Дороги, которые мы выбираем

Проект Путина «Валдай 2020» для мирового сообщества и России ХХI века.

Прошло почти 30 лет, как скоропостижно скончался Советский Союз, развалился Варшавский договор и социальный мир стал жить по всеобщим правилам олигархического капитализма, основанного на правах сильного. Поражение СССР в Холодной войне лишило постсоветскую РФ желания жить по собственному разумению, заставило ее отказаться от самостоятельного курса в претворении будущего, узаконив в 1993 году свое право на «социальное безумие» статьей №13 Ельцинской конституции о запрете «национально-государственной» идеологии. С того времени россияне, фактически, идут по миру с «завязанными глазами», не ведая, что и кто их окружает и куда они направляются, слепо доверив собственную судьбу Президенту страны, единственным убедительным аргументом которого в пользу своего руководства стала апелляция к росту военных ресурсов российского государства. В данной практической проекции у гражданских масс формируется представление, что реальность, к которой мы направляемся, есть Война по всему периметру российских границ.

И тем не менее приближающийся к завершению 2020-й год дополнил эту социальную угрозу новой объективной опасностью, обещая стать новым переломным этапом в развитии всего человечества, ощутившего в пандемии Коронавируса глобальный размах происходящих в мире исторических перемен. Если в прошлом веке лишь «мировые войны» представляли глобальные пределы социальной реальности, то ныне повседневная «мирная жизнь» людей становится для них в условиях пандемии постоянной борьбой за существование. При таких «драматических обстоятельствах» россияне очень хотели бы услышать «жизнеутверждающее слово» своего национального лидера, в котором президент страны обозначил бы разумный горизонт практических действий постсоветской России в претворении светлого будущего. Продуктивные усилия руководства РФ по нейтрализации эпидемиологической угрозы и созданию нескольких вариантов противовирусной вакцины обнадежили россиян в способности Кремля заглянуть в будущее и наметить разумные пути в достижении достойной жизни. Поэтому выступление президента РФ Владимира Путина на итоговом заседании XVII сессии международного дискуссионного клуба «Валдай» (22.10.2020) было воспринято россиянами как стратегическая парадигма «исторического выбора» России в проектировании глобального будущего человечества: общая тема заседания – «Уроки пандемии и новая повестка: как превратить мировой кризис в возможность для мира».

Главная проблема современного этапа исторической жизни России была обозначена уже в первых фразах выступления президента о глобальной угрозе для мирового сообщества пандемии Коронавируса. «Вообще, конечно, мы понимаем, видим это, что эпидемия коронавируса серьёзно изменила общественную, деловую, международную жизнь. Скажу больше, повседневную, привычную жизнь каждого человека» (http://prezident.org/tekst/stenogramma-vystuplenija-putina-na-zasedanii-diskussionnogo-kluba-valdai-22-10-2020.html). Распространение инфекции смертельно опасного вируса, по оценке президента, очень доходчиво свидетельствует, «что мы не просто на пороге кардинальных перемен, а эпохи тектонических сдвигов, причём во всех сферах жизни». Главный вывод российского лидера на основе анализа первых результатов борьбы с пандемией заключается в признании ведущей роли государства в ее нейтрализации. «Борьба с угрозой коронавируса показала, что эффективно действовать в кризисной ситуации может только дееспособное государство».

Возникает закономерный вопрос, как определяет российский президент «дееспособное государство»? По мнению В.В. Путина, практическая эффективность действий государства зависит от поддержки его политики народными массами: он «убеждён, что сила государства прежде всего в доверии к нему со стороны граждан – вот в чём сила государства». Не споря с данным тезисом в общеисторическом плане, необходимо конкретизировать его содержание применительно к нынешней ситуации: каким образом доверие народных масс российскому государству способно остановить эпидемию коронавируса в стране? Конечно, вера граждан своему правительству предоставляет ему «дополнительное время» на отработку эффективных средств по нейтрализации смертельной угрозы. Но это доверие не рассчитано на «бесконечность»: чем будет определяться продуктивный итог гражданского «долготерпения»?

К тому же следует учитывать крайнюю разноликость жизненных интересов гражданских масс, представленных в противоположности созидательных и разрушительных потенциалов их практических устремлений. В этом плане потребительский дух «охлократии» в требовании «хлеба и зрелищ», полностью завладевший ныне украинским обществом вплоть до высших этажей реализации государственных полномочий, вряд ли сможет решить проблемы выживания глобального социума. Сегодня даже «демократия» с ее политической гибкостью исчерпала, как свидетельствуют массовые беспорядки в США, свои созидательные возможности в утверждении будущего. Поэтому для проектирования жизненных перспектив современной РФ остается не так много вариантов: это «тимократия» как власть в государственном строительстве воинского сословия, «аристократия» как «правление лучших» представителей гражданских масс и «теократия» как власть «религиозно-церковных кругов» в исполнении гражданами божьих заповедей.

Власть воинского сословия вполне оправдана в реалиях военного конфликта с соседними государствами или вооруженного выступления экстремистских сил внутри страны: к нашему счастью, ни того, ни другого пока не наблюдается в жизни современной России, что лишает «тимократию» исторического оправдания. Не отвергая возможность божественного участия в решении земных проблем человечества, следует признать, что божья помощь сопутствует лишь «искренним приверженцам» праведного дела в совершенствовании общественной жизни, в созидательном обновлении ее исторических контуров. Поэтому надо признать, что лишь «аристократия» как «власть лучших» может претендовать на управление историческим курсом постсоветской России в претворении глобального будущего человечества.

Однако сделанный нами вывод требует социально-практического оправдания, так как в результате революционных потрясений начала ХХ века основная масса представителей древней, «наследственно-родовой» аристократии исторического прошлого России была изгнана из страны. А в конце того же столетия уже новая, «партийно-политическая» номенклатура проектировщиков идеально-коммунистического будущего человечества утратила доверие российских граждан и потерпела историческое поражение в борьбе за власть. На сегодняшний день главным претендентом на управление страной выступают наиболее могущественные представители «частного капитала», финансово-экономической аристократии реализованного настоящего общественной практики. Но возникновение капиталов нынешнего российского олигархата вызывает у граждан РФ вполне обоснованные подозрения в их «неправедном происхождении» путем преступного раздела государственной собственности.

Наряду с «капиталистической аристократией» в стране есть и подлинные представители современной «российской элиты» в лице наиболее значительных фигур «научного сообщества», обеспечивших своими открытиями как производственный потенциал России, так и ее военно-оборонительные возможности по отражению внешнеполитической агрессии со стороны западного военно-политического блока НАТО. Именно они и выражают творческую «социальную суть» современной РФ: научно-познавательная аристократия одухотворенной целостности развития человечества выступает сегодня передовой социальной силой в утверждении глобального социума. Именно они способны реализовать продуктивный «научный подход» в медикаментозном искоренении пандемии: другими словами, наука является сегодня «определяющей силой» общественного развития. Поэтому лишь научная «идеократия» как державная власть научного разума в управлении социальными процессами обеспечит достойное будущее России в реалиях глобального социума.

Однако президент Путин видит генеральную перспективу развития мирового сообщества не столько в интенсификации научного разума на путях познания природных и социальных процессов, сколько в консервации позитивного опыта организации общественного хозяйства. «Тема охраны окружающей среды, – рассуждает он, – давно и прочно вошла во всемирную повестку. Но я бы расширил дискуссию и обсудил ещё и такую важную задачу, как отказ от неумеренного, ничем не ограниченного сверхпотребления в пользу рачительной и разумной достаточности; когда живёшь не только сегодняшним днем, но и думаешь, что будет завтра». Не споря с тезисом о необходимости разумного ограничения норм потребления природных ресурсов, надо признать, что такую меру должна указать наука, которая тем самым становится ведущей силой в проектировании будущего человечества: наука и только наука дает силу человечеству в освоении природной стихии. Другими словами, «идеократия» становится сегодня определяющей формой государственной организации человечества в созидании глобального социума.

Передовой уровень современной науки связан с развитием информационных технологий, позволяющих перевести систему производства на «удаленный тип» трудового участия людей. Как подчеркивает президент Путин в своем осмыслении исторических перспектив развития глобального социума, «удалённая, дистанционная работа – это не просто вынужденная мера предосторожности в период пандемии. По сути, речь идёт о новых формах организации труда, занятости, социального взаимодействия и просто человеческого общения». По его мнению, информационные технологии выступают сегодня лидирующей отраслью научно-технического прогресса, выражают его предельные возможности в организации общественной жизни людей. «Да, киберпространство – это принципиально новая среда, где, по сути, никогда не было общепризнанных правил поведения. Технологии просто ушли в громадный прорыв от законотворческой, юридической практики. И в то же время это очень специфическая область, где особенно остро встаёт вопрос доверия». В связи с этим прорывом в будущее научной мысли в реалиях информационных технологий требуется, по оценке Путина, доработка «социально-гуманитарного» аспекта их развития как условия сохранении взаимопонимания и доверия между странами, народами и цивилизациями. «В этом смысле киберпространство, – указывает он, – может послужить площадкой для апробирования этих мер, так же как в своё время контроль над вооружениями проложил путь к повышению доверия в мире в целом».

Надеясь на достижение договоренности с правительством США о совместном контроле за развитием стратегических видов вооружений в современном мире, В.В. Путин указывает на растущую угрозу размывания традиционных, религиозно-нравственных, коренных гуманитарных ценностей. «Человечество достигло очень высокого технологического и социально-экономического уровня. И вместе с тем столкнулось с утратой, размыванием нравственных ценностей, потерей ориентиров и ощущения смысла существования, если хотите – миссии человека на планете Земля». Тем самым в условиях становления глобального социума вопрос о «смысле жизни» людей оказывается ведущим в определении конечной исторической судьбы человечества. В понимании данной проблемы, полагает президент, будущие поколения российских граждан должны сохранить нравственную преемственность с ценностными приоритетами прошлых поколений. «Это патриотизм, воля, творчество и работоспособность, взаимовыручка, способность удивлять мир, решая самые трудные, казалось бы, неразрешимые задачи».

Для утверждения этих идеальных ориентиров в повседневную практику народных масс требуется духовное преображение человеческих личностей, их победа над собственными нравственными пороками. По мнению В.В. Путина, новые поколения россиян должны победить в себе потребительскую идеологию и руководствоваться в своей жизни идеологией творчества. Таким образом, в пространстве глобального социума на передний план общественной жизни выдвигается не теоретическая проблема познания мира, а практическая задача воспитания достойного гражданина, который способен и сможет «отказаться, в конце концов, от эгоизма, алчности, бездумного и расточительного потребления».

Основным средством духовного преображения людей должен стать, по убеждению президента, общественный разум граждан: «Я твёрдо верю, надеюсь, во всяком случае, на разум и взаимопонимание». В данной проекции генеральным орудием формирования грядущего глобального социума творческих единомышленников становится живое Слово нравственного общения людей. Тем самым человечество должно будет на практике подтвердить священную заповедь Евангелия: «В начале было Слово, и Слово было у Бога, и Слово было Бог». Идеология «онтологического символизма» должна направлять усилия гражданских масс в утверждении светлого будущего всего человечества (См.: Л.А. Гореликов, Идейные начала современного «русского мировоззрения» в научно-философской концепции «онтологического символизма» // «Академия Тринитаризма», М., Эл № 77-6567, публ.22199, 16.06.2016).

Л.А. Гореликов – д.ф.н., профессор, академик Ноосферной общественной академии наук

Фото: kremlin.ru

Подписаться
Уведомление о
guest

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.

0 комментариев
Inline Feedbacks
View all comments
Закрыть меню