или стратегической, но и оперативно-тактической, предопределяющей конкретные действия конкретных людей в конкретных ситуациях). Но здесь — в таком тонком деле! — он перешагнул через государственные интересы Америки. И информацию обнажил.

Вот, например, так: «Американская гегемония подразумевает оказание решающего влияния, но (в отличие от империй прошлого) не осуществление непосредственного управления». То есть, гегемоны прошлого, захватывая территории (либо подчиняя страны другими способами), управляли ими непосредственно – через назначенных «своих» начальников: президентов, наместников, комендантов и пр. По Бжезинскому, США должны осуществлять управление подчинённых народов через назначенных представителей этих же народов. Внешне «своих парней», но внутренне — обработанных американской пропагандой.

Ради чего Бжезинский раскрывает такие внутриполитические секреты? После его откровений любое движение в сторону США любого лидера любой страны, публично заботящегося о суверенитете и независимом мышлении, можно заподозрить в обеспечении американской гегемонии. Необходимое любому политику доверие народа будет подорвано.
Так — ради чего? Ради Америки? Отнюдь.

Политик Бжезинский с его острым умом и природной проницательностью наверняка и сам понимал, что «подставил» Соединённые Штаты.

Мировая политика движется идеями. Идея не начнет «работать», притягивать к себе своих носителей, если её не облечь в словесную форму и не высказать вслух. Может быть, идею о руководящей мировой роли США Бжезинский вбросил в общественное сознание авансом? Специально и провокационно? Чтобы принудить страны, народы и отдельных людей работать над её реализацией. Самозабвенно строить «новый коммунизм» с новым гегемоном?

Не похоже. Резко отрицательное отношение Бжезинского к коммунизму советскому известно всем.

Бжезинский знал, что политика – это война за власть, влияние, доминирование. За право принятия решений. Несоблюдение законов войны ведёт к поражению. К примеру, если предать огласке направление главного удара и главную цель военной операции, противник ещё до удара может перераспределить свои силы так, чтобы удар отразить, а достижение объявленной цели отодвинуть на неопределённый срок.

Раскрыв направления главных геостратегических ударов Америки, её цели и тактические наработки, Бжезинский дал возможность политикам и странам подготовиться к защите.

Что подвигло знаменитого геостратега к написанию столь откровенной и опасной для Соединённых Штатов книги?

Ключ к ответу на вопросы— зачем, почему и ради чего? — в следующем утверждении автора: «Американский акцент на политическую демократию и экономическое развитие таким образом сочетает простое идеологическое откровение, применимое во многих случаях: стремление к личному успеху укрепляет свободу, создавая богатство. Конечная смесь идеализма и эгоизма является сильной комбинацией. Индивидуальное самовыражение, как говорят, это Богом данное право, которое одновременно может принести пользу остальным, подавая пример и создавая богатство. Это доктрина, которая притягивает энергетикой, амбициями и высокой конкурентоспособностью».

Получается, что Збигнев Бжезинский, сочетая свой личный эгоизм и идеализм, индивидуально самовыразился не ради США – ради личного успеха. Чтобы его идеей «питалось» не одно поколение, чтобы имя его не сходило с уст многие годы после смерти.

У меня есть и другой ответ на вопросы: зачем, почему и ради чего?.. Это тема уже следующей статьи о «великом» поляке.

Здесь мне — человеку, не равнодушному к судьбе своей страны, необходимо обратиться к результатам реальной геополитической борьбы Америки с Россией, которые стали возможными благодаря подсказкам ушедшего стратега.

Бжезинский пишет: «Харольд Мак Киндер, один из наиболее выдающихся геополитиков, в начале этого (ХХ. – В.Х.) века стал инициатором дискуссии, после которой появилась его концепция евразийской «опорной территории» (которая, как утверждалось, должна была включать всю Сибирь и большую часть Средней Азии), а позднее — концепция «сердца» Центральной и Восточной Европы как жизненно важного плацдарма для обретения доминирования над континентом. Он популяризировал свою концепцию «сердцевины земли» знаменитым афоризмом:

«Тот, кто правит Восточной Европой, владеет Сердцем земли;

Тот, кто правит Сердцем земли, владеет Мировым Островом (Евразией);

Тот, кто правит Мировым Островом, владеет миром».

Бжезинский именно Евразию назвал «великой шахматной доской», в партии на которой Америка — чтобы овладеть миром — и должна была выиграть. Должна была, но не выиграла. Россия отразила удар.

Предвидел ли Бжезинский такой вариант? Как трезвый политик, понимающий, что его идеи всего лишь идеи? Конечно, предвидел.

«В самом деле, всеобъемлющая политика США для Евразии в целом будет невозможна, если усилия Соединённых Штатов по расширению НАТО потеряют темп и целеустремлённость. Эта неудача дискредитировала бы американское лидерство, разрушила бы идею расширяющейся Европы, деморализовала бы центральноевропейцев и могла бы вновь разжечь ныне спящие или умирающие геополитические устремления России в Центральной Европе. Для Запада это был бы тяжёлый удар по самим себе, который причинил бы смертельный ущерб перспективам истинно европейской опоры любого возможного здания евразийской безопасности, а для США, таким образом, это было бы не только региональным, но и глобальным поражением».

По Бжезинскому — «было бы», а в реальности — стало.

Центробежные вихри в ЕС, углубляющиеся экономические разногласия между Европой и США, спровоцированные упорством гегемона в стремлении «давить» Россию санкциями и прочим, свидетельствуют о том, что мрачные прогнозы «шахматного» геостратега начали сбываться.

Как же быть с мировым господством, если «сердцем земли» овладеть не удалось? Россия в 2017-м совсем не такая, какой была в 1997 году (временем написания «Великой шахматной доски»), своего она не отдаст.

Есть только один выход — смириться с глобальным поражением.

«В конце концов мировой политике непременно станет всё больше несвойственна концентрация власти в руках одного государства. Следовательно, США не только первая и единственная сверхдержава в поистине глобальном масштабе, но, вероятнее всего, и последняя». Потому что «погоня за властью и особенно экономические затраты и человеческие жертвы, которых зачастую требует реализация этой власти, как правило, несовместимы с демократическими устремлениями. Демократизация препятствует имперской мобилизации».

Мы пришли к тому, с чего начали: либо демократия, либо самозваное мировое господство.
Гроссмейстер-диалектик, разыграв шахматную партию в пределах своей книги, заканчивает её так: «Коротко говоря, цель политики США должна без каких-либо оправданий состоять из двух частей: необходимости закрепить собственное господствующее положение по крайней мере на период существования одного поколения, но предпочтительно на более длительный период, и необходимости создать геополитическую структуру, которая будет способна смягчать неизбежные потрясения и напряжённость, вызванные социально-политическими переменами, в то же время формируя геополитическую сердцевину взаимной ответственности за управление миром без войн».

Хорошо видно, как хитрый Збигнев, обманул Америку.

Поманил идеей «мирового господства» и отступил от неё. Всего лишь поманил! Почему так? Потому что не захотел стать виновником больших «экономических затрат и человеческих жертв». Свёл свою геополитическую мысль к идее «взаимной ответственности».

Этого не поняли многие в Соединённых Штатах и в Европе… Да и в России тоже.

Владимир Хохлев, Санкт-Петербург

 

Источник – Слово


Запись опубликована в рубрике Важное, Публикации с метками , , . Добавьте в закладки постоянную ссылку.