Орда и Русская евроазиатская империя

«Природу нельзя отменить, как бы этого не хотели политики!»

Для русских северная часть евроазиатского континента — исконный ареал, на котором, в последнее тысячелетия, славяне (великороссы, белороссы, малороссы) встретившись с финно-угорскими и тюркскими племенами, породили новую историческую общность – русский суперэтнос и сформировали новое самобытное цивилизационное образование – Русскую цивилизацию.

За столетия, с кровавыми бойнями, напряженным, надрывным трудом в условиях своеобразных климатических и природных условий, сложился русский менталитет, над этнический и над конфессиональный.

Профессор МГУ академик Леонид Милов, выпустивший в 1998 году в издательстве «Роспэн» фундаментальное исследование «Великорусский пахарь и особенности российского исторического процесса», именующий созданные в России и СНГ после 1991 года режимы, как «правления мародеров», так формулирует базовые стандарты русской (евразийской) цивилизационной модели:

1.Хозяйство как преимущественно нравственная категория. Ориентация на определенный духовно-нравственный порядок.

2. Тяготение системы в целом к самообеспечению и самодостаточности. Основной поток хозяйственной деятельности направлен внутрь хозяйственной системы.

3.Способность к самоограничению, направленность не на потребительскую экспансию, а на обеспечение самодостаточности.

4.Взгляд на труд, как на добродетель. Отсутствие цели максимизации капитала и прибыли.

5.Собственность – функция труда, а не капитала. Капитал, отдаваемый «в рост» рассматривается, как паразитический.

6. Характерная особенность организации труда и производства – рабочее самоуправление общины и артели.

7.Преобладание моральных форм понуждения к труду над материальными.

В рамках этой экономической модели была создана достаточно эффективная система народного хозяйства. И то, что государство Российское на этой модели просуществовало больше тысячи лет – вполне пристойное доказательство ее эффективности. Были освоены огромные территории, выстроены тысячи городов, обеспечены армия и тыл в борьбе с захватчиками.

Псевдореформаторы, пришедшие к руководству страны в конце 80-х, порождение западнического либерального подхода к жизни, ставя, во главу потребительскую идеологию, как им казалось, благие социальные цели, столкнулись с противоречием своих целевых программ стандартам русской (евроазиатской) цивилизационной модели. Их «благие» экономические цели противоречат исконной менталитетной природе русского человека и в итоге приводят к выводам «… о несовместимости русского народа и задач глобального прогресса».

И в этом же беда и нынешней компрадорской «элиты» страны.

Русская (евроазиатская) цивилизация, обладая колоссальными природными ресурсами, опытом построения России как метрополии, в силу второй (после китайской) численности диаспоры и наличием самобытного менталитета, имеет все возможности стать самодостаточным экономическим, политическим, военным субъектом мира.

И только резкое разделение на «бар» и «быдло», еще более чудовищное, чем при Петре Первом, закрепившим раскол «по вертикали» («начальники» и «народ»), по сей день остающееся в России более существенным, чем «по горизонтали» (межэтнические и межконфессиональные противоречия), этому мешает. Мордовский царь, дагестанский имам, татарский мурза, еврейский коммерц-советник всегда жили на одном «верхнем» этаже со славянским дворянством и интеллигенцией, а их сородичи вместе с мужиком великороссом – даже не на «первом этаже», а в подвале. Подобно сытеньким мечтателям императорской России, сегодняшние «реформаторы» своим образом и уровнем жизни настолько отличаются от уровня жизни рядового обывателя, что их и русскими-то крайне трудно назвать.

Отказом от ориентации на внутренний рынок, опоры во внутренней политике на определяющую силу российского общества – русский суперэтнос, прикрытием абстрактной толерантностью своего хищничества, нерусские по менталитету элиты ставят себя в ряды агентов влияния объективно враждебных России соседних цивилизаций.

Одновременно ими пропагандируется идея объединения «родственных по СССР» народов, для построения «гармоничной экономической и политической системы».

То, что нам предлагают такие «агенты влияния» иначе, чем евразийской ордой не назовешь. Нам предлагают заменить «вашингтонскую» орду с ее вывозом из страны ресурсов, финансов, интеллекта на «евразийскую», на тоже самое, плюс прием «излишков» азиатского и африканского демографического котла.

Для нас очевидно, что попытки внедрить в общественное сознание искаженную идею евразийства «как плавильного котла» для создания новой «российской нации», губительны не только для русской цивилизации, но, и для конкретного русского аборигена.

 

Сергей Кучеров,

сопредседатель общероссийской общественной организации

«Собор Русского Народа»

ОРДА ИЛИ РУССКАЯ ЕВРОАЗИАТСКАЯ ИМПЕРИЯ

 

«Природу нельзя отменить,

как бы этого не хотели политики!»

 

Для русских северная часть евроазиатского континента — исконный ареал, на котором, в последнее тысячелетия, славяне (великороссы, белороссы, малороссы) встретившись с финно-угорскими и тюркскими племенами, породили новую историческую общность – русский суперэтнос и сформировали новое самобытное цивилизационное образование – Русскую цивилизацию.

За столетия, с кровавыми бойнями, напряженным, надрывным трудом в условиях своеобразных климатических и природных условий, сложился русский менталитет, над этнический и над конфессиональный.

Профессор МГУ академик Леонид Милов, выпустивший в 1998 году в издательстве «Роспэн» фундаментальное исследование «Великорусский пахарь и особенности российского исторического процесса», именующий созданные в России и СНГ после 1991 года режимы, как «правления мародеров», так формулирует базовые стандарты русской (евразийской) цивилизационной модели:

1.Хозяйство как преимущественно нравственная категория. Ориентация на определенный духовно-нравственный порядок.

2. Тяготение системы в целом к самообеспечению и самодостаточности. Основной поток хозяйственной деятельности направлен внутрь хозяйственной системы.

3.Способность к самоограничению, направленность не на потребительскую экспансию, а на обеспечение самодостаточности.

4.Взгляд на труд, как на добродетель. Отсутствие цели максимизации капитала и прибыли.

5.Собственность – функция труда, а не капитала. Капитал, отдаваемый «в рост» рассматривается, как паразитический.

6. Характерная особенность организации труда и производства – рабочее самоуправление общины и артели.

7.Преобладание моральных форм понуждения к труду над материальными.

В рамках этой экономической модели была создана достаточно эффективная система народного хозяйства. И то, что государство Российское на этой модели просуществовало больше тысячи лет – вполне пристойное доказательство ее эффективности. Были освоены огромные территории, выстроены тысячи городов, обеспечены армия и тыл в борьбе с захватчиками.

Псевдореформаторы, пришедшие к руководству страны в конце 80-х, порождение западнического либерального подхода к жизни, ставя, во главу потребительскую идеологию, как им казалось, благие социальные цели, столкнулись с противоречием своих целевых программ стандартам русской (евроазиатской) цивилизационной модели. Их «благие» экономические цели противоречат исконной менталитетной природе русского человека и в итоге приводят к выводам «… о несовместимости русского народа и задач глобального прогресса».

И в этом же беда и нынешней компрадорской «элиты» страны.

Русская (евроазиатская) цивилизация, обладая колоссальными природными ресурсами, опытом построения России как метрополии, в силу второй (после китайской) численности диаспоры и наличием самобытного менталитета, имеет все возможности стать самодостаточным экономическим, политическим, военным субъектом мира.

И только резкое разделение на «бар» и «быдло», еще более чудовищное, чем при Петре Первом, закрепившим раскол «по вертикали» («начальники» и «народ»), по сей день остающееся в России более существенным, чем «по горизонтали» (межэтнические и межконфессиональные противоречия), этому мешает. Мордовский царь, дагестанский имам, татарский мурза, еврейский коммерц-советник всегда жили на одном «верхнем» этаже со славянским дворянством и интеллигенцией, а их сородичи вместе с мужиком великороссом – даже не на «первом этаже», а в подвале. Подобно сытеньким мечтателям императорской России, сегодняшние «реформаторы» своим образом и уровнем жизни настолько отличаются от уровня жизни рядового обывателя, что их и русскими-то крайне трудно назвать.

Отказом от ориентации на внутренний рынок, опоры во внутренней политике на определяющую силу российского общества – русский суперэтнос, прикрытием абстрактной толерантностью своего хищничества, нерусские по менталитету элиты ставят себя в ряды агентов влияния объективно враждебных России соседних цивилизаций.

Одновременно ими пропагандируется идея объединения «родственных по СССР» народов, для построения «гармоничной экономической и политической системы».

То, что нам предлагают такие «агенты влияния» иначе, чем евразийской ордой не назовешь. Нам предлагают заменить «вашингтонскую» орду с ее вывозом из страны ресурсов, финансов, интеллекта на «евразийскую», на тоже самое, плюс прием «излишков» азиатского и африканского демографического котла.

Для нас очевидно, что попытки внедрить в общественное сознание искаженную идею евразийства «как плавильного котла» для создания новой «российской нации», губительны не только для русской цивилизации, но, и для конкретного русского аборигена.

 

Сергей Кучеров,

сопредседатель общероссийской общественной организации

«Собор Русского Народа»

avatar

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.

  Подписаться  
Уведомление о
Закрыть меню