Бессмертный свидетель «Цусимы»

О творчестве Алексея Новикова-Прибоя.

Человек, познавший радости и опасности морской жизни, навсегда остается настоящим мариманом. Так иногда называют «морских волков» – просоленных ветрами океанов настоящих людей сильной воли. Таким был и великий русский писатель-маринист Алексей Силыч Новиков, избравший себе литературный псевдоним Прибой. Называя этого писателя «великим», я не кривлю душой.

Крестьянский сын из глухого тамбовского села Матвеевского, он рекрутируется на службу в царский флот, в город Кронштадт – в самое сердце морской России. Чем он отличается от таких же, как он, простых крестьянских парней, обритых наголо в учебной команде, где их наставляли вытягиваться по струнке перед «их благородиями» – офицерами да бояться боцманского кулака? Пожалуй, тем, что ему не хватало уроков обычной матросской «словесности», на которых новобранцев учили любить Царя-батюшку, да твердо стоять против «внешнего и внутреннего врага», что постоянно угрожали императорской России.

Алексей Новиков, став военным моряком, не тратит свободное время на портовые кабаки и притоны (хотя и эта сторона жизни была ему знакома), а идет в книжные лавки, где на медные деньги скромного матросского жалованья покупает книги русских писателей, интересуется даже историческими и философскими сочинениями. Представьте себе матроса, читающего Историю философии! Один раз некий «их благородие», застав Новикова с этим томом в руках, заставляет выпотрошить весь его матросский сундучок и выбросить все книги (а их у Алексея было уже 140 штук!) за борт, в море.

Случалось видеть Новикову и бессудные расправы офицеров над матросами, жестокие побои, унижающие человеческое достоинство простых русских моряков… В общем, когда слышишь уже в наше время, что революцию в России сделали некие заезжие террористы и иностранные агенты, а русский народ за углом стоял, то невольно хочется сказать: а вы, господа, почитайте писателей-реалистов того времени, проникнитесь картинами жизни царской России, которую они знали ведь получше вас, и тогда, может быть, поймете, отчего в России произошла эта самая революция…

Всю тяжесть матросской судьбы испытал на себе Алексей Новиков, когда на пятом году службы, выслужившись уже в баталеры (хозяйственная должность на корабле, ответственный за продуктовый склад), он получает назначение на броненосец «Орел», что в составе 2-й Тихоокеанской эскадры отправляется из Кронштадта на Дальний Восток громить японцев. В это время еще героически сражается Порт-Артур, в гавани которого заперта 1-я Тихоокеанская эскадра, обезглавленная после трагической гибели славного адмирала Макарова. Безнадежными были попытки Маньчжурской армии, возглавляемой генералом Куропаткиным, снять осаду Порт-Артура. Все яснее осознается в русском обществе бесперспективность этой войны, неготовность царской России, несмотря на все мужество ее солдат и матросов, победить Японию, которая, в кратчайшие сроки построив огромный современный флот, господствовала на дальневосточных морях. Поход 2-й Тихоокеанской эскадры под командованием контр-адмирала Рожественского с самого начала сравнивали с походом испанской «Великой армады», что в XVI веке пыталась покорить Британию.

Как английскому пирату Дрейку (произведенному в рыцари) были тогда известны все условия сражения у родных берегов, что были неизвестны испанцам, так и в начале XX века японскому адмиралу Того, было известно все превосходство своего боеспособного флота над огромным и неуклюжим караваном разномастных судов (от броненосцев до транспортов), что вел на погибель адмирал Зиновий Рожественский. Яркое описание этой личности оставил Новиков-Прибой на страницах своей «Цусимы». «Болезненно самолюбивый, невероятно самонадеянный, вспыльчивый, не знающий удержу в своем произволе, адмирал наводил страх не только на матросов, но и на офицеров. Он презирал их, убивал в них волю, всякую инициативу. Даже командиров кораблей он всячески третировал и, не стесняясь в выражениях, хлестал их отборной руганью…

Началась Первая русская революция, а великая армада адмирала Рожественского все плыла через три океана к японским берегам. И плыла она неизвестно куда, ведь Порт-Артур уже был сдан, а Владивосток не был способен тогда принять такой огромный отряд кораблей. Многим матросам и офицерам Русского флота, участвовавшим в походе, становилось до ужаса ясно, что они плывут к своей гибели. И тем не менее русские моряки шли на смерть и, подчи­няясь чувству долга, не уклонялись от нее. В  этом было нечто величественное и глубоко трагичное. Писателю удалось с удивительной силой правды передать это чувство. Я не знаю другой такой книги во всей русской литературе, где бы на протяжении двух томов эпического повествования постоянно звучала бы вот эта драматическая нота величественного реквиема. И притом Новикову-Прибою удалось достичь этого скупыми средствами документального повествования.

Вторая книга «Цусимы» – это одновременно апофеоз героизма и описание самого низкого падения, которое только может испытать военный человек. Каждая глава этой части «Цусимы» – описание судьбы одного, отдельно взятого корабля Русского флота. И какая картина силы воли и бессилия, жертвенности и предательства, смелости и трусости раскрывается здесь читателю! Сражение в активной своей фазе шло всего лишь два дня и одну бедственную ночь, словно повторяя описание гибели Атлантиды у Платона…

Да, Российская империя, можно сказать, погибла 14 марта (по старому стилю) 1905 года в Цусимском проливе, как легендарная Атлантида, которая гордилась своим могуществом, но была стерта с лица земли волею судьбы. Современники расценили тогда гибель Русского флота как «окончательный военный крах самодержавия», что отметил и В.И. Ленин. Но отчего это произошло?

Читая вторую часть эпопеи Новикова-Прибоя под названием «Бой», можно вникнуть во все это досконально. Конечно, перед читателем невольно встает вопрос: как сумел скромный матрос-баталер с броненосца «Орел» Алексей Новиков объять всю картину боя, постичь судьбу каждого судна? Ведь не присутствовал же он одновременно на всех судах сразу. Объяснение этому дал сам автор. Впоследствии он напишет, что, уже находясь в японском плену, в лагере для русских военнопленных, он встречался со всеми уцелевшими матросами и многими офицерами. Тщательно записывал их рассказы и, что самое главное, все запоминал, ведь у него была абсолютная память, что так важно для писателя.

К сожалению, были и трагические исключения. Так, с борта огромного броненосца «Император Александр III» не спасся никто из 900 человек команды, и описание гибели этого судна отсутствует: Новиков-Прибой ничего не придумывал на страницах своей эпопеи… Известны лишь пророческие слова командира этого корабля капитана 1 ранга Николая Михайловича Бухвостова: «Мы все умрем, но не сдадимся…»

Так и произошло. Честь русских моряков была спасена для России. Да, Россия потерпела жесточайшее поражение: в суровом Японском море упокоились тела более чем пяти тысяч русских моряков. Да, впервые за всю военную историю России целый отряд русских кораблей под командованием адмирала Небогатова поднял японские флаги с символом восходящего солнца и покорно перешел в руки японцев. Но ведь сдались всего четыре корабля из 38 вымпелов русской эскадры (среди сдавшихся был и броненосец «Орел», на котором находился будущий автор «Цусимы»), а сколько судов Русского флота не пожелали сдаться врагу, сражались до последнего снаряда, а после открывали кингстоны и шли на дно, не спустив с мачты Андреевский флаг!

Алексей Силыч Новиков-Прибой прожил долгую жизнь. По возвращении из японского плена он был вовлечен в круговорот революционной борьбы, после поражения Первой русской революции был вынужден бежать из России в трюме торгового судна. За границей написал свой первый рассказ «По-темному», описывающий этот его побег, и послал Максиму Горькому. Тот опубликовал произведение никому не известного матроса Затертого – так именовал себя будущий Новиков-Прибой. Горький вообще всячески помогал молодому писателю, ценил его «джеклондоновский» стиль, любил героев Новикова, простых работяг-матросов – грубых, неотесанных, но честных и смелых людей. Истинная писательская слава пришла к Новикову-Прибою уже в 20-е годы, после окончания Гражданской войны, когда появились лучшие его вещи: роман «Соленая купель», повести «Подводники» и «Женщина в море». И уже во второй половине 20-х годов прошлого века стала складываться у писателя его главная книга – эпопея «Цусима». С выходом в начале 30-х годов полной версии этого произведения А.С. Новиков-Прибой стал признанным классиком русской советской литературы, был отмечен Сталинской премией. Удивительно, но и среди белых эмигрантов – бывших морских офицеров царского флота – роман «Цусима» «большевика Новикова-Прибоя» был оценен по достоинству.

Станислав Зотов, «Мир литературы»

Источник: Русский Вестник

Подписаться
Уведомление о
guest

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.

0 комментариев
Inline Feedbacks
View all comments
Закрыть меню