Свою жизнь положил за долги

Налетчик на московский банк оказался безработным с просроченным кредитом


Официальной информации о личности и мотивах убитого полицией Алексея Ухина, который совершил налет на отделение Московского кредитного банка, по-прежнему нет. По неофициальным же данным, он из Наро-Фоминска, ему 29 лет. В 2004 году якобы был судим, причем также за вооруженный грабеж. А банк ограбить решился из-за финансовых проблем.

«Гангстерская история» произошла в московском районе Измайлово в ночь на 19 мая. Около девяти часов вечера среды в отделение банка, расположенного на первом этаже жилого дома №5 по Первомайской улице, вошел молодой человек. Он пригрозил всем присутствующим пистолетом и потребовал выдать ему очень конкретную сумму денег: 4,7 млн в рублях и 13 тыс. евро.

Одна из сотрудниц успела нажать тревожную кнопку, а кассир запереться в своем кабинете. В течение следующих нескольких часов город был в напряжении. Сообщалось, что налетчик держит в заложниках пятерых человек, что у него взрывное устройство, которое он грозит активировать, если его требования не будут выполнены. На место нападения прибыли значительные силы полиции и столичного СОБРа, начальник ГУМВД России по Москве генерал-лейтенант полиции Анатолий Якунин.

К утру стало известно, что налетчик ликвидирован, никто из заложников и полицейских не пострадал. Вроде бы правоохранители сработали профессионально. Об этом рапортуют и в столичном главке МВД.

Однако сразу же обнаружились некоторые странности. Взрывное устройство оказалось муляжом, пистолет – пневматикой (по другим данным, вообще игрушкой). По словам, заложников, налетчик их отпустил сам, как только приехала полиция, он не стрелял и не проявлял агрессии.

Жильцов дома, на первом этаже которого находится банк, не эвакуировали. Видимо, в реальность взрыва полицейские не верили. Но именно предотвращением возможного взрыва полиция оправдывает ликвидацию Ухина.

Характерно, что возможностью самоподрыва преступника московские полицейские объясняли свое прямо противоположное поведение. Няня-убийца Гюльчехра Бобокулова в течение продолжительного времени ходила с отрезанной головой ребенка в людном месте, выкрикивала угрозы. Но полиция бездействовала, якобы беспокоясь о безопасности граждан: мол, выстрел может привести к детонации взрывчатки. Как известно, в итоге Бобокулова была задержана живой и невредимой.

И наконец, как стало известно, застрелил Алексея Ухина переговорщик в штатском. Между тем задача переговорщика отнюдь не убивать. И даже если преступник не оставил других возможностей, ликвидировать его должны другие полицейские спецы. В противном случае сама роль переговорщиков окажется скомпрометированной, и в будущем с ними просто не пойдут на контакт.

К тому же необходимость убивать Ухина (который, как выяснилось, был практически безоружен) совсем не кажется однозначной. По крайней мере для общественного мнения. Реакция на драматические события в Измайлове оказалась парадоксальной: основной посыл многочисленных комментариев примерно таков: «Довели народ до отчаяния. Жалко мужика, – куда ни сунься, обманут: с ипотекой, кредитами и т.п.». Есть и такие высказывания: «Национальная гвардия для того и создана, будет власть и банки от обманутых защищать».

Особенно подогревала сочувствие к убитому преступнику информация, что он может быть валютным ипотечником, которые после обрушения курса рубля оказались в тяжелейшем положении.

Но как выясняется, ипотечником он не был, да и вкладов, счетов и кредитов в МКБ не имел. Зато 12 лет назад действительно был судим. Но с тех пор, по словам старшего брата, сотрудника МЧС Антона Ухина, проблем с законом не имел. Вот только жизнь свою наладить не получалось: жил с родителями-пенсионерами, в последнее время безуспешно искал работу. Взял кредит, по которому не мог расплатиться. Это, видимо, и толкнуло его на преступление.

Иными словами, законопослушным трудягой парень не являлся. И все же неудивительно, что в обществе к преступнику возникло определенное сочувствие. Слишком много в стране действительно законопослушных граждан, кто в сложившейся социально-экономической ситуации дошел до края. И слишком контрастирует реакция правоохранителей на криминальные разборки настоящих уголовников (например, продолжительное бездействие во время побоища на Хованском кладбище) и на отчаянные действия «взбунтовавшегося обывателя».

Вероятно, ликвидация Ухина – посыл такому обывателю: бунтовать смертельно опасно. Хотя не факт, что в результате этого и потенциальный бунтовщик смирится и будет вести себя тихо. Кто-то, возможно, напротив, ожесточится, перейдет черту, обзаведется огнестрелом и взрывными устройствами вместо муляжей: какая разница, если все равно приговорен к смерти. А значит, уровень насилия и степень недоверия граждан к власти, к возможности законными средствами добиться справедливости, станут еще выше. События последней недели в столице об этом явно свидетельствуют.

Екатерина Польгуева

 

Источник – Советская Россия


Запись опубликована в рубрике Важное, Публикации с метками , , . Добавьте в закладки постоянную ссылку.