Власти Латвии опять разбудили русских

Решение правительства додавить школы нацменьшинств и изгнать русский язык из классов подарило русской общине Латвии «второе дыхание». В стране был воссоздан Штаб защиты русских школ, начались митинги протеста – второй по счету прошел в Риге в четверг. Однако организаторы признаются – пыл русской общины уже не тот, что прежде. И на то есть причина.


Не так давно аналогичный закон о ликвидации русских школ приняли на Украине, но не исключено, что это просто совпадение. Решение об искоренении «негосударственного языка» в учебных заведениях Латвии неожиданностью не стало. Можно сказать, к этому все и шло.

 

Последняя линия обороны

Когда нынешнее правительство Мариса Кучинскиса (партия «Союз зеленых и крестьян») пришло к власти в начале 2016 года, оно пообещало разработать план перехода на единый стандарт образования на латышском языке во всех государственных и муниципальных школах. При этом пост министра образования занял Карлис Шадурскис (партия «Единство») – тот самый, что уже пытался покончить с русскими школами в ходе скандальной реформы 2004 года.

Другое дело, что кабмин не начал исполнять эти обещания по принципу «с места в галоп». До поры до времени правительство Кучинскиса боролось с русским образованием постепенно, по «чайной ложке». Так, минувшим летом русским школьникам (а русскоязычные составляют в стране более 30% населения) запретили выбирать язык для сдачи экзаменов – теперь их можно сдавать только на латышском. Но и этого националистам показалось мало – и лидер Нацблока Райвис Дзинтарс поставил вопрос о ликвидации русских школ ребром.

Именно его партия разработала поправки к закону об образовании, которые не позволяли отклонить идею окончательной латышизации русских школ. Однако с подачей этих поправок радикалов опередили: министр образования сам объявил, что с 2020/2021 учебного года все общеобразовательные предметы в средних школах Латвии будут преподавать только на латышском. «Необходимой предпосылкой интегрированного общества является общее информационное пространство… 22% молодежи нацменьшинств все еще плохо знают латышский язык или не владеют им вообще. Для нас важен каждый молодой человек. Мы не можем позволить себе оставить кого-то вне поля зрения», – заявил Шадурскис. Коалиция, как и следовало ожидать, его поддержала, а точку в дискуссии поставил лично президент Раймонд Вейонис. В обществе он пользуется имиджем сочувствующего русскоязычным «либерала», но по вопросу о школах оказался полностью солидарен с националистами.

Наиболее активные представители русской общины отказались терпеть очередной этап наступления на свои права и воссоздали некогда знаменитый, действовавший в 2003–2004 годах Штаб защиты русских школ. И тут же попали в центр внимания полиции безопасности. «Инициативу министерства образования и науки о переводе образования на латышский язык отдельные деятели, приверженцы российской политики соотечественников, могут использовать для увеличения своей популярности перед выборами в сейм», – предупредили в ПБ.

Эту «предъяву» в ироническом тоне прокомментировал сопредседатель несистемной партии «Cоюз русских Латвии» Мирослав Митрофанов: «Оказывается, без «российской политики соотечественников» мы никак. Без нее, родимой, за школы и язык бороться никак мы не можем. Вот оно че, Михалыч! А если серьезно, то ПБ увлеклась политиканством – наклеивает идеологические ярлыки на неугодных политиков, чем органу исполнительной власти в цивилизованной стране заниматься немыслимо».

 

Карлис, не шадурь!

Свою первую акцию воскресшие «штабисты» провели в Риге рядом со зданием минобразования еще 23 октября. Несмотря на холод, в митинге приняло участие порядка 1000 человек из Риги, Даугавпилса, Резекне, Салдуса и Айзкраукле. Но молодежи было мало – преобладали люди в возрасте. Многие из них держали в руках плакаты с надписями «Карлис, не шадурь, шадурка лопнет» и «Аз есмь Латвия».

«Первая попытка правых удушить русские школы произошла в 2003–2004 годах. Тогда в результате протестов нам удалось отстоять русский язык как один из языков преподавания в школах. Да, удалось не полностью. Но более 13 лет в школах продолжала звучать родная речь, а мы могли относиться к себе с уважением – мы народ, у нас есть честь и достоинство, и мы способны сражаться за свои права!» – заявил ведущий мероприятия, все тот же Мирослав Митрофанов.

В настоящий момент власти планируют оставить в школах только несколько предметов, где русская речь допустима (очевидно, сам русский язык и литературу), и значительно латышизировать русские детские сады.

Помимо европарламентариев Татьяны Жданок и Андрея Мамыкина, а также представителя сейма Игоря Пименова, на митинге не было ни единого русского депутата. Собравшиеся до последнего ждали появления мэра Риги Нила Ушакова в надежде, что своим авторитетом он поддержит защитников русских школ, но не дождались (по понятным причинам).

Что же касается латышской общественности, большей частью она отнеслась к митингу резко негативно. А хорошо известный в стране карикатурист Гатис Шлюка изобразил защитников русских школ в виде гниющих зомби. Данная карикатура быстро приобрела популярность в латвийской прессе и социальных сетях.

Другой пример: на портале общественных инициатив Manabalss.lv была размещена петиция Латвийской ассоциации в поддержку школ с обучением на русском языке (ЛАШОР). Согласно латвийским законам, петиция, набравшая 10 тысяч подписей, поступает на рассмотрение парламента. Однако руководство портала петицию изъяло, объяснив это тем, что данный документ, дескать, «нарушает конституцию».

Ликвидацию русских школ поддержал и существующий при минобразования консультативный совет по делам национальных меньшинств. Его члены, прикормленные властями и никем не избранные, приняли план Шадурскиса, хотя и с «некоторыми оговорками». А евродепутата от Латвии Андрея Мамыкина на заседание совета вообще не допустили – он собирался изложить доводы в защиту русского языка в учебных заведениях.

Именно после этого активисты русской общины заговорили о том, что осталась всего одна возможность защитить родную речь – это массовые акции протеста, митинги, шествия, школьные забастовки. Публицист Илья Козырев пишет, обращаясь к русским ученикам:

«Ситуация складывается так, что ваши родители, ваши бабушки и дедушки больше не смогут защитить вас сами. Во всех этих акциях придется участвовать в первую очередь вам. Если вы будете готовы по призыву Штаба защиты русских школ выходить на митинги и шествия, участвовать в забастовках – мы заставим правящих латышей выполнить все наши требования. Они ведь очень трусливы, эти латыши у власти. Но если вы не будете участвовать в акциях протеста – то будете учиться на латышском языке. И вы сами, и ваши младшие братья-сестры, и ваши дети, когда они у вас появятся».

 

«Люди без образования – это рабы»

Рижанин Дэги Караев, выступивший одним из организаторов языковых протестов, призывает: «Думайте, копите силы, мысли. Готовьтесь. Личная просьба ко всем родителям, журналистам и политикам. Хватит стеснительно молчать, думать о формате или неформате. Пока вы смущенно крутите извилинами, наших детей, будущие поколения латвийцев, лишают шансов на качественную жизнь. Люди без образования – это рабы. Поднимайте тему, зовите на интервью, проявляйте свою гражданскую активность, не дожидаясь «команды сверху». Каждый сам кузнец своего счастья!»

Второй митинг Штаба русских школ, как и было запланировано, состоялся вечером 16 ноября в том же месте. «Людей собралось достаточно много. Их намного больше, чем во время первой акции протеста. Растянули плакаты. Много тех, кто стоит с табличкой на шее с надписью Alien, что означает «инопланетянин» или «негражданин». За порядком у здания минобразования следят такое же число стражей правопорядка, как и в прошлый раз. Но за Военным музеем стоят еще приблизительно 20 полицейских. Не знаю, случайно или нет. Может быть, они не хотят своим видом пугать участников акции и прохожих», – свидетельствует очевидец.

Латышские СМИ не преминули отметить, что, как и в первый раз, в акции участвовали пенсионеры и люди среднего возраста, а число школьников было незначительно. В этом разительный контраст с акциями 2003–2004 годов, когда защищать русские школы выходила преимущественно молодежь – десятками тысяч.

Сейчас те участники «школьных протестов» уже выросли и обзавелись собственными детьми. А современная молодежь, судя по всему, более прагматична – они считают, что плетью обуха не перешибешь, и не торопятся дать властям повод, чтобы зачислить себя в «нелояльные».

Многие считают, что борьба за русские школы была проиграна именно тогда – в 2004-м. «Мы, что называется, «не дожали». Из-за нерешительности руководства протест оказался слит – оно так и не решилось на полную катушку провести крупномасштабную акцию в рижском Задвинье у монумента Освободителям», – признался газете ВЗГЛЯД Юрий Зайцев – оппозиционный политик из Латгалии, где русскоязычных особенно много.

По его мнению, до победы тогда оставалось совсем немного – представители властей в частных разговорах проговаривались, что правительство уже разработало так называемый закон о школах национальных меньшинств, предусматривающий фактическую отмену «школьной реформы». Но в итоге был принят вариант «60 на 40», предусматривающий, что большинство предметов в русских школах будут все-таки преподаваться на латышском.

«Это поражение и ознаменовало начало серьезного кризиса русского движения в Латвии. Пошел отток разочарованной молодежи, начались неудачи на выборах. Тогдашняя неудача предопределила сегодняшнее неверие», – резюмировал он.

Илья Белкин, Латвия

 

Источник текста – газета ВЗГЛЯД

Фото – Facebook


Запись опубликована в рубрике Важное, Публикации с метками , , . Добавьте в закладки постоянную ссылку.