Андрей Савельев: «Современной России не до философии»

Круг замкнулся. Коммунистическая олигархия, придумавшая выбирать без выбора – из списка с одной фамилией, заменилась либералистической, придумавшей, что народ для голосования ей вообще не нужен. По этому кругу мы прошли, потеряв 100 млн. населения, 5 млн. кв. км территории, половину национального достояния, статус великой державы и сократив русский народ примерно на 20 млн. душ. Вторую половину национального достояния при Путине окончательно легализовали как свою собственность несколько сот грабителей.


Народ все это не только стерпел. Пацаки радуются, что нет войны.

Никогда не ставил себе задачи стать профессиональным политиком. Я политик скорее волей случая, а по жизни – исследователь, философ. Впрочем, идеальное государство древнегреческого мыслителя Платона предполагало как раз власть философов.

Современной России не до философии, не до философов. Изгаженная коррупцией и изменой страна не может позволить себе философствовать. Она не может позволить себе содержать и подлую «властную вертикаль». Значит, должно начаться какое-то движение, в котором будет философский смысл, но одновременно и воля разломать и выбросить на помойку всю эту «вертикаль».

Уходя из Думы, ощущаешь, что тяжесть с плеч – долой. Но на душе тяжесть-то остается. Ведь мы видим своими глазами уже не разложение Империи, это ее последние дни. Пьянка-гулянка на последнее и перед тем, как повеситься – вот что напоминали мне предновогодние торжества и прославление убиенной народом страны на излете 2007 года.

Что больше всего помнится от четырех лет в Думе? Да много разного… Главное: каким бы вопросом я ни занимался, я нигде не находил государства. Везде была своекорыстная власть, везде – трусливые и лживые чинуши. Но государства – нигде. Никто не защищает интересы России. Я не встретил ни одного представителя власти, кто был бы этими интересами озабочен. В Думе были люди приличные, но очень немного. Может, с полсотни наберется. Теперь разве что десяток можно наскрести. Но это не власть. У них нет никакой власти. А в разного рода администрациях – никого. Одни паразиты. Или хуже – разбойники.

Коррупция сегодня является способом существования огромного отряда чиновничества. Этот отряд, надо сказать, в значительной мере определяет результаты голосования на любых выборах. Чиновники и члены их семей настолько многочисленны, что уже сами способны избирать власть. А значит, фальсифицированной волей народа прикрывать повальную коррупцию.

Мне довелось писать объемные законы, многократно выступать с трибуны. Но результат ничтожен. На память приходит несколько поправок, которыми лишь обеспечивалось соблюдение Конституции в каком-то президентском законе (при этом половину совершенно очевидных поправок отклонили), да еще принятие Думой обращения в связи с воссоединением Русской Православной Церкви («едросы» забыли, я им напомнил, и они быстренько состряпали какой-то анемичный текст). Все остальное отметалось, потому что оппозицию запрещено было даже слушать. С 2006 невозможно было даже внести законопроект, потому что регламент Думы требовал официального заключения правительства, а правительство заключения давать не собиралось. Вот и все законотворчество. Кстати, закон о статусе депутата, который предполагает ответственность за подобные уловки, ничем так и не обеспечен. Никаких законов, которые предусматривали бы санкции к чиновникам, попирающим статус народного представителя, так и не возникло.

Есть косвенные результаты. Из множества поднятых «Родиной» тем правящая олигархия попыталась присвоить немало. В основном в целях «распиаривания». Воровство у оппозиции не предусматривало серьезных мер. Они только планировались для отвода глаз. Скажем, в сфере демографии. Мне довелось опубликовать обширный материал в тот же день, когда Путин выступил перед Федеральным Собранием по поводу «материнского капитала» и прочих инициатив в области демографии. Любой может сравнить, насколько путинские инициативы были поверхностны в сравнении с теми, которые выдвигала «Родина». Так и по другим темам. Мы выдвигаем идеи – они подхватывают и превращают их в решения, которые лишь создают кормушки для стада коррупционеров. Поэтому впредь программа оппозиционных сил должна быть такой, что ее нельзя присвоить. Должны быть предложены такие меры, которые будут убивать коррупцию и олигархию.

Думский период был для меня плодотворен. Изданы три крупные монографии (одна, правда, была написана еще до депутатского периода) и три брошюры. Две монографии стали объектом яростных нападок «общечеловеков», усмотревших там «возбуждение» и даже подстрекательство к мятежу. Враги русского народа дали мне оценку, которую я рассматриваю как награду – включили в состав 100 «русских неофашистов», числили чуть ли не инициатором депутатского «письма 19-ти», посвятили мне крупные статьи в своих докладах и брошюрах, цитируя из моих работ стопроцентно верные (и совершенно неуязвимые с точки зрения права) суждения.

Ну и без клеветы не обошлось. Клеветы было много. Может быть, я был одним из рекордсменов Думы по размаху клеветы в мой адрес. Все мои усилия придушить клеветников законными средствами оказались безрезультатными. Почему? Потому что в органах прокуратуры работают трусы. А в Генеральной Прокуратуре – прямые пособники клеветников. Они мне даже более отвратительны, чем вся эта слизь, скопившаяся в Общественной палате, группировках «правозащитников», в разных редакциях, публикующих злобные выдумки.

Покидая Думу, я вспоминаю, как мы уходили из Московского Совета после расстрела парламента России и разгрома Советов по всей стране. Могу сказать то же, что сказал тогда, в 1993: мы сражались с номенклатурой всерьез, мы не играли в оппозицию, мы не искали себе должностей, не делали свой «маленький бизнес» на политике. Но нас было очень мало, и мы не получили поддержки ни от кого. Народ, в общем и целом, был равнодушен к нашей борьбе и к судьбе страны. Во власти мы не нашли сторонников. Национальный предприниматель боялся протянуть нам руку помощи (за самым малым исключением). Интеллигенция предпочитала клянчить нищенские подачки у власти. СМИ лгали самозабвенно, а когда Кремль им платил – просто вдохновенно.

После 1993 года, после расстрелов и разгромов я целый год в свободное от работы время бесхитростным языком писал «Мятеж номенклатуры» – своеобразную хронику 1990-1993 годов. Книга так и осталась уникальной. Мемуары были разные, а вот обзор событий и аналитические выводы – таких публикаций мне не встречалось. Решил, что теперь тоже надо оставить некий «документ эпохи». О том, как я заглянул в бесстыжие глаза власти. Ведь столько пересудов, столько лжи было в СМИ, что будущие исследователи нашего «окаменевшего г…», будут введены в заблуждение.

Многие эпизоды требуют того, чтобы сказать, как это было на самом деле – с точки зрения «включенного наблюдателя». Кажется, я смогу это сделать, не слукавив. Ведь никаких долгов ни перед властью, ни перед соратниками у меня за этот период не образовалось. Можно писать, не оглядываясь на последствия.

Кто захочет знать правду, тот ее узнает.

Андрей Савельев

 

Источник – Осколки эпохи Путина

 

Запись опубликована в рубрике Важное, Публикации с метками , , , , . Добавьте в закладки постоянную ссылку.