Аналитическая группа « Русский Кавказ» «предлагает Вашему вниманию развернутые планы имеющихся для выставления на сайт материалов и документов

Указанная тематика пока ограничивается тремя северо-кавказскими автономиями. Мы будем благодарны за присланные документальные и аналитические материалы по Северному Кавказу, которые, будут размещены на сайте.

К сожалению, основной массив документального материала по геноциду славянского населения, собранного русской и казачьей общинами Чеченской республики, после представления в комиссию Госдумы РФ по событиям в Чечне, руководимой С. Говорухиным, а также в Межрегиональную прокуратуру РФ, работавшую в 1995 году в г. Владикавказе не сохранился. В основном это были многочисленные заявления славянского и нечеченского населения региона, свидетельства потерпевших о преступлениях дудаевского режима, аудио и видеоматериалы.

Аналитический Центр «Русский Кавказ» полагает, что политике двойных стандартов, проводимой «демократическими» СМИ РФ должен быть положен конец. Гражданское общество страны, так часто оглушаемое разглагольствованиями этих СМИ о «русском фашизме», должно в полной мере иметь представление о масштабах преступлений криминальных чеченских режимов и этнократических режимов других национальных автономий Северного Кавказа.

Аналитическая группа будет благодарна за присланные документы и материалы, воспоминания очевидцев, в том числе покинувших пределы национальных автономий Северного Кавказа, Для нас также важно Ваше видение путей преодоления кризиса российской государственности в этом регионе.




Руководитель группы

В.С. Пархоменко

ДАГЕСТАН

Положение русского и казачьего населения в автономных образованиях Северного Кавказа Состояние демографической ситуации в республике на начало 90-х годов.

    I. Причины славянской миграции в республике.

      а) экономический аспект;

      б) этно-социальный аспект;

      в) адресная этническая преступность;

      г) обострение этно-психологических противоречий;

      д) поляризация дагестанского общества по религиозному и клановому признаку;

      е) присутствие в республике внешнеполитического фактора;

      ж) славянская миграция — как результат непродуманной национальной политики федерального центра а также кризиса Российской государственности в регионе.

    II. Создание русских общин и воссоздание исторических казачьих отделов в Дагестане

      1. Русские общины Дагестана (в Махачкале, Каспийске, Хасавьюрте, Кизляре);

      2. Деятельность русских общин по защите прав славянского населения Дагестана;

        а) сбор материала по этнической преступности;

        б) проведение съездов и конференций;

        в) участие русских общин в адвокатской деятельности в судах и процессах, связанныx этнической преступностью;

        г) сотрудничество с правозащитными организациями России (Л. Алексеева, Ганнушкина);

        е) взаимодействие с правоохранительными органами республики и структурами федерального центра

    III. Осуществление культурного геноцида в отношении славянского населения Дагестана

      1. Ограничительные меры по использованию русского языка в телепрограммах, радиовещании, прессе

      2. Отсутствие русских репертуаров на сцене театров;

      3. отсутствие русской печати и журналистики;

      4. Варварство в отношении памятников русской культуры и святынь Православия — как основа внутренней политики в Дагестане (уничтожение русских православных кладбищ, захоронений казачества, часовен, памятных исторических мест, у шкальных здание)

    IV. Преследование видных деятелей русской интеллигенции в Дагестане — как основa внутренней политики этнократических кланов Дагестана.

      1. Попытка фабрикации уголовного дела «о русском фашизме» против известного дагестанского политолога доктора наук Бойкова A.M.;

      2. Уголовное и политическое преследование сопредседателя русской общины Дагестана Гисцева A.Г.;

      3. Меры физического воздействия дагестанского криминалитета с целью вынуждения покинуть республику известных общественных деятелей: Ефимова (редактора газеты «Диалог»); Чигирика (известного скульптора); Барончука (литератора, политического деятеля); Хорошевскую, Путерброта (деятеля театра); Бейбутову (редактора газеты «Дагестанская правда»).

    V. Мнение русского населения (в том числе вынужденных переселенцев) о мерах по изменению ситуации и перспективах дальнейшего проживания в республике Дагестан славянского населения. Прогнозы российских политологов.

СЕВЕРНАЯ ОСЕТИЯ

Запрет и ликвидация казачьей национально-культурной автономии в республике Северная Осетия-Алания. Исторические корни проблемы и перспективы её решения в современной России.



    I «Беглохолопская теория» созданная и изложенная в 1834 году петербургским чиновником В Броневским в книге «История Донского Войска» (СПб. 1834 г.)-попытка психологически сломать казаков Дона после его формального покорения.


      1. Подтасовка исторических фактов историком В. Броневским как политический заказ министра Чернышёва.

      2. Характеристика историком Сухоруковым В.Д. и современниками вышедшей книги как «смеси пространных нелепостей», «грустной компиляцией со всех сочинений:, в которых что-нибудь говорилось о Доне», а также «спекуляцией» и «пакостью».

      3. Очередным предписанием правительства стало считать казаков не военно-служивым народом, а военным сословием.

      4. «Беглохолопская теория» получила официальный статус в царской России при резкой критике академика Ознобишина. Однако взамен «беглых московитов» академик Ознобишин сочинил версию о беглых новгородцах и обосновал её ещё слабее, чем Броневский свою «гипотезу».
      Хронология разгромов Новгорода царями Иваном III и Иваном IV не сходятся с годами возрождения на Дону казачьей жизни, не имеется по этомому поводу также сведений в летописях и государственных актах. Полностью отсутствует на Дону и влияние новгородской культуры (При наличии очень сильного влияния традиций Запорожской Сечи)


    II Исторические аспекты обоснования несостоятельности «беглохолопской теории» и мифологемы «казачьего сословия».


      1. «Сословная» принадлежность казачества существовала только с формально-юридического отношения к нему государства. Являлись ли казаки сословием на самом деле с позиций повседневной жизни, с точки зрения науки, истории и этнологии? Здесь объективный ответ является отрицательным.

      2. В отличие от любых сословий казаки обладали собственной территорией, имевшей соответствующие границы, с самоуправлением атаманом, выполнявшие функции президента, главнокомандующего, Войсковым кругом — позже ликвидированным народным собранием, с правительством, каковым фактически являлась Войсковая канцелярия, т. е. со своим бюджетом, войсковым капиталом, местными командами, полицией и т.д. В период Гра:кданской войны Войско Донское и юридически призывалось государственным образованием, полностью независимым во внутреннем устройстве и управлении.

      3. Определение казачества как сословия несостоятельно, потому что внутри самого казачества чётко определилась сословия. В первой половине ХIХ века большинство казаков были земледельцами, но существовал и «верхний класс»-казачье дворянство было и казачье торговое сословие, и казачье духовенство. Причём казачье дворянство входило в состав российского дворянского сословия. Имелась также казачья интеллигенция-учителя, врачи, инженеры, юристы. Уже тогда имелась казаки-буржуа, казаки-рабочие, казаки-ремесленники. Перечисленные признаки указывают не структуру сословия, а на структуру этноса

      4. В законе 1857 года « О четырёх состояниях» Российской Империи казачьи дворяне относились к первому состоянию (дворянству), а рядовые казаки — к четвёртому (сельским обывателям). Это ещё раз подтверждает принадлежность казачества к этносу, но не сословию.

      5. Большевики, яростно боровшиеся с царизмом и его установлениями, полностью восприняли определение казачества как сословия. Казаки подлежали нивелировке, и «сословное» определение оказалось как нельзя кстати: да здравствует равенство, долой сословия, долой сословные привилегии, долой казаков! И редко до кого доходил: не сословные привилегии ликвидировались, а по существу, не отобранное ещё царизмом, завоёванные и защищённые тяжелей народной борьбой, казачьи вольности, равно как и многовековой, уникальный отсутствующий у основной массы русского народа опыт самоуправления и демократии. Юридически казачье сословие было ликвидировано декретом ВЦИК и СНК от 10 ноября 1917 года « Об уничтожении сословий и гражданских чинов». Юридическая ликвидация казачества, несмотря на «расказачивание» и тяжкие репрессии не оказалась равной его фактической ликвидации как народа.

      6. Упорные попытки непризнания казачества как народа, вопреки историческим реалиям, в республиках Северного Кавказа, а также бывших союзных республика, безусловно, вытекает из нежелания отдавать захваченные казачьи земли, является выражением внутренней политики и социальным заказом сформировавшейся национальной этнократии.


    III Рецидивы «теории сословности» казачества и их последствия в условиях политических реалий в автономных образованиях Северного Кавказа.


      1. Министерство юстиции РФ-инициатор ликвидации национально-культурных автономий в г. Кургане, Волгограде, Владикавказе. Подарок региональным национал-сепаратистам.


        а) научная и правовая несостоятельность утверждений об отсутствии у казачества признаков этнической общности и праве создания культурно-национальных автономий;

        б) фактическое нарушение Минюстом РФ Закона РФ от 1 июля 1993 г. №5303-1l «О внесении изменений и дополнений в закон РСФСР «О реабилитации репрессированных народов, федеральный закон от 17 июня 1996 г. № 74-ФЗ » О национально-культурной автономии и другие законодательные акты РФ в отношении казачества, игнорирование результатов последней переписи населения, а также конституционно-закрепленного права на этническое самоопределение. Следует вспомнить также и о международных документах о правах национальных меньшинств, подписанных в своё время СССР и РФ.


      2. Негативные последствия запрета регистрации казачьих культурно-национальных автономий в автономных республиках Северного Кавказа.


        а) социальные и политические последствия (ущемление в правах на представительство в выборных органах власти);

        б) ущемление национальных прав на культурное возрождение: восстановление национальных форм жизни, восстановление в условиях существующих национальных автономий утраченных памятников казачьей культуры: войсковых храмов, станичных казачьих церквей, часовен, памятных исторических мест, могил и склепов атаманов и Войсковой старшины, восстановления казачьих кладбищ, памятников, мемориалов казачьей воинской славь:,:казачьих музеев др. объектов материальной культуры;

        в) npoблемы возвращения войскового имущества;

        г) препятствия в изучении и восстановлении казачьих обычаев и традиций, воспитании детей, организации досуга людей, охране природы по месту традиционного расселения других мероприятий по сохранению и развитию национальной самобытности.



    IV Пути преодоления кризисной ситуации казачьего движения в современных условиях. Ближайшие политические задачи.


      1. Главное достижение 90- годов, периода возрождения казачества — это то, что Россия и мир осознали, что казачество не исторический атрибут, но реально существующая этносоциальная общность живых и деятельных людей

      2. Застой в возрождении казачества в 90-годах возник именно потому что наши атаманы принимали официальную идеологию российских правящих кругов. А этой официальной идеологии попросту не существует, так как нельзя считать государственной идеологией мешанину из надерганных как попало концепций всевозможных юридических школ Западной Европы. Результатом этого является колоссальный рост коррупции, удушение демократии, превращение экономического и социального кризиса в перманентный, падение демографических показателей и народной нравственности.

      3. Важным фактором является выработка политической идеологии казачьего движения на которой базируется и политическая стратегия. Все исходные данные не для создания, но для оформления такой идеологии у нас есть наша исконная казачья демократия, которой необходимо придать радикальный, то есть современный и наступательный характер. На вооружении должна быть принята концепция казачьей великодержавности,: которую мы можем и должны предложить русскому народу.

      4. Назрел вопрос создания казачьего движения, политическое лицо которого должно быть радикально-демократическим. Авторитетное собрание казаков должно выступить как уполномочивающий орган, т.е. объявить себя Казачьей Ассамблеей. С последующим шагом — созданием исполнительных органов, т. е. Временного Казачьего Совета, избранного Ассамблеей и казачьих комитетов на местах. Идеологией движение, несомненно, должен стать казачий автономизм. Борьба за создание казачьих культурно-национальных автономий на местах.

      5. Политика современного правительства Российской Федерации ведет к её распаду, и казачество, должно быть готово к такому повороту событий не так как в 1991 году, когда наши коренные казачьи земли стали предметом торга между местными национальными кланами и антирусской ельцинской администрацией. Попытки посягательства на коренные интересы казачества со стороны местных национальных кланов и организованного криминалитета должны натолкнуться на организованный отпор и готовую систему казачьей государственности.


ЧЕЧЕНСКАЯ РЕСПУБЛИКА

Истоки и преодоление кризиса российской государственности на территории Чеченской республики.


    I. Общественно-политическая ситуация в Чеченской республике в конце 80-х годов, начале 90-х годов.


      1. Предпосылки формирования этнократического криминального псевдогосударства с режимом Д. Дудаева.


        а) мононациональный состав лиц занятых в производстве и промышленности Чечни;

        б) ранее формирование чеченских национальных элит;

        в) формирование чеченской «теневой» криминальной экономики в условиях «развитого социализма»;

        г) создание прочеченского лобби и платной креатуры в органах МВД. российских СМИ;

        д) целенаправленная деятельность лидеров либерально-демократических движений России конца 80-х, начала 90-х годов по созданию благоприятных условий для вооружённого захвата власти чеченскими сепаратистами;

        ж) использование «зелёного» (экологического) движения под руководством Гантемирова и структурp Вайнахской демократической партии для обрабатывания организационных методов выявления потенциальных лидеров «чеченской революции»;

        з) создание, путём использования криминальных экономических структур чеченской диаспоры в России устойчивых источников финансирования деятельности сепаратистов.


      2. Неэффективная работа, вследствие перестроечного развала, республиканских органов госбезопасности и структур МВД.


    II. Формы внешнеполитического влияния на события в Чеченской республике.

    а) усиление присутствия в республике эмиссаров Саудовской Аравии и других исламских центров Ближнего Востока.

    б) активизация влияния на события в Чечне европейских и американских аналитических центров, правозащитных организаций, различных фондов;

    в) полное отсутствие цензуры и утеря контроля над ввозимой в республику исламской радикальной литературой;

    г) либеральное отношение республиканских органов власти (в правительстве Завгаева) к активизации целенаправленной воспитательной работы исламских центров с чечене кон молодежью.




    III. Последствия дудаевского правления для Чеченской республики и региона в целом. Выводы.

    1. Разрушение экономики, социальной системы, образования, медицинского обслуживания как закономерное следствие предоставления чеченскому этносу возможностей неконтролируемого государственного строительства.

    2. Разрешение общенациональной собственности — Грозненского комплекса нефтедобычи и нефтепереработки — демонстрация неспособности любой чеченской администрации связанной клановыми интересами, к решению экономических задач общегосударственного порядка.

    3. Осуществление широкомасштабного геноцида по отношению к русскому и казачьему населению Чечни, другому нечеченскому населению республики:

    а) политические и уголовные убийства;

    б) организованное на законодательной основе лишение имущества и недвижимости нечеченцев (запрет вывоза многих видов имущества, запрет на приватизацию жилья);

    в) неэффективная борьба с чеченским криминалитетом, привлечение его для достижения политических целей;

    г) чеченский квартирный рэкет и адресная этническая преступность;

    д) смешение должностных лиц нечеченского происхождения;

    е) восстановление средневекового института рабовладения и работорговли (русские рабы и рабыни);

    ж) изгнание с территории республики 400-тысячного нечеченского населения.

    4. Присвоение материального достояния республики группой чеченских тейпов.

    5. Геноцид и вытеснение гребенских казаков — уникального и древнейшего культурного пласта Терского казачества.

    6. Преступное использование рабского труда военнопленных для строительства стратегической дороги на Итум-Кале (в 1996-1999 г.) Уничтожение участников строительства — преступление, оставшиеся не расследованным органами МВД РФ

    7. Расхищение музейных и художественных фондов республики.

    8. Разрушение уникальных памятников культуры.

    9. Создание на территории Российской Федерации криминальных и полукриминальных чеченских экономических структур -«пятой колонны» чеченских сепаратистов и террористов, постоянного источника финансирования сепаратизма.




    IV. Пути выхода из сложившегося кризиса и гармонизация межнациональных отношений в Чеченской республике.


      1. Отсутствие государственной национальной идеологии на Северном Кавказе — реальная угроза распада Российской государственности в регионе.

      2. Неспособность чеченского этноса жить совместно с другими народами — основа и обоснование переподчинения новой администрации Чечни чисто чеченских этнических районов.

      3. Создание казачьей национально-культурной автономии как задача последующая — единственное условие сохранения самобытного казачьего этноса на Северном Кавказе — залог возвращения его в социальную нишу служения Российскому государству.


Закрыть меню