Пока не поздно: Греф готов поделиться с народом половиной зарплаты

В России перед выборами вновь оживились разговоры о прогрессивной шкале подоходного налога

В России со временем необходимо ввести прогрессивную шкалу подоходного налога (НДФЛ). Такое мнение высказал глава Сбербанка и бывший глава Минэкономразвития Герман Греф. При этом он признался, что и сам готов платить налог на богатых в размере 20%-50%. Невероятное откровение для адепта либерального подхода в экономике.

Правда, Греф оговорился, что двигаться в сторону прогрессивной шкалы нужно аккуратно, «чтобы нащупать границы чувствительности». Есть целый ряд европейских стран, где персональный налог превышает 70% — это запредельная величина, и ничто не удерживает бизнес в пределах национальных границ», — пояснил он свое беспокойство.

Ранее возможность прогрессивного налога допустил нынешний глава Минэкономразвития Максим Орешкин. Он, как и Греф, готов лично платить повышенную ставку, если будет принято такое решение. При этом министр хотел бы сместить тяжесть налогообложения с доходов на потребление. Мол, высоким налогом надо обкладывать в первую очередь роскошные автомобили, недвижимость.

Накануне об НДФЛ порассуждал и босс Орешкина — Дмитрий Медведев. Правда, в несколько ином ключе. Премьер говорил об отмене НДФЛ для бедных слоев населения. Опасения Медведева сводились к тому, что если отменить НДФЛ для бедных, то остальные тоже могут потребовать послаблений.

Осторожные рассуждения высших чиновников об НДФЛ камуфлируют тотальное нежелание правящего в России класса переходить к прогрессивной шкале налогообложения из опасения затронуть интересы имущего меньшинства — главного бенефициара политических реформ Бориса Ельцина и Владимира Путина. Только начни, «чернь» потребует большего, вероятно, думают они.

До недавнего времени президент РФ лично и недвусмысленно давал понять, что выступает за плоскую шкалу налогообложения. «Как только он [прогрессивный НДФЛ] вводится, часть граждан, у которых высокие доходы, начинают различными способами скрывать эти доходы… То есть фискальный результат почти нулевой, а шума много», — утверждал Путин летом 2018 года.

Однако с тех пор многое изменилось. После повышения пенсионного возраста поддержка власти упала так сильно, что понадобились экстренные мобилизационные меры. Прошедший недавно съезд «Единой России» показал, что Кремль по-прежнему намерен опираться на эту структуру, а значит, репутация партии власти, принявшей людоедскую пенсионную реформу, требует «обеления».

Не исключено, что отмена НДФЛ для бедных признана «наверху» сравнительно безопасным и реализуемым способом такого политического ребрендинга. В пользу этой версии говорит тот факт, что о возможности отмены НДФЛ публично заявлял глава ВТБ Андрей Костин на Московском финансовом форуме. Неужели он пошел на такой шаг, не получив добро от сторонника плоской шкалы Путина? Вряд ли.

К тому же государство, кажется, наконец, осознало, что дальше игнорировать интересы относительно бедного большинства уже невозможно. В условиях санкций, ограниченных возможностей зарабатывать на экспорте нефти и газа, остается только заняться перераспределением сверхдоходов богатых.

Есть, однако, проблема. Говорить о наступлении эпохи справедливости даже в случае введения прогрессивной шкалы будет преждевременно. Да, под нее подпадут высокооплачиваемые чиновники, топ-менеджеры государственных и частных корпораций с их миллионными бонусами, но не олигархи, чьи доходы от захваченных в 1990-е активов, как правило, очищаются в офшорах.

Таким образом, стране требуется комплексная реформа. Не только введение прогрессивной шкалы НДФЛ, но и меры, призванные поставить на службу обществу доходы, приносимые бывшей общенародной собственностью. Такая реформа уже давно предлагается оппозицией в Госдуме и некоторыми несистемными силами, однако парламентское большинство препятствует такому «левому повороту».

По мнению налогового консультанта, члена АССА, к. э. н. Марии Семеновой, отмена НДФЛ для бедных приведет к экономическому росту. А ведь за него так давно и довольно безуспешно бьется правительство.

— Я энтузиаст снижения, вплоть до упразднения НДФЛ для тех домохозяйств, где доход на семью небольшой.

«СП»: — Поясните пожалуйста…

— Для того чтобы обеспечить в стране экономический рост, нужно увеличить потребление. Основной драйвер потребления — это покупки домохозяйств. Если налоговая нагрузка на людей с небольшими доходами снизится, то они в первую очередь потратят высвободившие деньги на потребление. Они не положат их в «кубышку», а купят вторую пару туфель на сезон, одежду, предметы длительного потребления и погасят кредиты.

Поэтому нужна либо отмена НДФЛ для людей с определенным уровнем дохода, либо увеличение вычетов, например, до уровня минимальной оплаты труда, величины прожиточного минимума. Это моментально приведет к увеличению спроса, а это большой плюс для всех секторов экономики. Дополнительные деньги пойдут в розницу, люди охотнее будут инвестировать в жилье, брать ипотеку. Это будет очень хороший драйвер.

«СП»: — Как раз вчера о возможной отмене НДФЛ говорил премьер Медведев. Так что тема в тренде. А как вы относитесь к повышенной ставке для россиян с высокими доходами?

— Мне кажется, что это излишняя мера. Тот факт, что шкалу НДФЛ долгое время не трогали, это большой плюс. Он делает жизнь в России богатых граждан привлекательной хотя бы с налоговой точки зрения. С учетом того, что у нас сейчас реализуется курс на деофшоризацию и государство не хочет, чтобы деньги богатых граждан уходили из России, логично было бы условия для этих денег если не улучшить, то, по крайней мере, не ухудшать.

«СП»: — Улучшить? То есть ввести ставку ниже 13 процентов?

— Наверное, все-таки будет цинично снизить НДФЛ для богатых… Это может быть негативно воспринято общественностью. А вот сохранение НДФЛ на предыдущем уровне важно.

«СП»: Предположим, Медведев вас послушает и согласится с необходимостью отмены НДФЛ для бедных. Как быстро можно реализовать это нововведение?

— Если смотреть с экономической точки зрения, то чем раньше это будет сделано, тем лучше. Но у нас есть определенные законодательные ограничения. Изменения в закон вносятся в результате определенной процедуры. Поскольку снижение налогов — не ухудшает положение людей, они могут быть введены в том числе и задним числом. Но обычно такие изменения вступают в силу с начала нового налогового периода. Новый налоговый период начинается с 1 января 2020 года. Поскольку сейчас подобного законопроекта нет и вряд ли законодатели успеют за месяц его подготовить и принять, то реально можно говорить о 1 января 2021 года.

«СП»: — А если оценить эту меру не только с экономической, но и с политической точки зрения? Ведь впереди, в 2024 году, транзит власти…

— Думаю, что экономический компонент все-таки перевесит. Но отмена НДФЛ станет и политическим триггером. Ведь это повлечет благоприятные имиджевые изменения. Это улучшение качества жизни значительной части населения. Как мы знаем, чем меньше у человека доход, тем каждый рубль для человека дороже. Для богатого человека 500 рублей и для бедного человека 500 рублей — это разные деньги.

Руководитель партнерских программ инвестиционно-образовательной площадки «Линейка» Вячеслав Максименко, ратуя за прогрессивную шкалу налогообложения, видит и некоторые «подводные камни».

— Введение в 2001 году плоской шкалы налогообложения позволило радикально улучшить ситуацию с собираемостью налогов. Многие наверняка помнят социальную рекламу того времени «Заплати налоги и спи спокойно», которая стала стимулом для «обеления» зарплат. Однако спустя 18 лет проблем с наполнением бюджета уже нет, а в обществе на фоне увеличения степени экономического неравенства, роста закредитованности и стагнации располагаемых доходов дискуссия о возвращении прогрессивной шкалы налогообложения приобрела новый смысл.

Если в 2015—2016 годах с подачи депутатов от КПРФ и «Справедливой России» акцент делался на более справедливых ставках налогов для обеспеченных граждан, то сегодня по инициативе главы ВТБ Андрея Костина в повестке дня появилось предложение от НДФЛ освободить малоимущих. При этом последняя инициатива имеет больше шансов получить общественное одобрение, хотя реализация может быть отложена до следующего политического цикла с выборами в Госдуму и президента в 2021 и 2024 годах.

«СП»: — Сколько же можно ждать?! Уже новое поколение выросло в этой позорной налоговой уравниловке…

— Причина в том, что отмена НДФЛ для малоимущих будет иметь смысл только вместе с одновременным отказом в целом от плоской шкалы и ее заменой на прогрессивную. А с этим общество едва ли будет согласно, по крайней мере, сейчас. Доверие к власти на фоне стагнации доходов на протяжении трех лет после спада в 2015—2016 годах уже не то, чтобы можно было пройти безболезненно через подобную перестройку. Если бизнесу, скрепя сердце, приходиться мириться с ростом фискальной нагрузки, то граждане едва ли это «простят», когда будут решать, куда ставить галочку в избирательных бюллетенях.

«СП»: — Бедных избирателей больше, чем богатых… Но может, вы видите еще какие-то «подводные камни»?

— Только освобождение от НДФЛ наименее обеспеченных граждан способно поломать бюджетную конструкцию — для многих дотационных регионов, которым причитается 70% от уплаченного НДФЛ, введение необлагаемого налогом минимума может усилить зависимость от центра. Нужно будет скрупулезно подойти к вопросу об администрировании и об определении конкретных значений этого необлагаемого порога. Есть риски «миграции» граждан в эту «льготную» категорию с получением «разницы» в конвертах.

Едва ли есть четкое представление и о том, как распределяются доходы более обеспеченных граждан — качество статистики стало притчей во языцех. По этой причине правительство не станет спешить. Однако при улучшении ситуации в экономике, необходимой почве для перемен, экономические ведомства наверняка получат распоряжения приступить к конкретным расчетам. Прогрессивная шкала налогообложения позволяет более справедливым образом распределять национальные блага и уменьшить неравенство в обществе. Ею пользуется весь мир, придет время, она будет внедрена и в России.

А вот член комитета Госдумы по экономической политике, промышленности, инновационному развитию и предпринимательству Сергей Михайлов уверен, что сама жизнь заставит правительство внести изменения в налоговую политику.

— У нас все делается по отмашке первого лица. Недавно это было продемонстрировано, когда президент произнес волшебное слово «чушь» по поводу медсправок для водителей. И тут же, через пять минут, все приняли к исполнению, как будто нет правительства и не было компетентных людей, которые об этой ситуации предупреждали.

Так что действия наших министров, что в социальной, что в экономической сфере непредсказуемы. Не исключаю, что могут принять и прогрессивную шкалу. Но надо понимать, что те или иные меры они вводят не по своей инициативе — их жизнь заставляет хоть немного повернуться к народу лицом. В стране шестой год падение доходов населения, социальная напряженность растет. В правительстве это знают не хуже нас.

Кстати, наша фракция КПРФ требует введения прогрессивной шкалы налогообложения и освобождения бедных от НДФЛ уже не первый год. Вносила в Госдуму законопроекты об этом, однако нас не слушали… Но даже если отменят НДФЛ для бедных, это только первый шаг. Для решения проблемы бедности нужно еще и повышение зарплат, и повышение прожиточного минимума хотя бы до 25 тысяч рублей, а не как сейчас — 11 тысяч с копейками.

Василий Аксенов

Источник: Свободная Пресса

Закрыть меню