Актив и пассив. Когда интересы расходятся

Ровно 170 лет назад прозвучали вещие слова Карла Маркса и Фридриха Энгельса: «Призрак бродит по Европе — призрак коммунизма». Этими словами начинался «Манифест Коммунистической партии», опубликованный в 1848 году. Спустя 69 лет, в 1917 году, призрак коммунизма обрёл в России плоть и кровь. А после победы СССР в Великой Отечественной войне 1941—1945 годов он широко зашагал по планете, пробудив к активной жизни не только многие народы, но и целые континенты.

 

Но у призрака коммунизма был брат и тоже призрак — призрак либерализма. Судя по трудам Джона Локка (1632—1704), этот призрак появился в Европе намного раньше своего брата и долго гулял сам по себе, маня людей несбыточными надеждами, но в драку не лез. Свои плоть и кровь он обрёл после торжества коммунизма в России. Щедро подпитываемый воротилами капиталистического мира призрак либерализма тайно проник в нашу страну и, развалив СССР, надругался над коммунистической идеей.

Что представлял собой локковский либерализм? «Тремя китами» политического кредо Джона Локка, изложенного во «Втором трактате о правлении» (1690), являлись право каждого человека на жизнь, индивидуальную свободу и частную собственность. Обоснованием этого права для Локка послужило так называемое естественное право. Оно предполагало, что человек с момента рождения уже самим появлением на Земле получает равные права на жизнь, свободу и саму эту Землю. Эти права он и должен отстаивать, за них бороться, не щадя своей и чужой жизни.

Но всё это было в теории. На практике же сам Локк, а также все его именитые последователи, включая «отцов-основателей» США Томаса Джефферсона и Джеймса Мэдисона, проявляли поразительную гибкость в трактовке «естественного права». Они допускали явное превышение ценности жизни, свободы и собственности для одних людей и их существенное принижение для других. Такими «другими» людьми для Локка были католики, крестьяне, слуги, североамериканские индейцы. При этом хозяева жизни, включая короля Вильгельма, у него могли обладать абсолютными правами, а низший люд, по сути, не имел никаких прав.

В наши дни тенденция наделения особыми правами неких избранных и утверждения двойных стандартов в европейском либеральном обществе не только сохранилась, но ещё более усилилась, приобретя статус социально-экономического закона. Апеллируя к локковскому «естественному праву», американские и канадские социологи с конца 1960-х годов занялись научным обоснованием права детей из богатых семей занимать привилегированное положение в обществе и обязанности выходцев из низших слоёв удовлетворяться своими скромными возможностями.

В силу этой новой «нюансировки» либеральная идея вступила в противоречие с самой собой. Локковскому равенству прав всех людей без исключения его преемники и последователи противопоставили равенство прав представителей элиты и неравенство остальных людей, относимых к народной «массе». В международном плане появилось деление стран и народов на первый, второй и третий «миры». Причём к «третьему миру» отнесены так называемые развивающиеся страны, судьбу которых, по сути, должны определять так называемые развитые страны. Тем самым в мире восторжествовало фактическое неравенство, которое стало маскироваться ложью, фальшью и лукавыми увёртками либеральной риторики.

Когда в 2007 году в Мюнхене на Международной конференции по безопасности Владимир Путин выступил с критикой США, которые, по его словам, настаивают на большем равенстве и большей суверенности по сравнению с другими членами мирового сообщества, он не только «оскорбил» собственно США, но и подверг сомнению само кредо неолиберализма. Этим объясняется дружная поддержка европейскими странами санкций США, обрушенных на Россию в 2014 году после её воссоединения с Крымом. Крым был не более чем поводом. Причина же крылась в покушении на права мировой либерально-буржуазной элиты.

Ответ США на критику президента России был двояким. С одной стороны, они избранием в президенты афроамериканца Барака Обамы продемонстрировали мнимое торжество либеральной демократии. С другой стороны, США инспирировали грузино-российский вооружённый конфликт в августе 2008 года и организовали государственный переворот на Украине в 2014 году. Восьмилетнее правление Барака Обамы в целом обернулось для мира изощрённой либеральной риторикой, доходящей до степени цинизма, и войнами США и их союзников в Афганистане, Ираке, Ливии и Сирии, а также целым рядом «цветных революций». Такого расхождения между словами и делами мир ещё не знал.

В 2016 году в ходе президентских выборов США встали перед дилеммой: продолжать наращивать либеральный обман всего мира и своего собственного народа или сказать миру и народу правду, раскрыв им реальное, весьма негативное и тревожное, положение вещей. Избрав Дональда Трампа, американский народ и определённая часть элиты предпочли обману реализм. Но американское общество и другая часть элиты с этим не согласились, выведя ситуацию в США на уровень холодной гражданской войны. Этот двуглавый американский дракон продолжает раздирать надвое и сами США, и мировое сообщество в целом.

Этот факт обратил на себя внимание мировой элиты. Давосский экономический форум (январь 2019 года) забил тревогу, прогнозируя торжество деглобализации, угрозу экономической рецессии и рост проявлений национализма. По сути, это было признание практической несостоятельности западноевропейской либеральной идеологии. Анатолий Чубайс на форуме пошёл дальше и объявил о кризисе самого либерализма. Глава российской делегации Максим Орешкин предрёк миру вступление в полосу тектонических сдвигов.

Откровения Чубайса для российской либеральной элиты и российского общества дорогого стоят. Не кто иной, как именно Анатолий Чубайс, был творцом идеи превращения России в либеральную империю, противостоящую мировому социализму и российскому традиционализму. Говоря о кризисе либерализма, Чубайс, по сути, поставил крест на своих былых мечтаниях, признавшись в провале собственных планов в отношении полного разгрома социализма и российского традиционализма.

Но наши либералы — это такой народ, для которого реальная действительность и доводы разума абсолютно ничего не значат. Провалилась одна иллюзорная мечта — они тут же хватаются за другую мечту-иллюзию, ещё более провальную. Вертлявый флюгер либеральной интеллигенции Дмитрий Быков на декабрьских «Дилетантских чтениях» в Петербурге озвучил «свежую» либеральную идею — идею «новой перестройки».

Новая, быковская, перестройка, по-видимому, должна именоваться на американский манер – «new perestroika». Ибо, по замыслу её идеологов, Россию сейчас нужно перестраивать уже не ради избавления от коммунизма, от которого и так у нас остались одни обломки, а ради её освобождения от самой себя, собственной идентичности и собственных интересов. Наше либеральное общество сегодня спит и в счастливых снах видит нашу страну в качестве колонии США, тщательно подогнанной под стандарты, чаяния и интересы золотого светоча мира — Соединённых Штатов Америки.

На фоне полной деградации российского либерального общества, превратившегося в пассив нации и главный тормоз социально-экономического и духовного развития нашей страны, в российском народе накапливается понимание чудовищной ошибки, совершённой нашей страной и нашим государством на рубеже 80—90-х годов XX века. Когда все мы, скопом и безоглядно, разрушили собственными руками и позволили нашим врагам похоронить всё то, что должны были защищать как зеницу ока. А именно – честь и достоинство, правду и справедливость, дружбу и братство населяющих нашу страну многочисленных народов.

И всё это мы проделали только для того, чтобы наши собственные верхи и разного рода проходимцы и криминальные элементы смогли без зазрения совести присвоить народные богатства, а сам народ довести до уровня бедности и нищеты. Замеры общественного мнения, проводимые специалистами в последнее время, говорят о нарастании в народной массе недовольства состоянием дел в стране и своим собственным положением. Декабрьский (2018 года) опрос Левада-центра показал, что уже две трети наших граждан выражают сожаление о распаде Советского Союза.

С самого начала «святых» 1990-х годов российскому народу и обществу навязывается известная либеральная мантра о том, что возврат к социализму в России невозможен из-за якобы присущей ему «убыточности». Странно! Китай именно социализм выводит сегодня на первое место в мире именно по экономическим показателям. В Норвегии и Швеции даже вкрапление отдельных элементов социализма обеспечило их народам завидное благосостояние. А в России он обязательно должен быть убыточным, даже несмотря на то, что именно социализм спас мир от фашистской чумы.

За прошедшие почти 30 лет в нашей стране многое изменилось. А главное — изменился сам народ, который вырос, возмужал и всё чётче и трезвее понимает, что жить надо только собственным разумом и выстраивать свою судьбу сугубо по разумным лекалам. Судя по данным Левада-центра, опубликованным 1 февраля 2019 года, 45 процентов опрошенных россиян считают, что страна движется по неверному пути, 13 процентов затруднились с ответом и 42 процента полагают, что с движением у нас всё в порядке. Формально можно считать, что мнения разделились примерно поровну. Но формализм нас, как всегда, обманывает. Первые респонденты, и их большинство (!), определённо видят и понимают, что мы гребём не туда. Колеблющиеся, скорее, осуждают, чем поддерживают курс властей. А 42 процента — это то самое российское болото, в котором намешено всего понемногу и в котором вязнет и пробуксовывает всё наше движение вперёд.

Если обращать внимание не на слова, а исходить из реальной ситуации в стране и в мире, то следует признать, что возврат к социализму в России не только возможен, но и неизбежен. На это работают многие причины. Назову только главные из них.

Первая. Либеральная идеология представляет собой пустышку, красивый фантик без содержания. Свобода в ней – это насреддинова «морковка», которую наша элита собирается держать перед лицом народа до тех пор, пока он не свалится с ног от голода.

Вторая. Свободный рынок без сдерживающей и направляющей роли государства превратился в России в питомник хищных зверей, которые используют «травоедов» как лёгкую добычу, перегрызая при этом глотку друг другу.

Третья. Государство, управляемое либералами, не просто теряет мощь и силу гаранта справедливости, но превращается в инструмент собственного саморазрушения и главного сеятеля хаоса в стране.

Четвёртая. Раскормленное либеральное общество из актива превратилось давно в пассив. Те есть в обузу и балласт, которые тяжким грузом легли на плечи народа.

Пятая. Российский народ, лишенный позитивных целей и продуманной стратегии развития, всё больше погрязает в бездействии и бессмысленности существования, порождая в своих недрах мощный актив, нацеленный на преодоление гибельной инерции.

Шестая. Окружающий мир смотрит на дрейфующую либерально-буржуазную Россию как на больного человека: кто-то с жалостью и состраданием, а кто-то с насмешкой и презрением. Смотрят и ждут. При этом Запад подталкивает нашу страну всё ближе к пропасти.

Исследователи Аркаима, древнейшего города-коммуны в нашем южном Предуралье, располагавшегося на стыке Европы и Азии, заметили удивительную закономерность. Через каждые 70 лет жители города сами поджигали все деревянные постройки, покидали пепелище, потом возвращались и отстраивали город заново. Это было ритуальное очищение от скверны, накопленной за годы долгой совместной жизни.

Социализм в Советской России просуществовал тоже немногим более 70 лет. Либерализм в нашей стране сыграл роль своеобразного «пожарища», которое пожрало советский строй и коммунистическую идею. Он свою разрушительную задачу выполнил, даже с лихвой. Теперь наступило время нашего возвращения к самим себе, к нашей сущности, и отстраивания заново нашего прежнего, комфортного для народа, жилища.
Разумеется, это будет не механическое восстановление всего того, что было раньше. Мы поумнели, время и мир тоже изменились. Мы постараемся теперь взять всё лучшее из нашего советского прошлого. Тогда мы были первыми. Теперь есть другие страны, и каждая из них со своей спецификой социалистических преобразований. Почему бы и нам не отстроить социализм именно с русской спецификой. Как-никак русский народ составляет 80 процентов населения, и он всегда был не только государствообразующей нацией, но и цементирующим элементом для других народов страны.

Я верю, что социализм с русской спецификой будет справедливым и человечным, сочетающим общественные интересы с огромным творческим личностным потенциалом. Убеждён также в том, что это будет социализм обязательно с Богом в душе и с соборным храмом-пантеоном на холме.

Александр Афанасьев

 

Источник — Слово

Закрыть меню