Радиостанция «Память»

«Говорит радиостанция “Память”. В эфире радиопрограмма “Оте­чество, память и ты”»

Я познакомился с «Памятью», тогда еще историко-литературным объединением, 4 октября 1985 года на проводимом им в ДК им. Горбунова знаменитом вечере «Москва… как много в этом звуке…». Будучи сам по специальности технарем, я к тому времени уже успел побывать на некоторых патриотических собраниях, где старался записать на магнитофоны, тогда еще весьма несовершенные, выступления участников этих мероприятий: ученых, экологов, журналистов, да и просто неравнодушных людей. А потом делился этой информацией с другими неравнодушными к судьбе России: я считал, что об этом должен знать каждый русский человек. Естественно, что я вел запись и здесь, на вечере в ДК им. Горбунова, где я впервые и увидел Дмитрия Дмитриевича Васильева, услышал его выступление с оглашением фрагментов так называемых «Протоколов сионских мудрецов». Вскоре я фактически вошел в эту организацию, занявшись рядом технических вопросов. Прежде всего на меня легла задача по созданию фонограмм проводимых «Памятью» вечеров, встреч и т.п. мероприятий, их монтажа, а затем, когда в организации появилась видеокамера, и всех оперативных съемок, и всего, что с этим связано.

Поскольку для осуществления таких задач была нужна прежде всего техника, и желательно профессиональная, которой у нас не было и в ту пору быть не могло, так как финансы не позволяли, а технический прогресс тогда еще не достиг современного уровня, то приходилось использовать бытовую звукозаписывающую аппаратуру: катушечные и кассетные магнитофоны, микрофоны и т.п. Здесь надо учесть, что, будучи, как я уже говорил, технарем (радиолюбитель с 60-х годов, бывший с радиоэлектроникой на «ты») и профессиональным конструктором, окончившим МВТУ им. Баумана и работавшим тогда во Всесоюзном научно-исследовательском институте телевидения и радиовещания при Гостелерадио СССР, многие технические вопросы я мог решать профессионально.

Шло время, и «Память» наращивала свою активность, ибо враг, для нас определенный однозначно как сионизм и организуемое им масонство, уже не стеснялся открыто и нагло показывать миру свое лицо. Было понятно, что если мы не сможем прорваться в информационное пространство, которое тогда контролировалось (как, впрочем, нужно ясно понимать – контролируется и сегодня. – Авт.) сионистско-масонским лобби, то нас как общественную организацию сомнут, используя тогда еще действующий советско-совдеповский механизм подавления инакомыслящих. И первые «звоночки» этого прозвучали, когда председателя организации Дмитрия Васильева пригласили в КГБ, чтобы предупредить о якобы незаконных заявлениях «Памяти». К моменту выхода «Памяти» на первую в советской истории несанкционированную демонстрацию на Манежной площади в мае 1987 года нам было известно, что к тому времени Первым секретарем МГК КПСС Гришиным уже было дано распоряжение «разобраться» с «Памятью» и уже готовились аресты ее участников. Проведя же эту демонстрацию и дав тем самым возможность широкого оповещения о ней всему миру, Дмитрий Васильев нарушил планы нашего противника…

Узнавая все ближе и ближе Дмитрия Дмитриевича Васильева, начиная с 1985 года я все больше и больше стал испытывать к нему уважение, и до последнего момента, несмотря на небольшую нашу с ним разницу в возрасте (он 1945 года рождения, я 1951-го. – Авт.), я всегда обращался к нему на «Вы». Человеком он был незаурядным и всегда старался искать нестандартные решения тех вопросов, которые ставила перед ним жизнь, а его творческие способности были весьма высоки.

Однажды он пригласил меня на разговор, суть которого состоял в следующем. Мне предлагалось подумать о реализации технической задачи создания передвижной радиостанции на базе легкового автомобиля, которая позволяла бы вести трансляцию создаваемых нами радиопрограмм.

Надо отметить, что вопросами радиовещания, тем более поставленными в таком нетрадиционном виде, я никогда не занимался. Поэтому сначала я стал размышлять о той элементной базе, на которой мы могли бы создать соответствующее электронное устройство, его мощности, энергетическое обеспечение, которые для этого понадобятся, и т.д. Пришлось задуматься и о правовой стороне данного вопроса.

Сейчас уже не помню, кто и как помог мне выйти на такую государственную организацию, как ГЦУРС (Главный центр управления сетями радиовещания и магистральной радиосвязи), через который осуществлялась вся деятельность в нашей стране, связанная с радиосвязью и радиовещанием. Для осуществления вещания нашей программы необходимо было зарегистрировать ее в Министерстве печати как средство массовой информации, получить лицензию на данный вид деятельности и после заключения договора и оплаты соответствующих услуг приступить к работе. При этом оговаривались все идеологические вопросы, связанные с программными целями и задачами данного СМИ.

Естественно, еще несколько лет назад иной пропаганды, кроме коммунистической, а тем более в радиоэфире, у нас в стране быть не могло по определению. И поэтому радиостанция «Память» стала первой и на некоторое время единственной радиопрограммой, официально принадлежащей общественной патриотической организации, ежедневно выходящей в эфир на вполне законных основаниях.

В Свидетельстве о регистрации средства массовой информации от 11 марта 1991 г. за № 721 в графе «Название» записано: «Отечество, память и ты», в графе «Вид средства массовой информации» – «радиопрограмма», в графе «учредитель» – Д.Д. Васильев (ул. Валовая, дом 32, кв. 4), в графе «Программные цели и задачи средства массовой информации» указано: «Патриотическое воспитание населения на героических примерах исторического прошлого и настоящего; воспитание детей и молодежи на традициях высоких примеров морали, нравственности, святоотеческого опыта, пропаганды народной музыки, песни, обычаев, традиции; рассказы о традиционной экономике, народных промыслах, развитии промышленности; знакомство с публицистикой прошлых лет и настоящего времени; пропаганда преемственности воинского подвига, воинской традиции, рассказы о полководцах, крупных военачальниках, героях».

Правовую сторону вещания нашей программы, в конце концов, удалось решить. Но была и техническая задача, весьма не тривиальная, а именно: доставить звуковой сигнал из студии, расположенной в простой московской квартире, до пульта ГЦУРС в центре Москвы, откуда он будет передан по радиорелейным каналам до вещательных передатчиков в Екатеринбурге. Не буду сейчас углубляться в техническую сторону этого вопроса, но и эту задачу нам тоже удалось решить.

Это помещение для студии предложил сам Дмитрий Дмитриевич. Дело в том, что проживал Васильев вместе со своими родственниками в бывшей коммунальной квартире в центре Москвы, состоявшей из нескольких небольших комнатушек с общим коридором, где их оставили жить после выезда других жильцов. Эту квартиру он и предоставил для так называемого «штаба». В одной комнате жил он сам, в другой – его родственники, в третьей был штаб. Некоторые комнаты, будучи чрезмерно маленькими, использовались под кладовки, библиотеку и т.п. Поэтому, освободив одну из кладовок и соответственно переоборудовав, из нее и можно было сделать студию.

12 марта 1991 года появился обозначенный выше исторический приказ № 04: «Создать радиостанцию «Память» и программу «Отечество, память и ты» при редакции газеты «Память»…» А 29 сентября 1991 г. радиостанция «Память» в первый раз вышла в эфир на коротких волнах. Историческое событие, по сие время непонятое и неосознанное нацией.

Хочу, кстати, отметить, что само название радиопрограммы «Отечество, память и ты» пришло к нам от рабочего корреспондента Кима Николаевича Андреева. Он в советские времена работал на военном заводе им. Хруничева, а в 80-е годы прошлого века вошел в руководство тогда еще Историко-литературного объединения «Память», после 1985 года став его председателем. В этот же год на основе Историко-литературного объединения «Память» (обычно известного как Общество «Память». – Авт.) и произошло онтологическое «рождение» Национально-Патриотического Фронта «Память» на вышеуказанном вечере 4 октября в ДК им. Горбунова (Москва). И спустя непродолжительное время на посту председателя новой организации Фронт «Память» Кима Николаевича сменил Дмитрий Дмитриевич Васильев. Так вот, одна из статей К. Андреева в заводской рабочей газете и называлась «Отечество, память и ты». В ней он писал об отношении каждого русского человека, патриота к своей Родине. Сама эта фраза обладала предельно емким патриотическим содержанием, почему и решено было под таким наименованием обозначить нашу радиопрограмму.

Каждая наша передача в эфире начиналась со слов: «Говорит радиостанция “Память”. В эфире радиопрограмма “Оте­чество, память и ты”». Произносил эту фразу Иван Якушин, молодой тогда еще певец, обладатель великолепного баса. После этого следовал гимн «Боже, Царя храни!». А дальше шла программа. Как правило, это были заранее смонтированные, записанные передачи, но иногда были и «прямые эфиры» непосредственно с нашего студийного микрофона. У этого микрофона за четыре с лишним года побывали и Д. Васильев, и широко сейчас известный в православных кругах священник о. Олег (Стеняев), и ныне покойный историк В. Мохнач, и еще многие известные и неизвестные общественно-значимые представители Русской Православной Церкви, русской нации, ближнего и дальнего зарубежья.

А в стране в это время набирала оборот демократическая перестройка, и вскоре были повышены тарифы на услуги связи в полтора раза, о чем нам сообщили уведомляющим письмом. Естественно, что в условиях государственной разрухи у патриотов на общественную деятельность денег не было (впрочем, как и сегодня. – Авт.), и выпускать нашу программу становилось все тяжелее. Прежде всего для Дмитрия Васильева, нашего председателя, который вынужден был брать это тяжкое бремя эфирного вещания на себя. И лишь только его связи и авторитет позволяли до поры до времени «сводить концы с концами». И хотя через нашу программу мы начали обращаться к ее слушателям за материальной помощью (в размере хотя бы нескольких рублей), указывая наш расчетный счет в банке, но существенной помощи мы, в конце концов, получить так и не смогли… (Хочу напомнить как пример, что пользующийся в то время бешеной популярностью ансамбль «Ласковый май», обратившись со сцены к своим поклонникам о перечислении на свой счет хотя бы по одному рублю, вскоре получил несколько десятков миллионов рублей. Оказывается, в своем преобладании людям нужно было только «хлеба и зрелищ»… К сожаленью… – Авт.).

Вот в таких условиях безвременья радиостанция «Память» функционировала в самом начале 90-х годов прошлого века, в условиях всех последствий горбачевской перестройки, ельцинских реформ и формирования либеральной рыночной экономики, загоняющей Россию под диктат глобализационных процессов. И хотя время деятельности радиостанции «Память» было ограничено Промыслом Божиим до крайности, она, на волне постсоветской неопределенности в жизни Нации, продолжала в то «смутное время» формировать национальное самосознание – в меру своих сил и возможностей.

В земной истории все когда-нибудь кончается… Пришло время и финансирование радиопрограммы иссякало, и к 95-му году участились задержки с оплатой нами технических средств радиовещания. Во второй половине 1995 года работа радиостанции «Память» прекратилась.

…Ничего случайного в нашем земном эмпирическом мире не бывает. Всем правит Господь через Свой Божественный Промысл.

…Смеем ли мы надеяться, что кратковременная, в исторических масштабах, деятельность радиостанции «Память» и радиопрограммы «Отечество, память и ты» пред лицом Божиим имеет какое-то значение? Конечно, смеем!

Н.Б. Скородумов

Источник: Русский Вестник

avatar
  Подписаться  
Уведомление о
Закрыть меню