Горы от ума

Нынешние проблемы Дагестана – результат республиканской формы самоуправления

 

В аэропорту Махачкалы услышал разговор двух приятелей. «Откуда прилетел, Ахмед?». «Из России». В Дагестане это можно услышать очень часто. Увы, некоторые его жители, особенно молодежь, не считают свою республику Россией. Как изменить ситуацию? Этот вопрос придется решать не только новому главе республики, но и президенту страны.

Сегодня вместе с происходящими в Дагестане изменениями следует подумать и о кадровых решениях, кардинальных реформах в жизни всего дагестанского общества, его административном устройстве. Пример Татарстана хорош, но там, можно сказать, одна титульная нация. А в Дагестане как минимум 36 национальностей и народностей. Как говорил в недалеком прошлом первый секретарь обкома КПСС Магомед-Салам Умаханов, Дагестан – это маленький Советский Союз. И это моя родина. Я – русский дагестанец. Здесь родился, учился, взрослел, воспитывал своих детей. Здесь могилы моих родных и близких людей, и христиан, и мусульман. Здесь и сегодня живут мои друзья: русские, аварцы, даргинцы, лакцы, кумыки, лезгины, табасаранцы, представители многих других наций и народностей. Именно поэтому все горести и радости своей республики я переживаю и разделяю со всеми земляками.

Чтобы найти ответы на традиционные вопросы: кто виноват в проблемах Дагестана и что делать, постараюсь последовать восточной мудрости: «Размышления над прошлым могут послужить руководством для будущего».

 

Подарок советской власти

Название северо-восточной части Кавказа дали кумыки, испокон веков проживавшие в предгорье и на прикаспийской низменности. На древнетюркском языке Дагестан означает Страна гор. Долгие годы территория входила в состав Ирана. По Гюлистанскому договору 1813 года Страна гор отошла Российской империи. Однако самостоятельным субъектом государства Дагестан был провозглашен лишь через восемь месяцев после окончания войны с имамом Шамилем. Указом императора Александра II от 18 (30) июля 1860 года территория между реками Сулак и Самур в 29,7 тысячи квадратных километров с населением 586,6 тысячи человек была определена как Дагестанская область. Созданная административно-территориальная структура оптимально отражала интересы всех проживавших здесь этносов (кумыков, русских, ногайцев, аварцев, даргинцев, лакцев, лезгин, армян, азербайджанцев, евреев и др.).

К лету 1920 года население области выросло почти на 150 тысяч человек и составило 736,6 тысячи, в том числе 17,6 процента аварцев, 13,3 процента даргинцев, 12,4 процента лезгин, 11,9 процента русских, 10,7 процента кумыков, 5,9 процента армян, 5,8 процента лакцев, 3,8 процента табасаранцев, 3,6 процента евреев и т. д. («Великая Октябрьская социалистическая революция»., Москва, «Советская энциклопедия», 1987, стр. 128).

После Октябрьской революции молодое рабоче-крестьянское правительство в борьбе с царским наследием стало менять территориальную структуру государства, названия городов и регионов, их границы… Новации не обошли стороной и Дагестан. В 1921 году область стала Дагестанской Автономной Советской Социалистической Республикой (ДАССР), увеличив при этом территорию за счет присоединения Хасавюртовского округа Терской казачьей губернии. В 1922 году столицу Дагестана переместили из Темир-хан-Шура (Буйнакск) в Порт-Петровск и переименовали в Махачкалу.

Выступая 20 января 1921 года на съезде народов Дагестана, нарком по делам национальностей РСФСР Иосиф Сталин сказал: правительство России нашло необходимым сообщить вам, что край должен быть автономным и руководствоваться внутренним самоуправлением, сохраняя братскую связь с народами России.

Девяносто процентов населения Дагестана в те годы было неграмотным. Таким образом, становится ясно, что не населяющие его народы просили дать им автономию и республиканскую форму «внутреннего самоуправления», а советское правительство сочло необходимым сделать это. В результате две титульные народности Дагестана стали управлять республикой «согласно своим особенностям, быту и обычаям».

Такое решение, вероятно, отвечало интересам того правительства, но создавало проблемы для будущего развития страны и явилось очевидной ошибкой. Республиканская форма правления способна представлять интересы одной-двух народностей, но не большинства населения многонационального региона. Например, даже в ЧИАССР два очень близких народа – вайнахи – не смогли жить в общей республике, разделились. А каково в Дагестане в условиях политического, административного и экономического доминирования кланового правления двух титульных наций?

В советский период нашей истории руководителям страны удавалось регулировать национальные особенности, проблемы и интересы всех народностей Дагестана, хотя его территориальные границы в те годы менялись неоднократно. С 6 сентября 1931-го по 5 декабря 1936-го ДАССР входила в состав Северо-Кавказского края. В начале 1957 года по инициативе Никиты Хрущева в состав ДАССР были переданы город Кизляр, Кизлярский, Караногайский, Крайновский и Тарумовский районы с казачьим, кумыкским и ногайским населением бывшей Терской губернии. 8 января жители присоединенных районов легли спать в Ставропольском крае, а 9 января проснулись в Дагестане. При этом их согласия никто не спрашивал. А терские казаки, единственные из всех ранее депортированных народов, утратили последнюю возможность восстановить свою историческую область проживания. В результате подобного присоединения территория бывшей Дагестанской области увеличилась почти вдвое и составила в 1957 году 50,3 тысячи квадратных километров, численность русского населения выросла до 22 процентов.

 

По политическим критериям

На конференции в МГУ им. Ломоносова, посвященной проблемам демографии и народонаселения, задал докладчику вопрос: «По каким критериям нарезались и менялись в СССР границы республик и областей, в частности Дагестана?». Ответ был таким: в одних случаях – по этнографическим (национальным) признакам, в других – по политическим (ликвидация Терской казачьей области), иногда – по экономическим (например необходимость расширения площади зимних отгонных пастбищ). Размышляя, пришел к выводу, что сложившихся четких исторических границ Дагестан как субъект Российского государства никогда не имел.

С 25 декабря 1993 года по новой Конституции РФ он стал именоваться Республика Дагестан (РД). В 1994-м создан Государственный совет – коллективный руководящий орган. В него вошли по одному представителю от 14 наиболее крупных народностей республики: аварцы, даргницы, кумыки, лакцы, лезгины, табасаранцы, агульцы, русские, ногайцы, рутульцы, цахуры, таты, чеченцы-акинцы и азербайджанцы.

Председателем Госсовета должен был стать представитель одной из вышеперечисленных народностей, сменяемый через два года. Первым оказался бывший председатель Верховного совета РД даргинец Магомедали Магомедов. Два года пролетели быстро. Парламент республики поменял Конституцию, и Магомедов остался во главе Дагестана на 14 лет. Дольше него, в течение 19 лет (с 1948 по 1967 год) республикой руководил лишь аварец Абдурахман Даниялов. Сменяемость этих двух народностей в руководстве стала традиционной.

Происходящие в Дагестане в последние годы этнополитические процессы, резкое снижение уровня жизни населения, обострение межнациональных отношений, терроризм и высокая преступность, массовая безработица сегодня требуют серьезных изменений как в кадровой, так и в административно-хозяйственной политике руководства.

Дискриминационный характер по национальному признаку особенно сильно проявился в период приватизации общенародной собственности. Наиболее уязвимым оказалось русское население. Его численность в республике сократилась с 22 процентов в 1957 году до 3,2 процента в 2016-м. Определенную роль в этом сыграл и тот факт, что русские, занимавшие важнейшее место в создании и укреплении экономики Дагестана, развитии его культуры, науки и образования, по существу не были допущены к распределению полученных с их помощью результатов труда как в лихие 90-е, так и во все последующие годы.

Предпочтение родственно-клановых связей и представителей своей этнической группы при решении социально-экономических вопросов, как следствие – коррупция, поразившая все сферы республиканской власти, стали представлять большую угрозу, чем терроризм и экстремизм.

В этой связи в последние годы казачьи организации, кумыкская и ногайская общественность поднимают вопрос о невозможности дальнейшего пребывания в составе Дагестана с его абсолютно бесперспективной, стагнирующей в межклановых противоречиях псевдогосударственностью.

Последние 25 лет показали неспособность республиканской власти решать проблемы. Речь идет даже не об очевидном этническом и конфессиональном неравенстве, а о самом факте существования русско-кумыкско-ногайских этносов на своих исторических территориях.

В этой ситуации вижу возможным и целесообразным следующее решение. Сохраняя нынешние границы и республиканскую форму представительной власти, возвратиться к дореволюционному варианту административного устройства, то есть Дагестанской области. Или образовать Дагестанский край по типу соседнего Ставропольского.

Тогда в Россию не надо будет ездить. Она сама вернется в Дагестан вместе со своей Конституцией, которая гарантирует всем народам Федерации одинаковые обязанности и права. Над этим стоит подумать и в Дагестане, и в Москве. Может быть, пришло время многонациональному народу республики высказать мнение по этому вопросу на референдуме, которого не было ни в 1921-м, ни в 1957-м, ни в 1993-м.

Герман Кириленко, доктор военных наук, профессор, почетный гражданин Каспийска

 

Источник — Военно-промышленный курьер, № 12 (725) за 27 марта 2018  года

Фото — odnoselchane.ru


Закрыть меню