Дискуссия «Казачество — народ или сословие». Позиция казака Андрея Гудимова

Спасибо за модерацию актуальной и социально значимой, важной и по сию пору табуированной темы, проблематика которой, несомненно, всегда оказывала и в настоящее время оказывает самое серьезное и непосредственное влияние на состояние и содержание государственности России, реалии ее суверенитета.

Однако изначально хотелось бы уточнить — Вы реально предлагаете озвучить научно обоснованную правду о казаках или это очередной популизм?!

Многие десятилетия в нашей стране невозможно было опубликовать ничего касающегося реалий темы казачества.

Я лично неоднократно под разными «соусами» пытался защитить диссертацию по проблематике казаков — и по направлению отечественной истории, и по направлению политологии, и по социологии, и даже по философии — ничего не было разрешено! При этом, пытаясь «играть по правилам» и не быть маргиналом, защитил кандидатский минимум аж по пяти предметам, закончил аспирантуру в СКАГСе, был соискателем в различных институтах в Москве и на Северном Кавказе. Везде одна рекомендация — брать другую тему… Какую угодно, но не казачество. Жене, казачке, также не удалось — ни по филологии/фольклору, ни по педагогике…

Научное сообщество страны реально запугано. И даже сегодня старательно дистанцируется от этой тематики. В реалиях «новой России» в этом отношении ничего принципиально не изменилось. Хотя теперь можно организовывать и проводить научные конференции, создавать научные структуры, но все неизменно и последовательно нивелируется, шельмуется, закрывается, «спускается на тормозах».

К примеру, в Карачаево-Черкесском институте гуманитарных исследований (ИГИ), действующем при правительстве КЧР, с огромным трудом ранее «пробитый» казачий отдел был закрыт. И даже в рамках ныне существующего разделения направлений деятельности ИГИ — по национальному признаку, как то — карачаевский отдел, черкесский отдел, ногайский, и т.п., казачий отдел не был восстановлен. Это с учетом того, что нынешняя КЧР полностью расположена в границах незаконно ликвидированного в ходе политических репрессий в отношении казачества Баталпашинского казачьего отдела, а ее правовая легитимность вытекает лишь из участия казаков в проведенном референдуме по сохранению республики, при условии проведения полной политической реабилитации репрессированных народов, которых на территории нынешней Карачаево-Черкесии два – казаки и карачаевцы. Однако, несмотря на данные непреложные факты, был создан поистине странный «славянский» отдел (хотя ни этноса такого, ни нации не существует в природе). Отдел самый малочисленный, и при этом 50 процентов его состава состоит из представителей горских народов СК (обоснование — «но ведь они учились на русском языке»…).

Лишь М.Ф. Куракеевой (ныне доктор наук), видимо, одной из первых в РФ, удалось защитить кандидатскую диссертацию по тематике верхнекубанского казачества, и то — подготовленная кандидатская на соискание кандидата исторических наук в итоге была защищена по этнографии. Коллеги же по институту не могли принять даже самого факта защиты и писали жалобы, очень похожие на доносы, в различные инстанции, вплоть до Москвы.

Я являюсь, видимо, одним из первых, а то и первым чиновником на СК, с начала 90-х годов прошлого столетия занимающегося проблематикой казаков. Конкретно — в высшем органе законодательной и представительной ветви власти Карачаево-Черкесской Республики (был консультантом по национальной политике и реабилитации репрессированных народов, а в КЧР их два — казаки и карачаевцы), и потому могу авторитетно говорить о предмете данной «дискуссии». Кстати, ныне эта должность в парламенте КЧР ликвидирована, хотя реабилитация верхнекубанского казачества не завершена, да и ФЗ «О реабилитации репрессированных народов» в отношении казаков не исполнен. Но данный ФЗ «заморожен» по отношению к казакам и на территории всей Российской Федерации. В лучшем случае в отношении отдельных казаков применяется лишь ФЗ «О жертвах политических репрессий».

По сию пору благодарен Атаману ст. Баталпашинской (столица КЧР г.Черкесск) Морозову А.Д., который неуклонно добивался реабилитации верхнекубанского казачества именно как народа и, соответственно, требовал представительства казаков во всех республиканских структурах, в том числе и в научной сфере, приобщив и меня к системной, аргументированной защите прав и интересов верхнекубанского казачества.

Можно спорить по предложенной к дискуссии теме, решая кто казаки – народ, этнос, субэтнос. Однако, следует помнить, что ныне действующее в РФ право сословия давно отменило и предоставляет каждому гражданину России самому определять свою национальность. А во время каждой проводимой на территории Российской Федерации переписи казаки, издревле считая себя народом, идентифицируют себя именно так — казак. Давайте же выполнять требования основного закона РФ, его Конституции, а не чинить препятствия в его практической реализации.

Мне, к примеру, удалось во время переписи 2002 года зарегистрироваться как казак, а во время переписи 2010 года уже нет, несмотря на все мои усилия. В том, чтобы казаков признали народом, масса незаинтересованных лиц как на государственном уровне, так и в формирующихся институтах гражданского общества РФ, и на бытовом уровне, и в научном сообществе.

Все препятствия необходимо устранить в реалиях современной действительности, а не на бумаге. Ведь уже стартовала подготовка к предстоящей Всероссийской переписи населения 2020 года.

На эту тему мной опубликована масса научных и экспертных работ. Готов предоставить их в качестве обоснованной научной аргументации для вывода предложенной темы дискуссии на качественно иной уровень. В частности, для публикации в афилированных с «Собором Русского народа» СМИ  — материалы по итогам относительно недавней научно-практической конференции с казачьей тематикой, проведенной на территории Баталпашинского казачьего отдела ККВ.

С уважением,

Андрей Гудимов, казак, Черкесск

Закрыть меню