Отступать некуда!

…Родина требует защиты

прежде всего от врага внутреннего…

Валентин Распутин

 

Отечественная школа, отказавшись от грамотной постановки гуманитарных дисциплин, ныне в целом утратила роль учреждения, формирующего основы знаний, то есть осмысленных и осмысленно связанных между собой основополагающих понятий и представлений.

Базовые понятия, отражавшие начало содержания и смысл научной картины мира, сегодня всё чаще подменяются безграмотными «проектами», лишёнными усвоенных фундаментальных сведений о предмете изучения. Эта «новая стратегия» прикрывается словами о новациях, идеями «творческого подхода», но, по существу, лишена научной основы и сколько-нибудь ясно определённого образовательного содержания.

С отечественным образованием ведётся открытая и тайная война, успехам которой активно содействуют у нас агенты и резиденты иностранных служб, легионеры глобализма, невежды и предатели в системе управления и научного обеспечения нашей средней и высшей школы. Под их «чутким руководством» информационная нагрузка учащихся растёт, а количество знаний – уменьшается. Ибо полноценное (нормальное) образование утверждается на усвоении основ базовых знаний, на принципах научности, системности и должной полноты изучения базовых предметов, то есть на том, чего последовательно лишают нашу школу (и среднюю, и высшую) посредством «реформ».

В 1990 году на международной конференции «Образование для всех» принят документ, в котором установлено: исходить из принципов, знаний, навыков и ценностей, обеспечивающих так называемое безопасное и устойчивое развитие. Что это значит – определяют такие предписания: «отказ от абсолютной истины и переход к терпимости в отношении религиозных систем», также – обеспечение и соблюдение «общепризнанных гуманистических ценностей и прав человека». В 1995 г. ЮНЕСКО была одобрена «Декларация принципов толерантности», в которой в утверждение «глобальной духовности» единственным законом при решении гуманитарных проблем объявляются международные правовые акты по «правам человека». В 2000 году в Дакарте был принят документ «Дакартские рамки действий. Образование для всех: выполнение наших общих обязательств», который предписал правительствам 164 стран реализовать «образование для всех к 2015 году».

В названных соглашениях определена международная задача: подготовить «толерантные» массы примитивных людей через образовательные стандарты, основанные на качественно новых базисных принципах, применяемых на всех уровнях образования – начальном, среднем, высшем — и распространяемых на всю сферу воспитания» (выделено мной. – В.Т.).

Сознание таких людей должно стать толерантным, то есть индивидуалистически самодостаточным, «гибким», избавиться от исторических и национальных духовных ценностей и предпочтений, а значит – от непременных собственно человеческих свойств: исторического сознания, веры и культуры. К этому ведут гласные и негласные «главари» реформ…

Отступать некуда! Налицо – созданное с помощью информационного оружия «вавилонское столпотворение» в сознании многих и многих граждан России. Стало реальностью бесконтрольное и цинично-наглое продвижение английского языка в условиях колониального угнетения русского, государственного языка России. Несомненно осуществлённое недругами разрушение полноценного отечественного образования и продолжающееся выстраивание его по чужим, губительным образцам. Очевидно полное отсутствие озабоченного и созидательного отношения к состоянию школы у руководящего большинства…

Едва ли не самая большая беда России – невежество или чужемыслие значительной части руководящих кадров. Говорят, кадры решают всё. Вопрос в том, каковы эти кадры: невежественны или образованны, честно служат России или не отвечают её интересам, но преследуют какие-то иные цели.

Современное убогое состояние образования – не ошибка, но следствие преступлений государственного уровня, связанных с заведомо порочными, разрушительными установками, заложенными в перестроечных документах, оторванных от интересов государства, от живого и богатого наследия отечественного просвещения. Всё это даёт основание утверждать: сегодня открыты пути духовному геноциду народа России.

Уместно вспомнить В.Г. Белинского: «Человек силён и обеспечен только в обществе; но, чтобы и общество, в свою очередь, было сильно и обеспечено, ему необходима внутренняя, непосредственная, органическая связь – национальность… Даже и тогда, когда прогресс одного народа совершается через заимствование у другого, он, тем не менее, совершается национально. Иначе нет прогресса. Когда народ поддаётся напору чуждых ему идей и обычаев, не имея в себе силы перерабатывать их силою собственной национальности в собственную же сущность, – тогда он гибнет политически».

России не было, нет и не может быть без русской основы, без русского духа, без православия и русской культуры. Корневая черта русского духа – общероссийское государственное самосознание. Русская традиционная культура, устоявшаяся на православной веротерпимости, русский язык и русская школа служили и служат объединяющими началами сплочённости многонациональной России. Подрывать эти начала – значит идти к гибели.

Станем ли покорно дожидаться этого? Может, наконец отвергнем «дары» тайных и видимых недругов и подтвердим достоинство великого и героического прошлого России?

Язык – основа жизни и душа народа. Языковой уровень, в сущности, соответствует уровню культуры и образования страны.

Сегодня изучение русского языка в средней и высшей школе усилиями легионеров глобализма из сферы образования и вражеской агентуры ВШЭ (Высшей школы экономики. — Ред.) позорно снижено как в научном отношении, так и со стороны системности, научно-образовательной целесообразности и воспитательной ценности. Вместе с тем «изменения к лучшему» в самые последние годы имеют косметический характер и ничего принципиально не изменили.

Не так давно глобалисты распорядились в метрополитене столицы ввести объявления станций на языке своих хозяев. В реальных условиях «деидеологизации культуры» вред от этого исчисляется не рублями и долларами, но незримым оскорблением и растлением души народа!

Состояние и уровень преподавания русской словесности ныне соответствует условиям оккупированной территории. Программы школы сокращены под стать программам колониальных учебных заведений. Сокращены так, чтобы народ (в массе) не владел русским литературным языком, как это по преимуществу было в лучшие для школы годы ХХ века. Сокращены так, чтобы у окончивших школу не могло сформироваться должного для свободного человека независимой страны запаса культурной памяти в виде знания традиционного объёма произведений русской классики, того «школьного литературного канона», который был «не вся классика, но ворота в неё». (А.В. Фёдоров). Без всего этого, как и без изучения правдивой истории Отечества, немыслимо формирование нормального гражданского и патриотического сознания человека независимой страны.

Под знаменем инноваций программы нередко лишают содержания, без которого не может быть элементарно грамотного человека в России. Образование из выработки достойных умственных и душевно-духовных свойств человека, из осмысленного познания мира через рассуждение, понимание, душевно-духовное отношение к изучаемому и безусловное утверждение творческого начала в обретении знаниями и опытом превратилось в дрессировку, в натаскивание по нелепым тестам, что при освоении гуманитарных дисциплин крайне ограничено по возможностям.

В созданных обстоятельствах необходимо возвращение русскому языку и литературе в школе научных основ, на которых строилось ранее их изучение, а также научной методики преподавания этих предметов. Этого достичь нелегко, если учесть проведённую наследниками Даллеса работу по разрушению в России программ грамотного преподавания гуманитарных дисциплин. А также практическое уничтожение многих научных и образовательных учреждений России, служивших арсеналом научно-исследовательской и образовательной работы в этой области.

Падение языкового уровня граждан определяет ещё одну беду: многие школьники в массе не только разучились грамотно говорить по-русски, но нередко оскверняют родную речь непотребными словами и почти перестали читать.

Рассуждать при этом о каком-либо повышении культуры нелепо: значительная часть обывателей её почти лишена и продолжает терять под руководством наёмных СМИ… Те, кто захватили власть, «с лёгкостью отдали телевидение и другие СМИ в руки антинациональных сил и нарекли это «свободой слова» (хотя на самом деле это есть не что иное, как подавление слова патриотического)». А то, что называют сейчас «культурными мероприятиями», весьма часто не имеет отношения к культуре. Это субкультура, антикультура и в лучшем случае, как теперь выражаются, «развлекаловка».

Только начальник, убогий умом и лишённый самой малости понимания обстановки, может радоваться, как это нам недавно продемонстрировали, победе школьников России на международных олимпиадах по лакейской тематике: ремонт автомобилей, устроение и обслуживание гостиничных офисов и т.п.

В.Г. Распутин отвечает: Россия вталкивается в «оголённо циничный мир, где …права человека выше прав народа, …где из всякого своеобразия, и прежде всего из национального, вырабатывается стандартный продукт…».

Бездействие «верхов» в таких обстоятельствах можно расценить только как следствие или равнодушного невежества, или преступного вредительства. Третьего не дано.

Что делать, когда любые попытки исправить положение буксуют благодаря массовому равнодушию, а также преступному саботажу мнимо усердствующих командиров и администраторов от образования?.. Может, с языком подождём?

В.Г. Распутин отвечает: «Нет, это нельзя отставлять на задний план, в этом, похоже, и коренится прочность русского человека. Без этого, как дважды два, он способен заблудиться и потерять себя. Сколько развелось ходов, украшенных патриотической символикой, гремящих правильными речами и обещающих скорые результаты, что ими легко соблазниться, ещё легче в случае разочарования из одного хода перебраться в другой, затем третий и, теряя порывы и годы, ни к чему не прийти. И сдаться на милость исчужа заведённой жизни. Но когда звучит в тебе русское слово, издалека-далёко доносящее родство всех, кто творил его и им говорил; когда великим драгоценным закромом, никогда не убывающим и не теряющим сыта, содержится оно в тебе в необходимой полноте, всему-всему на свете зная подлинную цену; когда плачет оно, это слово, горькими слезами уводимых в полон и обвязанных одной вереёй многоверстовой колонны молодых русских женщин; когда торжественной медью гремит во дни побед и стольных праздников; когда безошибочно знает оно, в какие минуты говорить страстно и в какие нежно, приготовляя такие речи, лучше которых нигде не сыскать, и как напитать душу ребёнка добром, и как утешить старость в усталости и печали – когда есть в тебе это всемогущее родное слово рядом с сердцем и душой, напитанными родовой кровью, – вот тогда ошибиться нельзя. Оно, это слово, сильнее гимна и флага, клятвы и обета; с древнейших времён оно само по себе непорушимая клятва и присяга. Есть оно – и всё остальное есть, а нет – и нечем будет закрепить самые искренние порывы».

Овладение родным словом подменено ныне формальным и механическим, часто обессмысленным ознакомлением с основами орфографии и пунктуации. Исчезли уроки развития речи. В рамках программы школьники лишены возможности познавать богатство её содержания и смыслов. Практически отсутствуют разделы культуры речи и языкового этикета, чрезвычайно важные в нынешних условиях.

За формализацией обучения и навязываемыми тестово-дрессировочными методами «освоения» родного языка следует естественная скука и нелюбовь к родному слову. Чиновники от образования словно стараются, чтобы так и было. Например, из прежних стандартов средней школы на определённом этапе, как известно, были выброшены, например, такие разделы (вдумайтесь: каково!): «Богатство, красота, выразительность русского языка», «Роль церковнославянского языка в развитии русского языка», «Однокоренные слова», «Этимологические словари русского языка», «Основные толковые словари русского языка», «Принципы русской орфографии», «Орфографические словари» и прочее…

Необходимо помнить, что за годы «реформирования» образования:

1) разрушена высококачественная научная и методическая система изучения словесности;

2) повреждены и во многом отвергнуты плодотворные методы традиционного научно и педагогически обоснованного обучения грамоте;

3) недопустимо обеднено содержание осваиваемой лексики, необходимой для нормальной жизнедеятельности и здорового языкового мироощущения;

Последние десятилетия резко ухудшилось состояние языковой среды, изменился и запас слов, которым насыщаются наши учебники: исчезли из школьного лексикона многие основополагающие слова, дающие возможность осмыслить картину мира, сформировать мировоззрение (Бог, народ, Родина, святыня, долг, совесть, честь, подвиг, а также – служение, верность, достоинство, гражданственность, ответственность, самосознание, национальное достоинство и др.).

В ХХ веке эти слова осваивались при изучении русской классики. Теперь при злонамеренном сокращении круга литературных произведений, допущенных к изучению в школе, и при катастрофическом снижении уровня изучения литературы в школе учащимся просто неоткуда заимствовать понятия, необходимые при формировании патриотического мировоззрения. Тем самым подорвана языковая основа мировоззренческой составляющей школьного образования.

4) выведена за рамки изучения языка коренная задача – овладение ясным и точным смыслом слов, оттенками их значений; практически отсутствуют как жанр уроки по развитию речи;

5) губительно сокращено количество текстов классики, на которых только и можно утвердить полноценное знание литературного языка;

6) изъята, а затем заменена фактически суррогатом основная форма обучения письменной речи – сочинение. Тематика экзаменационных сочинений не связана, как ранее, с произведениями русской классики, зачастую не соотнесена с реальным возрастным жизненным опытом школьника и нередко напоминает завуалированный социально-психологический тест для ориентировочного определения некоторых склонности экзаменующегося;

7) пагубно деформирована направленность обучения: значительно сужена сфера получаемых знаний; системное изучение предмета подменено формированием механических навыков для выполнения заданий по предлагаемым моделям;

8) вредительски сокращено количество часов по русскому языку и литературе;

9) старые учебники и пособия заменены новыми, многие из которых не выдерживают критики ни с научной, ни с методической стороны, но активно внедряются через систему официального механизма разного рода «надёжных» рецензентов;

10) фактически перестали принимать во внимание современное состояние языковой и культурной среды, испытавшей в последние 40 лет катастрофические изменения. Средства массового тиражирования и современная реклама нередко отучают от грамотности посредством искажения и подмены смысла слов, неточного толкования их содержания, через изменение истинного значения, ложное их употребление и даже орфографическую неграмотность. Законы России в их настоящем виде не защищают русский язык от этих пороков СМИ.

Преподавание языка в целом подменено формальным и механическим ознакомлением с основами орфографии и пунктуации. В рамках программы школьники лишены возможности познавать богатство его содержания.

Ни одну из основных задач обучения родному языку массовая школа в настоящее время, как должно, не решает. В этой области нормальное образование в целом уничтожено. Задача в том, чтобы восстановить преподавание русского языка на научной основе (с возвращением утраченного содержания) и решительно увеличить количество учебных часов…

За четверть века квалифицированного и системного разрушения программ по словесности мы потеряли литературу как научный предмет школьного изучения. В созданных условиях невозможно научить в школе главному: вчитываться в книги, верно и полноценно осознавать художественный мир и смысл произведения, наконец – ценить и любить литературу.

Изучение литературы – это насущное дело школы; говоря словами Ф.И. Буслаева, «настоящая её (литературы. – В.Т.) опора и твёрдая основа состоит в нравственных убеждениях всего народа». Известно, что литература – искусство, воссоздающее с помощью слова образную, целостную и творчески преображённую картину действительности, выводящую сознание на новый уровень восприятия. Известно также, что классика вмещает в себя сердечное созерцание, чувство, опыт, духовное видение, познание и разумение. В классическом произведении нет «случайного»: в нём каждая деталь, каждое слово художественно оправданы и значимы. По всему этому в основе изучения литературы – творческое постижение целостного художественного образа, его идейного и духовно-нравственного смысла, его пафоса.

Лишь целостное осознание произведения в контексте эпохи обнаруживает соприродные его сущности красоты и истинный смысл.

При этом нередко забывают, что литература – искусство, т.е. переживание и познание действительности посредством воссозданного в формах самой жизни «параллельного», целостного, образно-творческого её изображения, подводящего к художественному открытию.

Забывают, что русская классическая словесность – это запечатлённая народная память, исторический опыт, средоточие наших духовных святынь и национальных идеалов, без которых немыслимо становление здорового самосознания, самостоятельности и свободы человека и народа.

Забывают, что классическая литература воссоздаёт целостный образ, сформированный и выстроенный творчески, в свете духовного и эстетического идеала писателя. Ибо идеальные начала освещают историческое движение.

Забывают, что путь к грамотному разумению художественного произведения доступен тем, кто умеет читать, отвечая на вопросы: что изображено, как изображено и почему именно так.

Известно, что читатель-недоучка, не достигший некоторого уровня знаний и воспринимающий всё в соответствии со своими убогими представлениями, не может верно понять прочитанное, то есть извлечь из произведения его истинный смысл. Грамотное, полноценное понимание доступно лишь читателю, обладающему умением читать. Этому и учила раньше школа, опираясь на основы гуманитарных наук.
Первостепенная задача образования в России – утвердить в школе знание отечественной словесности на научно-методических основах, знание, «возвращающее нашим современникам полноту изначальных смыслов слов, образующуюся лишь через личностное, живое восприятие в живом потоке времени». (П. Карташов).

Для восстановления нормального образования нам не обойтись в школьных программах без основ литературной науки с элементами теории словесности. Нужно восстановить также традиции обучения историческому мышлению. Живое представление о времени должно войти в сознание ученика до того, как он обратится к тексту произведения. Без этого все усилия бесплодны.

Наперекор этим задачам за последнее десятилетие были «сверху» ликвидированы кафедры литературы в иных провинциальных вузах; некоторым гуманитарным вузам были нанесены разрушительные удары путём искусственного объединения, подрывающего их целостность, научный статус и уклад. Продолжается преступное планомерно-разрушительное, насильственно-обязательное вредоносное сокращение «сверху» гуманитарных программ и уменьшение часов по гуманитарным предметам; санкционировано заведомо разрушительное и пресекающее рост отечественных научных кадров высшей квалификации увеличение «часовых» нагрузок профессуры.

Ведутся стимулируемые «свыше» и заведомо бесплодные словопрения об улучшении преподавания в школе литературы и русского языка. Но улучшение разрушенного – нелепость! Продолжается навязанное «свыше» поспешное обсуждение новых, кустарных, заведомо ущербных и совершенно непригодных для полноценной школы концепций и программ по литературе.

При этом характерным политическим приёмом нынешних властей являются хорошие и правильные слова при действиях, приводящих к результату, противоположному этим словам.

Для исправления недостатков, заблуждений в административных нововведениях по устроению школы конца ХХ – начала ХХI века предлагается:

а) разработать и принять систему законов России, безусловно препятствующих разрушительной политике в области культуры и образования;

б) перейти к реальной, действенной и целенаправленной политике защиты государственных интересов, определяемой «Концепцией информационной безопасности России» (подписана Президентом России В.В. Путиным 9 сентября 2000 года);

в) постепенно, но основательно пересмотреть проведённые в ХХI веке административные нововведения в устроении общеобразовательной школы России, а также законы в области образования, науки и культуры, достойным образом учитывая и привлекая при этом незаконно «отодвинутое» во время реформ богатейшее наследие русской культуры и образования для определения соответствия названных нововведений и их последствий государственным и национальным интересам;

г) начать созидательную законодательную и педагогическую работу по возвращению в среднюю школу несомненных достоинств, утраченных ею вследствие разрушительных буржуазно-либеральных «реформ» ХХI века;

д) провести разумную кадровую политику, препятствующую антигосударственной деятельности облечённых властью людей, явно или скрыто проводивших и проводящих разрушительную для государства политику недооценки и ущемления несоприродной им русской культуры и отечественного образования; здесь не следует избегать постановки вопроса о соответствии области руководства менталитету руководящего этой областью.

Каждый честный гражданин, не потерявший совести, должен неколебимо встать на защиту отечественного образования, отступать некуда: стимулируемое невежество и низкая культура молодёжи – это ядерная бомба, подложенная под судьбу нашего Отечества.

Нужно прекратить наконец наглую ложь о действительном состоянии нашей школы. Кстати, более всего способствуют лжи руководящие кадры (в том числе сферы образования), которым спокойнее руководить, если «всё в порядке».

Путь к гибели страны открыт. Восстановить образование, соответствующее независимой державе, — путь к спасению страны! Отступать некуда!.. Наше дело правое! Победа будет за нами!

Всеволод Троицкий

 

Источник — Слово

Закрыть меню