Возмущение Европы

Европейское издание Politico.eu, отделение американского Politico, опубликовало список главных возмутителей европейского спокойствия уходящего года.

Следует отметить, что Politico был основан 14 лет назад журналистами, покинувшими Washington Post, и с тех самых пор имел куда более высокие стандарты качества, но ровно ту же либерально-демократическую направленность, что и «Пост», следствием чего стал своеобразный, но весьма показательный подбор имён.

В списке из 9 фамилий замыкающей оказалась Рокхая Диалло — франко-сенегальская активистка, запоздало попытавшаяся запрыгнуть на поезд борьбы против сексизма в киноиндустрии и запустившая во Франции сиквел MeToo, ещё менее интересный, чем оригинал.

Чуть выше идёт первый министр Шотландии Никола Стёрджен, чьи рейтинги взлетели вместе с подъёмом идей о шотландской независимости на фоне ковид-ограничений, навязываемых из Лондона.

Седьмое место отвели писательнице Джоан Роулинг, которая, будучи одной из матерей нынешнего либерального безумия, сама не вписалась в идеологическую вакханалию и была объявлена ненавистницей транссексуалов за слишком однозначную любовь к женщинам.

На незаслуженно низком шестом месте расположился президент Путин, которого Politico обозначил как «пугало». В сопроводительном тексте иронично перебираются все клише, связанные с российским президентом, — взлом выборов, назначение марионеточных правительств, внушение людям теорий заговоров.

Председатель Конституционного суда Германии Штефан Харбадт был поставлен на пятое место за порождённый им парадокс в правовой системе Евросоюза, когда Германия отказалась рассматривать юридические решения Брюсселя выше своих собственных. Это породило кризис, центральную роль в котором сегодня играют Польша и Венгрия.

Австрийский активист Макс Шремс расположился на четвёртом месте за свою кампанию по защите персональных данных европейцев. Результатом этой кампании стало решение суда ЕС об аннулировании соглашения о передаче персональных данных между ЕС и США, что стало ощутимым ударом по американским соцсетям.

Джорджа Мелони получила от Politico бронзовую медаль по нарушению спокойствия. Лидер набирающей популярность правой партии «Братья Италии» и ученица Сильвио Берлускони, Мелони претендует на то, чтобы уже скоро стать самым популярным политиком в стране, где правые взгляды становятся всё более востребованными с каждым днём недееспособности левого правительства.

Серебро досталось Тьерри Бретону, еврокомиссару по делам внутреннего рынка. Его идеи о необходимости взращивания конкурентов для китайских и американских гигантов нашли отклик в сердцах франко-германских чиновников и вызвали беспокойство среди менее влиятельных и богатых членов ЕС. Бретон, бывший всю жизнь руководителем информационных гигантов, строит свою деятельность против заокеанских фабрик информации, удар по которым нанёс Макс Шремс.

Наконец, первое место в списке возмутителей европейского спокойствия занял Павел Дуров. Дурова обвинили в том, что созданный им Телеграм «разрывает общество на части». Politico негодует, что пока Twitter и Facebook борются с дезинформацией, в Телеграме она цветёт и пахнет. Дуров, который в Телеграме является судьёй, присяжным и палачом, даже не думает ограничивать в своём сервисе деятельность иранского правительства, а тот факт, что Телеграм не зарабатывает денег и не собирает информацию пользователей (по крайней мере, номинально) вызывает у Politico ужас.

Общий настрой объектов критики издания понятен — несмотря на присутствие в списке активистов за женские права, политиков, чиновников и юристов, главный страх журналистов виден невооружённым глазом. Вопреки отведённой ей роли тихой гавани, мирного пастбища, действующего в полном соответствии с директивами из-за океана, Европа больно бьёт по амбициям мирового гегемона в сфере контроля информации. Да, пока что весьма туманны перспективы возникновения под руководством Тьерри Бретона европейского IT-гиганта, пока не кажется таким уж глобальным достижением победа Макса Шремса в европейском суде. Даже Штефан Харбадт, создавший прецедент установления национального суверенитета выше интересов брюссельских (и как следствие — вашингтонских) бюрократов, не выглядит хотя бы немного серьёзной угрозой глобалистскому миропорядку. Но Павел Дуров, как и его Телеграм — загадочный, чудной, грубый, завораживающий, необъяснимый и не поддающийся контролю, — вызывает у американских демократов ужас. Свобода слова, поддержку которой так любят декларировать на Западе, вылилась в добровольную поддержку миллионами пользователей радикалов, хамов и бесноватых хохмачей, которым нет места в паточно-политкорректном мирке западных соцсетей. В своё время самые жёсткие пуритане покинули Европу, чтобы на каменистых берегах Новой Англии жить в строгости и дисциплине вдали от безумия Старого Света. Сегодня история замкнулась — в Европе мало-помалу голову поднимает бешеный бунт, возмущающий глобалистов.

Илья Титов

Источник: Завтра

Подписаться
Уведомление о
guest

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.

0 комментариев
Inline Feedbacks
View all comments
Закрыть меню