Уроки славянского мужества

К 20-летию героического сопротивления сербского народа

 

24 марта 1999 года США и НАТО нанесли массированные ракетно-бомбовые удары по территории суверенной Югославии. Началась война, которая продолжалась 76 дней и унесла тысячи сербских жизней. Сегодня, как, впрочем, и тогда, большинство россиян мало что может сказать о боевых действиях, развернувшихся на закате ХХ столетия едва ли не в самом центре Европы. Данный конфликт часто называли просто «бомбардировками», «акциями устрашения» и т. п., приучая общественное сознание к мысли о заведомой обречённости сербов, которые в итоге действительно вынуждены были вывести войска из Косово, как того требовал Вашингтон.

Но мы, очевидцы тех не просто трагических, но и героических событий, помним, как обстояло дело в реальности. То была недолгая, но самая настоящая война, одна из самых тяжёлых, какие пришлось вести США и их союзникам со времён Кореи и Вьетнама. Показательно, что натовские потери в этом «конфликте» далеко превысили совокупные военные потери американцев и их союзников в Сомали, Ираке, Ливии и Сирии, хотя армии той же Ливии и Ирака не только по численности, но и по технической оснащённости намного превосходили Югославскую народную армию (ЮНА). Только США потеряли на Балканах десятки боевых самолётов и вертолётов, в том числе два «Стелса» (из пяти «невидимок», находившихся в составе их воздушного флота на тот момент). Было сбито немало самолётов и других стран НАТО. Даже в Польше есть памятник лётчикам-агрессорам, погибшим на Балканской земле в качестве американских наёмников. В живой силе американцы также понесли гораздо большие потери, чем сербы: были уничтожены практически все десанты, высадившиеся на югославской территории; ощутимые контрудары по захватчикам сербский спецназ нанёс на границе с Албанией и Македонией (после одного такого рейда пленных американцев показывали по белградскому телевидению: янки плакали, молили о пощаде и последними словами ругали Клинтона и Мадлен Олбрайт). Через Салоники шёл поток цинковых гробов с американскими морскими пехотинцами…

Русские люди, в том числе и те, кто активно поддерживал сербов на митингах протеста перед американским посольством и в Останкино, часто ничего об этом не знали. Российское телевидение, как и ельцинский МИД, как и другие тогдашние госструктуры, воевало на американской стороне. Активно и весьма успешно. Лагеря албанских беженцев на экране заслонили сербский героизм, а в какой-то момент – и сербские жертвы из числа мирного населения. Корреспондент ОРТ Антон Верницкий и вовсе снимал скрытой камерой замаскированную военную технику ЮНА, а потом «простодушно» выдавал картинку в эфир. Горжусь тем, что лично причастен к «грубому» выдворению из Сербии этого мерзавца, который, однако, за «пережитые на войне страдания» был вскоре щедро вознаграждён, войдя в обойму самых приближённых к власти демократических журналистов, чему свидетелем может быть любой телезритель. Глава ельцинской администрации Волошин лично запретил в последний момент показ по ЦТ передачи о провалившемся американском вторжении со стороны Албании (нас тогда уверяли, что наземных операций США якобы не ведут, ограничиваясь лишь «точечными ударами» с воздуха, «исключительно по военным целям»). Данные кадры доставил в Москву главный редактор русско-сербского журнала «Наше слово» Николай Буренков, готовивший специальный номер, посвящённый героизму сербских военных, но затем рассыпавший набор, очевидно, не по собственной воле. И таких примеров можно привести много.

Несмотря на предательство Ельцина и Черномырдина, несмотря на колебания собственного политического руководства (под давлением не столько с Запада, сколько с Востока), сербский славянский народ и православное сербское воинство явили миру подлинное чудо стойкости и героизма, равно как и ясное понимание глубинного смысла происходящего. Сербские зенитчики сбивали новейшие самолёты США, Англии и Франции с помощью устаревших ракетных комплексов, умело используя возможности горной местности и радиопомехи. Подполковник Живота Джурич, расстреляв боекомплект, пошёл на таран (!) американского бомбардировщика и погиб вместе с не успевшим катапультироваться врагом. Иконы с изображением трёхлетней Милицы Ракич – одной из первых жертв американских ракетно-бомбовых ударов по сербским городам и сёлам – вскоре стали известны по всей стране. Хотя до официальной канонизации дело тогда не дошло, почитание этой юной мученицы в ряде сербских областей приобрело такой же характер, как и аналогичное почитание у нас на Руси священномученика младенца Гавриила Белостокского. «Трёхлетнюю Милицу Ракич убила лично Мадлен Олбрайт», – скажет позднее известный поэт, председатель Союза писателей Сербии Радомир Андрич.

Знаменитый сербский публицист, философ и геополитик Драгош Калаич (1943—2005), чьи статьи в 90-е гг. регулярно публиковались на страницах нашей патриотической прессы, так определил суть сербского противостояния Америке: «Мы отстаиваем нашу свободу, наше славянское право быть хозяевами на собственной земле, и в этом смысле мы – передовой отряд великой России, её западный рубеж и крайний форпост. Ведь то, с чем мы столкнулись сегодня, в скором времени ждёт и русских, пусть их правители и думают иначе, надеясь «встроиться» в «современный», глубоко враждебный славянству мир. По большому счёту, мы сражаемся не только за себя и Россию, но и за всю Европу, порабощённую заокеанскими захватчиками. Сами мы – тоже Европа. И всегда помним об этом».

Люди, подобные Драгошу Калаичу, имели в ту пору немалое влияние на президента Милошевича, а ещё большее – на главу госбезопасности Йовицу Станишича. Они действовали в тесном контакте с единомышленниками по всей Европе. Не случайно Италию (там в это время находился Калаич) и Германию захлестнули массовые демонстрации протеста, о которых почти ничего не сообщали российские СМИ. Недовольство проявляли даже военные (как факт: немцы упорно отказывались воевать в балканском небе, ограничиваясь использованием разведчиков-беспилотников). По мнению некоторых аналитиков, Черномырдин не просто помог американцам оккупировать Косово, но и спас НАТО от наметившегося раскола…

С тех пор прошло два десятилетия. Сегодня многие люди у нас в стране говорят, что сербы, мол, уже не те: сидят на двух стульях, заигрывая одновременно и с Россией, и с Западом; а нынешние президент и премьер-министр Сербии не имеют ничего общего с прежними героями. Последнее – чистая правда. Как и то, что данные лица даже по своему происхождению не являются сербами.

Но кто же посадил их в высокие кресла? Запад? Не только. Именно поэтому сербский народ вынужденно смирился с противоестественной ситуацией. Однако за убогими декорациями по-прежнему скрывается славянская Сербия – верный друг и исторический союзник России (что ощущается часто уже на уровне руководителей второго ряда). Сербы смотрят на нас с надеждой, как на старшего брата.

Соответствуем ли мы сами этой роли? Научил ли нас сербский пример национальному достоинству и ясному пониманию процессов, происходящих в сегодняшнем мире? Такие вопросы диктует ныне сама жизнь. А потому есть смысл оглянуться на её прежний опыт, благо урок сей исходит от людей честных и мужественных, искренне преданных нашей великой Родине.

Илья Числов, председатель Общества русско-сербской дружбы с 1996 г.

 

Источник — Слово

Закрыть меню