Не возродив деревню, не возродить Россию

Генерал Петухов и его памятник отчему дому

 

За первые семь месяцев 2019 года цены на хлеб в российских магазинах выросли на 7,7% по отношению к аналогичному периоду в 2018 году. Такие данные приводит Федеральная служба государственной статистики (Росстат). Это связано как с подорожанием зерна из-за сокращения урожая, так и с повышением тарифов на горюче-смазочные материалы.

По материалам РИА «Новости».

Можно жить где угодно, но на мир ты смотришь всё равно с той точки земли, где ты родился, где родились твои бабушки и прабабушки. Для меня это Оленинская, Ржевская земля, граница Тверской и Смоленской областей, где истоки Волги, Днепра, Западной Двины.

Говорят: ностальгия по деревенской жизни. Да только ли по ней? Это ностальгия по прошлой – цельной, живой – России. Потому что чья-то злая рука всё стремительнее превращает нашу землю в нежилое пространство, в Чернобыль. А ещё это – ностальгия по здоровому чувству: быть хозяином на своей земле. Свой лес ты не будешь варварски вырубать, в свою реку не спустишь химические отходы. Разговор о деревне – это разговор, касающийся каждого из нас, потому что мы все сегодня оказались заложниками экологической катастрофы.

Сегодня многие думающие люди пытаются локально возродить русскую деревню. Один из таких подвижников Леонид Павлович Петухов, генерал-майор в отставке, прошедший войну в Афганистане, уроженец Брянской земли. Уже несколько лет у себя на родине в деревне Туреевка, что в 60 километрах от Брянска, он проводит праздник – День деревни. Установил памятник русской деревне.

– Леонид Павлович, что ещё Вам удалось сделать для родной деревни? И что в Ваших планах?

– Начинать приходилось с ремонта пустовавшего девять лет родительского дома, заново пробивать в борщевике и делать дорогу, восстанавливать снятую и пропитую активистами перестройки электропроводку к заброшенным и разграбленным домам, ремонтировать многие из них. Чистить родники, восстанавливать пруд, делать пасеку, а потом обзаводиться животными.

Я изначально понимал, что мои действия – действия одинокого солдата на стыке двух фронтов, но сдаваться не хотелось и не хочется. Прежде всего хотелось отдать должную благодарную память деревне, которая является моей малой родиной, где прошло детство, где мне открылся мир взаимоотношений человека с землёй, людьми и животными, где пришла неистребимая любовь к русской природе.

Потеряв большую родину — Советский Союз, так не хотелось навсегда потерять и малую. Долго вынашивал образ и план построения памятника деревне, остановился на образе часовенки, где можно под крестообразной крышей с надписью «Сюда сошлись пустые хаты и вознеслись на небеса» позвонить в колокол по каждой из 70-ти семей, а через символически заколоченное окно в экспозиции увидеть горемычные фуфайку и кирзовые сапоги, хозяйственный инвентарь, дары полей и садов.

– Как зародилась традиция празднования Дня деревни?

– День открытия памятника деревне в июле 2014 года по решению собравшихся со всей страны бывших односельчан стал ежегодным Днём деревни. С каждым годом он приобретает всё более массовый характер, совершенствует своё содержание. Особое место в нём отводится историко-краеведческим исследованиям школ района в бывших деревнях, где изучается не только история их создания и жизни, биографии знаменитых односельчан, их трудовые и ратные подвиги, но и причины, по которым не стало некогда цветущих и работающих на благо Отечества крестьянских поселений. Следует отметить, что самые большие потери их относятся к времени хрущёвских реформ и горбачёвско-ельцинской перестройки.

Впоследствии при поддержке родственников и друзей по Божьей милости удалось построить храм апостолов Петра и Павла. Возрождение деревни как истока и родника русской системы жизнедеятельности и хозяйствования, традиций, культуры и нравственности русского народа – это сложная и многогранная работа всего общества при обязательном заботливом участии в этом всех государственных структур. Глубоко убеждён, что без возрождения деревни говорильня о возрождении России либо лукава, либо безграмотна и безответственна.

Благодарен руководству Дубровского района, моим друзьям из Союзов писателей, композиторов и художников России, а также артистам и общественным деятелям, всем, кто разделяет мою озабоченность состоянием деревни и помогает сделать эту озабоченность общенародной. В том числе и через организацию и проведение Дня деревни.

– Кто сегодня способен вернуться в деревню? Какие условия должны быть созданы для возвращения к сельской жизни молодёжи?

– Вопрос непростой, но решаемый, как и всё, при наличии доброй воли и государственной политики.

Мы сегодня видим, как немало людей разных социальных слоёв уезжают в деревню и пытаются там жить и организовывать какое-то производство. Есть среди них рентабельные и успешные хозяйства. Успешно работает и ряд бывших коллективных хозяйств, изменивших свои названия. И всё равно мы в той или иной степени продовольственно зависимы от наших политических недоброжелателей.

Вопрос в отсутствии государственной политики, ориентированной на производство собственной высококачественной сельскохозяйственной продукции.

Кому надо объяснять, что продовольственная независимость страны – главная составляющая её суверенитета? Кому не понятно, что здоровье нации напрямую связано с качеством пищи? Тогда почему до сих пор не запрещён ввоз низкосортного пальмового масла и других полусъедобных продуктов? Почему наши дети до сих пор травятся разными чужеземными напитками и едой иностранных предприятий быстрого питания? И таких «почему», к сожалению, уйма.

А можно ли от этого уйти, не возродив сельские поселения всех народов великой России? Конечно нет.

Пойдёт ли в деревню молодёжь? Пойдёт, если государство создаст необходимые условия для современного производства и современного уровня жизни. Исторические примеры тому у нас есть. Вспоминаю дедовские рассказы о том, как по столыпинской реформе в начале прошлого века несколько молодых семей на необжитом месте создавали нашу деревню, государство тогда дало им землю, необходимую технику, лошадей и других животных, семена, безвозвратные суммы денег на строительство и первоочередное обзаведение хозяйством. Уже через год семья деда без всякой наёмной силы обрабатывала и продавала государству зерна с 40 десятин. Сегодня мы часто вспоминаем П.А. Столыпина, но никак не продолжаем его дело укрепления русской деревни.

Сам помню, как в послевоенные годы из землянок (дома были сожжены немцами) поднималась и становилась на ноги деревня. Колхоз «Слава», которым руководил многие годы мой отец, был постоянным участником ВДНХ, сам мог строить производственные комплексы, дороги, жильё и другие объекты культурного, социального и бытового обеспечения колхозников. На то была направлена государственная политика до и после хрущёвского периода. Но пришла перестройка…

Так что, если умело управлять шлюзами экономического и социального регулирования, деревня возродится. Конечно, тут есть опасность её возрождения только с хозяйственной стороны – как поставщика продукции, если мы забудем, чем являлась и является деревня как духовная и корневая основа державы.

Этапы возрождения и их содержание должны определить учёные и специалисты в этой сфере деятельности, преданные своему Отечеству.

– Почему, на Ваш взгляд, именно деревня рождала воина и пахаря – самых необходимых людей в государстве?

– Не хочу противопоставлять человека городского и деревенского, но, на мой взгляд, чувство малой родины наиболее глубинное и содержательное у человека, родившегося и живущего на природе. Он органичнее чувствует её красоту, свою сопричастность ко всему окружающему и относится к природе с сыновьей бережливостью и благодарностью. А люди верующие каждодневно чувствуют себя нераздельной частью чуда Божьего творения, коим, несомненно, является русская природа.

Для крестьянина защита Отечества – это не только защита своего государства, своего народа, своей семьи, но и защита конкретных, живущих в душе образов: родников, заветных тропинок, соловьиного рассвета, построенного дома, посаженного сада, ухоженного поля. Ему есть что защищать и за что воевать с любыми врагами Земли Русской.

А пахарем крестьянину приходится быть и по призванию, и по необходимости. В деревне без постоянного труда жить невозможно, а, самое главное, недостойно. Выходцы из деревни на любом поприще ответственны, трудолюбивы и по-крестьянски основательны.

Одна наша деревня дала стране Героя социалистического труда, кавалера орденов Славы, генерального директора ТАСС, десятки орденоносцев, двух членов Союза писателей, почётного врача и почётного юриста России, доктора и двух кандидатов наук.

– Возможно, мы до сих пор ходим по кругу, потому что не осмыслены нами события 1917 года и последующих лет, когда крестьян уничтожали: Тухачевский травил газами, прочие деятели революции грабили и сгоняли с земли на непригодные для жизни территории. Максим Горький в письме к Сталину писал: «Гражданская война – это война с крестьянством». Какой урон был нанесён деревне революцией 1917 года?

– Вне всяких сомнений, все социальные трагедии, посетившие нашу Отчизну, были в первую очередь направлены против хозяина Земли Русской, дабы сначала обобществить, а потом прибрать к рукам то, что дано нам от Бога и обустраивалось многими поколениями.

К сожалению, мы до сих пор ведём борьбу с тенями, не называя события и действующих лиц – их инициаторов — своими именами. Масонские антирусские перевороты у нас — великие революции, а явные предательства перестроечниками своего государства и народа — политические заблуждения.

Вот потому мы, как слепые, топчемся на месте. И многие не хотят прозреть, особенно так называемая элита общества.

Не зная диагноза, нельзя лечить человека и тем более общество. Поэтому очень важен объективный, научный анализ процессов, связанных с практическим уничтожением деревни на всех этапах последнего столетия.

– Чем губительно было для деревни объявление её неперспективной в хрущёвское время?

– Объявленная и реализуемая государством с 1959 года хрущёвская псевдонаука и практика «бесперспективных деревень» сделала то, что не удалось ни Батыю, ни Наполеону, ни Гитлеру вместе взятым — стёрла с лица земли без всякой необходимости сотни тысяч деревень. Кому и в чём от этого стало лучше? Где анализ этого преступления?

– Чем обернулась горбачёвская перестройка для русской деревни?

– Перестроечники экономически сделали так, чтобы национальный производитель сельскохозяйственной продукции не смог реализовывать её в стране. Реальные шаги перестройки по всем направлениям диктовались нашими стратегическими и геополитическими недоброжелателями, а точнее, извечными врагами. Делалось это не в сельском хозяйстве, а в головах и решениях некоторых властных экономистов-перестроечников, далёких от истинных процессов в экономике, тем более в сельском хозяйстве. За наши природные, особенно энергоресурсы мы получали «ножки Буша», мясные продукты, овощи и фрукты, не востребованные на американском и европейских рынках. В то же время уничтожались ставшие эффективными совхозы и колхозы.

В результате — гибель многих десятков тысяч деревень. «Процесс пошёл» и, к сожалению, не остановился. В моём родном сельсовете из 11 деревень в перестройку выжила одна. Могу сказать, что предательство национальных интересов шло по всем главным направлениям жизнестойкости страны. До сих пор отсутствует анализ и этому периоду, отбросившему страну в своём развитии на десятилетия.

– Что необходимо сегодня сделать, чтобы кризис развития села стал всенародно обсуждаемой проблемой?

– Вне всяких сомнений необходимо поднимать самоспасительную народную волну озабоченности состоянием деревни. Отношение к ней, и не только в плане продовольственной безопасности страны, должно стать главной темой и в СМИ, и в законодательных собраниях, и в учебных и научных заведениях, и в общественных палатах, везде, где есть люди, не безразличные к тому, что происходит со страной.

Кто взвесил плюсы и минусы продовольственного троянского коня современности — «Мираторга»? Почему не учитываются убитое им пчеловодство, отравленные земли и водоёмы, влияние на наше здоровье взращённого на американской химии мяса?

Кто хотя бы поверхностно знаком с американской технологией выращивания мясных скороспелых гигантов, никогда не будет подопытным кроликом по поеданию генно-модифицированной и напичканной стимуляторами роста разрекламированной продукции.

Когда здоровье населения приносится в жертву наживе, кому и зачем нужны деревни как производители экологически чистого продовольствия?

А самое главное? — Попытки под неизбежную урбанизацию и внедрение агропромышленных холдингов списать со счетов деревню — хранительницу русского уклада жизни и русского духа. Это неизбежно приведёт к новым социальным катаклизмам.

Люди, проснитесь!

Беседовала Ирина Ушакова

Источник — Слово

avatar

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.

  Подписаться  
Уведомление о
Закрыть меню