Не оставляйте национальные символы в чужих землях

Мне кажется, что люди в России, негодующие по поводу сноса в чешской столице Праге памятника маршалу Ивану Коневу – командовавшему освобождавшим Чехословакию 1-м Украинским фронтом, поддаваясь эмоциям, упускают одну важную вещь.

О ней, к сожалению, у нас предпочитают не говорить до сих пор, то ли в силу отсутствия привычки мыслить в подобном направлении, то ли просто внутренне страшась её принять. А жаль. Из многолетней вакханалии со сносом памятников нашим воинам в Прибалтике, Восточной и Центральной Европе, на обандерившейся Украине обществу России давно следует вынести один горький, но важный урок.

Памятники русским национальным героям (а маршал Конев, как и все остальные маршалы, генералы, офицеры и солдаты – победители во Второй мировой — таковыми являются!) никогда не могут быть гарантировано защищены от посягательств, если их возвели на землях, населённых чужими народами, определённых нам в попутчики лишь крутым изломом истории XX века. И тем более они оказываются под ударом в тех регионах, где влияние России по тем или иным причинам падает, а с населяющими их народами у нас “не всё ровно”.

Это, конечно, крайне печальная истина, но она – истина, подтверждённая многократно. На бесчисленных примерах последних трёх десятилетий жизнь убеждала и убеждала нас в том, что надежды на чью-то историческую благодарность, благородство, великодушие, совесть, способность к разумному компромиссу иллюзорны и беспочвенны. Отношения между народами, в отличие, например, от отношений между отдельными людьми, задаются не нормами морали, а жестокими и во многом бесчеловечными инстинктами, побуждающими оберегать всеми способами этническую территорию и при малейшей возможности стирать на ней свидетельства триумфа чужаков.

Здесь даже попытки задобрить, “протянуть руку первым” не работают, ибо национальные страсти по природе своей иррациональны. Можно подумать, разрушители памятника маршалу Коневу не ведали, что в России за девяностые – нулевые годы возвели аж двадцать два (!) монумента поднявшим в 1918 г. антисоветское восстание чехословацким легионерам, что в русских городах никому и в голову не приходит сбивать таблички на улицах Юлиуса Фучика или Ярослава Гашека? Всё это наверняка им было отлично известно! Но нет! Распираемые страстями, они снесли монумент советскому маршалу. Ослеплённые злобой, они снесли бы его всё равно, возведи ты в России ещё хоть двести монументов чехословакам и переиздай роман о солдате Швейке хоть миллионным тиражом.

Память о болезненных эпизодах истории вообще крайне травматична, и она способна оживать и десятилетия и даже столетия спустя.

Относится это, кстати, не только к восточноевропейцам. Вспомним хотя бы, с каким упорством чеченцы ещё в советские застойные времена стремились изничтожить в Грозном памятник его основателю генералу Ермолову. И снесли-таки его в дни своей национальной революции на рубеже 90-х. Увы, но вопрос о том, стоять или нет в Грозном бюсту Еромолова не мог быть разрешён полюбовно в принципе. Для русских Ермолов – прежде всего, герой Отечественной войны 1812 года, прославленный военачальник, для чеченцев – жестокий завоеватель, разоритель их сёл. Вопрос в итоге был разрешён грубой силой, и тогда, на заре 90-х, она была не на нашей стороне…

А многие ли в современной России, к примеру, знают, сколько свидетельств русского присутствия “тихой сапой” стёрты в северокавказских республиках в наши дни?

Мне, разумеется, могут возразить, что сравнение Конева с Ермоловым неуместно, что Конев шёл на Прагу не завоевателем, а освободителем от германского ига, что если бы не войска 1-го Украинского фронта и не политическая воля Сталина – не факт, что чехословацкое государство вообще было бы воссоздано в 1945 году…

Но “струна” межнациональных взаимоотношений такова, что все эти факты национальным сознанием (в особенности, взвинченным и разогретым), “обнуляются” в два счёта. Надо понимать, что те же чехи сегодня видят в маршале Коневе не освободителя от оккупации “культурно близких” немцев-европейцев, а военачальника, вовлёкшего их, в значительной степени против воли, в красный, социалистический, начавший быстро тяготить, лагерь. И здесь тоже возможность компромисса исчезающее мала. Для нас Конев – победитель страшного врага в лице Германии, как бы ненароком, походя подаривший чехам независимость. Для чехов – чужой полководец, войска которого утвердили в их стране неблизкий им социализм.

Нам давно пора отбросить иллюзии насчёт того, что в мире существует какая-то абстрактная, оторванная от мировосприятия конкретных народов “историческая правда”. Факты прошлого, разумеется, общеизвестны, и наиболее вменяемая часть наших недругов их даже и не особо пытается отрицать именно как факты, но вот интерпретации им даёт и будет давать сообразно велениям национального чувства.

На это не надо слепо обижаться, а тем паче пытаться игнорировать. Это надо принимать в расчёт.

Из вышесказанного, разумеется, не следует делать пораженческого вывода о том, что России следует отшатнуться от всего мира и наглухо закрыться в своих границах. Такая реакция на шабаши разрушителей наших монументов столь же неадекватна и истерична, как и эмоциональный позыв слепо мстить. Россия должна вести активную внешнюю политику и при необходимости уметь продавливать свои государственные и национальные интересы там, где это необходимо.

Но вот касательно памятников и мемориалов вывод на будущее напрашивается очевидный. Опрометчиво возводить их там, где не расселён наш русский народ, либо где нет абсолютной уверенности в том, что их удастся защитить. Не стоит дарить врагам, даже и потенциальным, сладостную возможность глумиться над национальными символами России.

Игорь Бойков

Источник: Завтра

avatar

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.

  Подписаться  
Уведомление о
Закрыть меню