Ошибка Владимира Путина или Сергея Глазьева?

К вопросу об освобождении всего Юго-Востока бывшей Украины в 2014 году


Недавно по всем новостным лентам прошло сообщение о том, что известный экономист и советник президента России (повторно стал советником 13 июня 2018), академик Сергей Глазьев выступил с резкой критикой российской власти по событиям начала 2014-го года на бывшей Украине. Большинство материалов об этом вышли с прямым обвинением: «Советник Путина: Отказ от освобождения юго-востока Украины был большой ошибкой»:

«В 2014 году Запад дал понять правительству России, что готов признать Крым, одновременно шантажируя возможным началом большой войны. Об этом в ходе выступления перед участниками молодежно-патриотического лагеря «Донузлав» в Крыму заявил известный российский экономист, советник президента России Сергей Глазьев.

«Мы должны были освободить весь Юго-Восток. Почему не освободили? Я думаю, это результат западной провокации. Западные лидеры дали понять нашему руководству, что они признают Крым российским. Но если будет Русская весна продолжаться дальше, и другие регионы будут присоединяться к России, будет мировая война. Это был блеф», — сказал он.

Также Глазьев отметил, что, поверив в 2014 году Западу, правительство России совершило большую ошибку: «Они Крым не признали, но использовали его в качестве оснований для санкций. Война на Украине началась потому, что мы не освободили Юго-Восток. Если бы мы защитили Юго-Восток, не было бы сегодня никакой войны, не было бы десятков тысяч жертв. Киевский режим смог бы устоять только в Киеве и на Западной Украине. Это было, я считаю, глубочайшей стратегической ошибкой».

То есть данным заявлением советник президента Сергей Глазьев напрямую обвинил российскую власть в ошибочности её действий в 2014 году по бывшей Украине. И не надо нам здесь прятать глаза и говорить, что, вот, разные люди, разные мнения… Не зря враги российского государства так обрадовались данному обвинению – его моментально начали тиражировать как «либерастические» издания «пятой колонны» Запада у нас в стране, так и издания «как бы» патриотические, традиционно нападающие на власть по теме «Путинслил».

Однако тему подхватили и множество простых людей на мятежном Донбассе, в ДНР и ЛНР, которые давно обижены на Россию – вот де, они сделали референдум, как в Крыму, они очень надеялись, но Крым присоединён, а они нет. Российская власть говорила, что присоединила Крым, потому что там русские люди, которых надо было спасать от необандеровцев, от войны… А разве на Донбассе не такие же русские люди, разве они точно так же не хотели спастись от войны?

О мыслях наших глобальных врагов и их прислужников говорить даже не стоит – там давно всё понятно. А вот на мнении людей, жителей мятежного Донбасса имеет смысл остановиться.

Конечно, люди более глубоко мыслящие понимали – с Крымом именно таким вот образом получилось, потому что это не только и не столько ради спасения русского населения Крыма, сколько из-за острейшей геополитической необходимости — не допустить в Севастополе военно-морскую и военно-воздушную базу НАТО (читай, США). И ошибкой России является не «не освобождение» Юго-Востока, на фоне свободного российского Крыма, а неправильные, на мой субъективный взгляд, акценты российской власти в обсуждении вопроса освобождения и присоединения Крыма.

Похоже, надо было сказать: «Если учитывать только слабость нашей экономики, то даже присоединение Крыма совершенно неоправданно, но тут уж деваться было некуда». А то получается, как в той детской песенке: «Сорока-ворона кашку варила – тому дала, а сему не дала». Однако, это большая тема, постараюсь осветить её в следующей статье, пока вернёмся к Сергею Глазьеву.

Я уверен, что как раз не прав экономист Глазьев, а прав политик и президент Путин. И этот акцент на политической ипостаси нашего президента я делаю в связи с тем, что ему, как политику, приходится учитывать множество нюансов по взаимоотношениям России с другими странами и по её геополитике, а ещё по вопросам выживания страны. Нюансов, которые в принципе не может знать экономист Глазьев, имеющий совершенно другой уровень компетенции по политическим вопросам.

Акцент же на президентской ипостаси, то есть уровне ответственности Владимира Путина как президента, рядом с уровнем ответственности президентского советника, я делаю потому, что они как раз несравнимы. Хотя бы потому, что любые советы (и Глазьева тоже) президент Путин вынужден рассматривать очень тщательно, соизмеряя с мерой личной своей ответственности перед гражданами России и перед её будущим. И именно поэтому так осторожно действует — лишь тогда, когда не действовать уже нельзя.

Не буду анализировать здесь последние экономические советы Глазьева по кардинальному переформатированию нашей экономики – я не экономист. Однако по многим косвенным моментам согласен, что «там есть и вполне резонные предложения, есть и спорные, есть и вызывающие сомнения. Прежде всего, по причине не учёта таких побочных действий, как скачок политической конфликтности в обществе и неочевидность выгоды предлагаемых мер.

Ясно одно – такие рекомендации требуют очень серьёзной доработки и оценки. Их можно выносить в публичное поле, но кто будут эксперты? Апелляция к профанному сообществу – это популизм: профессионально и всесторонне оценить риски смогут далеко не все, а вот взбудоражить общество химерой легко достижимого счастья, стоит лишь проявить решительность, можно легко. Доклад Глазьева очень напоминает прокламацию и очень не похож на научное исследование. За этими рекомендациями ясно читается неочевидность последствий, непросчитанность рисков, непроработанность блокирования негативных последствий и отсутствие перечня таких последствий».

И, кстати, высказывание Сергея Глазьева, его обвинение российской власти в ошибке по бывшей Украине, является той же «апелляцией к профанному сообществу», то есть тем же популизмом.

Взявшись же за статью в связи с вышеуказанным высказыванием, я не зря начал её с анализа мышления жителей всего общества. Однако, углубившись в данный аспект, быстро понял, что данная тема — о мышлении — тоже весьма серьёзна, что обойтись одним-двумя абзацами не получится. Поэтому и получилась отдельная статья — «Народные массы, их мышление, роль в истории и проблемы России» — и её при рассмотрении главной темы статьи этой (которую вы читаете сейчас) обязательно стоит иметь в виду.

«В частности, это понимание об определённой интеллектуальной недостаточности значительной части населения. Разные специалисты дают разные цифры, но, в общем, процент людей с глубоким, понятийным, стратегическим мышлением укладывается в промежуток от 2 до 10% от общего числа людей в стране. Причём, граница в 10%, похоже, весьма комплиментарна – большинство исследователей склоняется к количеству ближе к 2%» (там же).

Помимо всего прочего, здесь стоит вспомнить и до сих пор очень модный «структурализм», то есть требование смотреть на текст как собственно текст, без привязки его к личности автора. Жизнь многократно доказывает, что данный подход неправильный – субъективизм автора даёт свои субъективные акценты даже в совершенно документальных, казалось бы, вещах.

Так, если мы посмотрим на биографию Сергея Глазьева, то увидим, что ещё в 1999-ом году он попал в Государственную Думу по списку КПРФ. То есть должна была остаться определённая близость идеям коммунистов – а именно несколько идеалистическое отношение в оценке наших людей (пускай и на фоне излишне подозрительного отношения к врагам), вместе с излишне оптимистическим отношением к развитию любой ситуации.

А ещё, что немаловажно, он родом из Запорожья, то есть территории бывшей Новороссии. А это значит – Глазьев один из тех, кто обижается на Россию (даже если лично у него обида лишь подсознательная), что они тоже русские и полностью за Россию, как и крымчане, но их, в отличие от русских Крыма, не освободили и не присоединили.

Кстати, в вышеуказанной статье о мышлении я высказал и мнение, на основе давнего наблюдения — «есть большое подозрение, что, даже блистая в точных науках, человек при этом может искренне не понимать довольно простых вещей». И «что именно «гуманитарии», скорее всего, более склонны к глубокому, понятийному, стратегическому мышлению – хоть и не только они» (там же, ред.).

Возможно также и другое – Сергей Глазьев учитывает, что наш президент сторонник эволюционных путей развития и человек очень осторожный, то есть зачастую принимает решение (особенно рисковое), лишь тогда, когда его уже нельзя не принять. Ведь понятно, что решение об освобождении всего Юго-Востока бывшей Украины было бы довольно рискованным. А поскольку и экономические предложения Глазьева, которые с элементами мобилизационной экономики, наверное, такого же уровня риска, то политик и президент Путин принял бы их, только если бы уже не было другого выхода — как раз решение об освобождении всего Юго-Востока бывшей Украины очень быстро загнало бы Россию в сложнейшую ситуацию, из которой уже бы не оставалось никакого другого выхода, кроме возвращения к почти сталинской экономике.

Однако, почему, наряду с подозрениями в такой изощрённости в продвижении своих экономических идей, я всё-таки высказываю сомнения в наличии у нашего выдающегося экономиста Глазьева глубокого, стратегического мышления? Потому, хотя бы, что здесь он, как простой обыватель, рассуждает: «Война на Украине началась потому, что мы не освободили Юго-Восток». Это почти как говорить, что присоединение Крыма является причиной резкого ухудшения отношений Запада и России. То есть, получается, Запад был «белый и пушистый», никаких санкций применять к России даже не собирался, и лишь когда мы сделали определённые действия на бывшей Украине, он, «скрепя сердце», эти санкции ввёл.

Разве хоть у кого-то из вменяемых людей ещё есть сомнения, что из бывшей Украины наши глобальные враги создали оружие против России, что так или иначе, это «оружие на стене» Запада должно было начать стрелять в нашем направлении, начать убивать русских? Неужели непонятно, что повод не всегда является настоящей причиной?

А теперь по фразе: «Западные лидеры дали понять нашему руководству, что они признают Крым российским».

Посмотрим на даты: 16 марта 2014 года прошёл крымский референдум, на котором 97% проголосовавших высказались за присоединение Крыма к России. А уже 18 марта был подписан договор о вхождении Крыма в состав России.

Ответ Запада последовал незамедлительно – уже 17 марта США и ЕС объявили о введении санкций против … российских и украинских официальных лиц, которых они посчитали виновными в «подрыве территориальной целостности Украины».

Далее списочные санкции увеличивались:

20 марта американский список был дополнен фамилиями еще 19 российских чиновников, парламентариев и бизнесменов.

21 марта лидеры ЕС приняли решение перейти на второй уровень санкций против России «ввиду тяжести ситуации на Украине». В расширенный список вошли еще 12 граждан России и Украины.

11 апреля США ввели санкции в отношении крымской компании «Черноморнефтегаз» и крымских чиновников.

28 апреля власти США вновь расширили санкционный список, включив в него еще семь граждан РФ и 17 компаний. Пресс-секретарь Белого дома Джей Карни объяснил это тем, что Россия «не сделала ничего, чтобы соблюсти женевские обязательства». Также Карни обвинил Москву в причастности к насилию на востоке Украины.

В этот же день, 28 апреля, решение о расширении санкционного списка принял Евросоюз, а 29 апреля были опубликованы имена попавших в список.

То есть, по логике высказанной Глазьевым фразы выходит, что между 16-м и 18-ым марта «западные лидеры» должны были оперативно собраться, оперативно, невзирая на мнение Польши, Великобритании и ещё некоторых, выработать общее мнение, что или «признают Крым российским», или обманут, что признают. И, так же оперативно, до 18 марта, донести это решение до российского руководства.

Потому что, когда уже с 18 марта пошли санкции, стало понятно, что Запад и близко Крым российским не признает. То есть экономист Сергей Глазьев сделал историческое «открытие», о котором, кроме него, никто не слышал. Наоборот ведь — США буквально «пинками» заставляют Порошенко начать войну на Донбассе, да таким образом, чтобы Россия вынуждена была вмешаться.

Чтобы втянуть Россию в полномасштабную войну с бывшей Украиной, когда бы Киев объявил полную мобилизацию и погнал на фронт всех, кто только может держать в руках оружие. Когда бы погибло несравненно большее количество мирных людей Донбасса, солдат армии ЛДНР и русских солдат из России, чем сейчас – и именно оружие НАТО тестировалось бы на нас, как оружие российское тестируется на «бармалеях» в Сирии.

Война, на которой русские бы убивали русских (в том числе и русских в широком смысле — жителей бывших Новороссии, Малороссии (или Юго-Западной Руси), Подкарпатской и Галицкой Руси). Надо ведь понимать и то, что пропаганда на бывшей Украине пока работает весьма эффективно, и немало её жителей до сих пор искренне считают, что на Донбассе идёт война с «Россией-агрессором».

Для Запада, точнее, его американского флагмана, развернуть полномасштабную войну с участием России нужно было ещё по одной причине. Потому что если присоединение Крыма произошло после референдума, объявить Россию агрессором было не бесспорно, то именно после освобождения Юго-Востока или всей бывшей Украины США могли бы «оторваться» вволю. Если не спровоцировать этим освобождением широкомасштабную войну в Европе (подключив войска НАТО), то есть ощутимо ослабить обоих своих конкурентов (и Россию, и ЕС), то хотя бы действительно нас максимально изолировать.

И тогда бы уже не было никакой торговли с ЕС и большинством «цивилизованного» мира, никаких Турецкого и Северного потока-2 (возможно, даже первый бы остановили), тогда случилось бы и невероятно резкое падение доходов россиян внутри страны, вместе с сильным недовольством народа и возможным выходом его части на улицы. Так что даже некоторые жители Юго-Востока бывшей Украины, только-только освобождённые, сказали бы: «А зачем нам такое освобождение и такая бедная «Рашка», лучше нам опять пробовать с Украиной в Европу»!

Это, конечно, не значит, что Россия погибла бы. Потому что тогда — хочешь не хочешь — властям нашей страны, изолированной извне, пришлось бы жёстко разобраться со всей либерастической «пятой колонной» (даже если бы это сопровождалось немалыми «перегибами на местах»). А насчёт экономики — вспомнить советы того же Сергея Глазьева и вводить уже даже не элементы, а полностью мобилизационную экономику. Либеральное же крыло правительства отправить улучшать если не экономику Магадана, то какие-нибудь другие экономики на Западе, если вдруг кто примет.

Правда, сейчас – особенно среди моих коллег на Донбассе, «на ура» воспринявших вышеуказанную статью Сергея Глазьева, но где-то понимающих всё вышеуказанное – очень популярна и точка зрения, что всё это он заявил чуть ли не с подачи Путина (как некую подготовку скорых действий России). Однако я с таким мнением категорически не согласен – психологически это не обосновано. Зачем нашему президенту брать на себя хотя бы тень вины, если он всё сделал неправильно? Тем более, если есть другие, существенно более веские обоснования?

Хочу, чтобы меня поняли — я очень искренне сочувствую всем нашим людям на Донбассе и в остальной бывшей Украине (они там тоже есть однозначно), я всё своё свободное время трачу на информационную войну за их освобождение и постепенное присоединение территорий к России. Если посмотреть на всю гору моих статей насчёт освобождения бывшей Украины (и моей малой родины), можно убедиться, что меня нельзя укорять в нежелании этого.

Как раз присоединение Крыма и показало это – что не под силу было такое освобождение России (а теперь, благодаря терпению и президента, и нашему, есть другой выход). По крайней мере, не под силу было в обычных наших условиях и без государственнической идеологии, сплачивающей в единое целое весь народ, без мобилизации каждого россиянина для решения данной громадной задачи. Потому что территорию и людей мало освободить, потом надо её ещё и присоединить – кто занял территорию, тот и кормит людей. А с добитой донельзя инфраструктурой бывшей Украины это вылилось бы в огромную денежную проблему, что неминуемо сказалось бы в падении доходов россиян и их недовольстве.

Именно решение об освобождении Юго-Востока или всей бывшей Украины было бы стратегической ошибкой и для России, и для всего Русского мира – резко увеличивалась опасность многих бед для России, вплоть до постановки вопроса самого её выживания. Да, возможен был и вариант по типу войны 08.08.08 (принуждение к миру), но не факт, что было бы кому завоёванную власть подхватить «на местах». Тем более что если бы Юго-Восток не был присоединён к России, точно так же была бы теперь война с ним. И, в любом случае, уже намного больше жителей оставшейся бывшей Украины, чем сейчас, видели бы в России оккупанта.

Понятно, что в ДНР и ЛНР, во всей бывшей Новороссии очень тяжело, но надо уметь отстраниться от собственных «хотелок». Правильный только путь через переформатирование бывшей Украины, когда закончится газовый транзит через её территорию.

А вот сейчас, когда Крым укрепили, когда мост (с возможностью оперативной переброски наших войск ещё и из Ростова, из Кавказа…) построили, когда конфликты внутри США только разгораются, а Европа видит, чем их заокеанский командир «дышит», уже и на них накладывая экономические санкции в виде торговых пошлин… Когда Минские договорённости, после «закона о реинтеграции Донбасса», не действуют не только фактически, но уже и официально – всё больше вступает в силу новая реальность.

Потому что когда Турецкий и Северный потоки запустят, то есть России без бывше-украинского газового транзита, наконец-то, можно будет обойтись, то тогда, в середине или конце 2019-го, самое время будет вспомнить, что России для ликвидации Анти-России даже свои войска вводить не надо — они там уже давно имеются, из местных жителей. Останется только их российскими добровольцами доукомплектовать, то-сё…

И дальше, как уже говорил я в последнем тексте по теме освобождения бывшей Украины. реализуется наиболее вероятный, на мой субъективный взгляд, сценарий:

«По заранее разведанным скоплениям бронетехники и артиллерии ВСУ, и особенно по местам дислокации необандеровских «добробатов», вдруг массированно ударит артиллерия, в том числе реактивная. После окончания артподготовки бронетехника моментально перейдёт линию разграничения, не отвлекаясь на разбегающихся во все стороны «доблестных» солдат ВСУ.

Известно, что в ополчении мятежного Донбасса воюют люди изо всех областей бывшей Украины, и особенно из регионов бывшей Новороссии. Так что их связи с домом, не взирая на все усилия СБУ, вряд ли стоит отрицать. Поэтому, параллельно с прорывом линии разграничения между ЛДНР и бывшей Украиной, жители нескольких её областных центров, почему-то именно в данное утро, вдруг займут свои областные администрации, разоружат соответствующие отделения полиции и начнут сооружать блокпосты на дорогах.

Войска ЛДНР тем временем уже выйдут на границы Донецкой и Луганской областей, занимая новые места дислокации. Из части танков и БТР будут сформированы несколько «ударных кулаков» — на максимально возможной скорости они «ломанутся» на помощь вышеуказанным формируемым Народным Республикам.

К этому времени наши расчёты С-400 на российской границе с бывшей Украиной и позиционного района Крыма уже возьмут под свой контроль всё небо над территорией бывшей Украины. Россия с самого утра, сразу после активизации военных действий на Донбассе, объявит над бывшей Украиной «чистое небо», то есть бесполётную зону.

В Донецком же аэропорту взлётно-посадочная полоса будет заранее и тщательно подготовлена к посадке боевых самолётов и вертолётов «ВВС Южной Осетии» (6 — ). А авиадиспетчера Ростовской зоны ЕС ОрВД (Единой Системы Организации Воздушного Движения) приготовятся взять на сопровождение данную авиационную группу.

Принтер секретаря Главы ДНР будет «выдавать на-гора» объявления о грядущем съезде представителей Народных республик и пока ещё областей бывшей Украины, а также кипы будущих уставных и других документов нового федеративного государства Юго-Западная Русь. Переформатирование бывшей Украины в новое русское федеративное государство, тоже переходное, как и его столица, пойдёт полным ходом».

Именно после данного переформатирования весь Юго-Восток будет освобождён. При этом и бывшая Украина-Анти-Россия, как оружие наших глобальных врагов против нас, исчезнет, и жителей освобождённой территории на довольствие России брать не придётся – после восстановления сотрудничества с ней люди и без этого смогут выжить. Присоединение будет возможно, но как постепенная, разнесённая во времени цель и по очереди — только отдельными регионами, наиболее к этому готовыми. Чтобы наша общая, наша великая Родина в результате всего этого не слабела, а только укреплялась.

Константин Мочар


Источник — ИА REX

 

Закрыть меню