А русские пусть уезжают «к своим»

Дело в отношении бывшего следователя Тарумовской прокуратуры Алексея Ильина, сына кизлярского атамана Виктора Ильина, начатое в сентябре прошлого года, становится в Дагестане беспрецедентным юридическим анекдотом. Хотя начиналось очень пафосно. Чуть ли не как «решительный бой с коррупцией», «наша помощь генералу Васильеву».

 

А ныне заканчивается стыдливыми признаниями, что никто не может показать оригинала заявления «потерпевшего», у которого бывший следователь прокуратуры русского (пока ещё!) райцентра Тарумовки будто бы «вымогал взятку то ли в 7 с половиной миллионов рублей, то ли в 20 миллионов». Ильина арестовали вообще без каких-либо внятных доказательств вины. На основе устных фантазий не вполне здорового человека, торопливо запротоколированных не очень сообразительным (но старательным!) дознавателем.

По версии следствия, Ильин получил взятку в особо крупном размере за возбуждение «мутного» уголовного дела. А вот уже и его дело стало «мутным» с самого начала. К нему подсаживают внутрикамерных агентов, мастеров психологического давления, призывающих «не упорствовать» и «сотрудничать со следствием».

Ну не выпускать же, не извиняться же!

Режиссеры балагана забывают, что Ильин хорошо знает все методы их работы. Да и человек он твердых моральных устоев. Его сломать трудновато.

Он не испугался даже, когда во двор его дома бросили боевую гранату, едва не оборвав жизнь девятилетней дочери, только вернувшейся из школы.

Сегодня уже никто не отрицает, что дело возбудили после того, как кизлярский атаман Ильин с соратниками из «Казачьей партии России» разослал во все инстанции «Аналитическую справку об эффективности мероприятий по сокращению оттока русского, казачьего населения из республики Дагестан, проводимых республиканскими и муниципальными органами власти». Справка предваряется словами: «В республике для решения проблемы оттока русскоязычного населения принимаются нормативно-правовые акты, созданы Координационный совет по Северному региону Республики Дагестан и Правительственная комиссия по предупреждению оттока русскоязычного населения за пределы Дагестана. Однако работа данных органов результатов не дает.

Все принимаемые нормативно-правовые акты, проводимые мероприятия и конференции носят формальный характер, практических результатов не дают, а принимать конкретные меры по поддержке русского, казачьего населения и сокращению его оттока местные власти не хотят или не могут. Перехода к практическим делам по сокращению оттока русского населения до сих пор нет».

Пятнадцатистраничный документ отражает реальную ситуацию в Дагестане, а особая его ценность в том, что он составлен людьми, непосредственно живущими на проблемной территории. Поэтому появление записки и вызвало колоссальный резонанс. Её разместили многие национально-патриотические ресурсы.

Казаки Нижне-Терской общины не просто опубликовали записку, но и пытаются практическими мерами отстаивать права русского населения в Дагестане, численность которого стремительно сокращается.

Кизлярский и Тарумовский районы – историческая зона генезиса всего терского казачества. В советское время доля русского населения здесь превышала 70 процентов. А сегодня эта планка едва дотягивает до 40 процентов.

И русские просто бегут, если есть куда.

Авторы «Аналитической справки…» указывают, что без действенной федеральной поддержки полный исход русского населения из северных районов Дагестана неизбежен – а это, в свою очередь, вызовет серьезный геополитический сдвиг на всем Северном Кавказе.

Четыре года назад была принята государственная программа «Поддержка проживающего и возвращающегося в Республику Дагестан русского населения». Принятие этого документа Рамазан Абдулатипов преподнес едва ли не как одно из важнейших своих достижений: в частности, госпрограмма предусматривала предоставление русским семьям 1066 квартир в Кизляре, 147 квартир в Кизлярском районе и 90 квартир в Тарумовском районе.

На деле обещания Абдулатипова обернулись фикцией. Госпрограмма есть, а обещанных квартир – нет.

Атаман Нижне-Терской казачьей общины Владимир Старчак направил запрос в администрацию Кизлярского района, откуда получил ответ: принятая программа не финансировалась и, соответственно, жилье не выделялось. На предложение Нижне-Терской казачьей общины выделить семьям, стоящим в очереди на улучшение жилищных условий, земельные участки для строительства собственного жилья… администрация Кизляра никак не ответила.

Авторы «Аналитической справки…» отмечают, что даже заявленные властями республики меры поддержки русских фермеров – не более чем фикция. Русским фермерам чинятся препятствия в юридическом оформлении прав аренды на сельскохозяйственные земли. Казаки, в соответствии с законом, обязаны получать земельные участки на правах аренды в приоритетном порядке, но вместо этого они выделяются местным «бонзам», связанным с районными чиновниками.

То есть добиться в Дагестане справедливости и элементарного соблюдения федеральных законов невозможно, резюмируют авторы «Аналитической справки…». Причем они подтверждают это конкретными примерами, когда в получении земель незаконно отказывали казакам-фермерам. Обращения в суды с требованием восстановить имущественные права фермеров тоже ничем не заканчиваются.

Дагестанские государственные «программы поддержки русского и казачьего населения» оказались фикцией. Не прекращается притеснение славян, совершенствуются «техники и методы» этнического и конфессионально-религиозного прессинга.

Любой переселяющийся в прежде казачьи районы горец мог получить землю под строительство дома абсолютно бесплатно. А русский житель, по крайней мере в 2008 году, за получение участка должен был, причем официально, по закону, заплатить 200 000 рублей. Только за получение участка под постройку дома.

В Кизляре местные казаки рассказывали журналистам: «Наша молодежь не имеет много того, что имеют сверстники в собственно русских регионах. Нельзя с девушкой пойти погулять на улицу, просто посидеть вечером в кафе – уже проблема. Наших детей-старшеклассников, чтобы они могли отпраздновать чей-то день рожденья или другой праздник, мы вынуждены привозить на своих машинах к кому-либо на квартиру, а потом забирать и развозить по домам. Выехав для учебы за пределы Дагестана, на родину молодежь уже не возвращается, поскольку жить тут чисто психологически тяжело».

Жизнь с въевшимся в кровь ощущением опасности, множество совершенно непонятных жителю «коренной» России поведенческих ограничений и запретов, – в таких условиях русским кавказцам приходится жить постоянно.

Угрозы убийством, избиения мальчиков и приставания к девочкам в школах, камни, летящие ночами в окна, – все это жизненная реальность для славян Кизляра и окрестностей.

Председателю казачьего Совета стариков кинули в окно булыжник такого веса, что разлетелась рама. Занявшегося на пенсии пчеловодством Виктору Ивановичу Ильину, одному из самых активных членов казачьей общины, сожгли базу фермерского хозяйства. Ущерб был на несколько миллионов рублей.

Процессы, волнующие авторов «Аналитической справки…», рисуют мрачный образ Дагестана как региона, власти которого неспособны отражать геополитические вызовы. Так что нет ничего удивительного в стремлении мстительных чиновников нанести удар по казакам, предавшим огласке скандальные факты.

Аналитическая служба СРН

 

На фото – Алексей Ильин с детьми

 

Запись опубликована в рубрике Важное, Публикации с метками , , . Добавьте в закладки постоянную ссылку.