Свастика — дитя тысячелетий

За всю историю человеческой цивилизации накопилось много знаков и символов. Бессмертны ли знаки? Нет, в огромной своей массе они теряются, исчезая из памяти людей. Но те, что продолжают жить, вероятно, и в дальнейшем не будут утрачены. К таким вечным знакам относятся, в частности, солнце, крест и свастика.

Казалось бы — что общего между замкнутым кругом солнца и четырехконечным крестом? Почему так привычна для слуха формула «солнце и крест»? Да потому что эти два знака почти идентичны. Их издревле сближает такой простой факт, как сходство астрономических представлений древних жителей разных стран. В очень отдаленные времена появляется изображение солнца с перекрестными чертами внутри круга. Предполагают, что так человек пытался выразить свое отношение к четырем странам света, свое понимание мироустройства, изобразить главные области небесного свода в их соотношении с солнцем и его движением.

Кто, где и когда начал изображать перекрещенное солнце, сказать нельзя. По крайней мере, до тех пор, пока не будут сделаны и датированы все археологические открытия в мире. Солнце с крестом внутри круга предстает перед нами в разных концах земли. Постепенно знак креста как бы высвобождается из охвата солнечного кольца и начинает жить своей жизнью. Его иногда изображают все же рядом с солнечными розетками и с кружочками внутри его контура, но все чаще именно в виде прямого, а иногда и косого креста.

И в той же глубочайшей непроглядной древности крест все же продолжал нести на себе некие условные обозначения своей связи с солнцем, своей прямой ему принадлежности. По всей видимости, началось с желания людей изобразить каким-нибудь образом сам факт движения солнца. И началом этим было придание солнечному кругу загнутых лучей. Ведь крест статичен, неподвижен, и изменения его формы не придают ему энергии крутого вращения.

Но как показать движение светила, его вращение? Ответ был найден — надо расчленить кольцо вокруг креста, оставив его отрезки лишь на четырех концах креста (или на пяти, или на семи, если крест мыслился как спицы внутри обода колеса солнца). Так рождалась и родилась СВАСТИКА.

Очень наглядны в этом смысле изображения на сосудах из Древней Мексики.

Никто не сможет ответить на вопрос о времени и месте такого придания кресту новой формы, нового значения, более прямо, более выразительно связывающего его с солнцем. Но это произошло, и в ряду древнейших символических начертаний появился новый знак.

Знак сам по себе молчалив и не несет на себе ни вины, ни ответственности. Ответственны люди, использующие его в своих целях, как благовидных, так и неблаговидных.

Начиная с 1930-х годов в мире стали разгораться споры о значении и исторической роли свастики. В России, так жестоко пострадавшей от врага, громившего страну под знаменами со знаком свастики, эта неприязнь утвердилась в душах людей и не затухает уже полстолетия, особенно в душах представителей старшего поколения. Но, тем не менее, запрет знака в стране, или области, или городе выглядит: у знака свастики слишком глубокая и древняя судьба.

Важно обратиться к Индии по той причине, что археологи и историки обнаружили очень мало изображений свастик на памятниках из других стран Азии, близких к Индии. В литературе упоминается лишь одно древнее изображение этого знака, относимое к такой же и даже еще более глубокой древности — это свастика на дне сосуда из Самарии, которую датируют (или, точнее, принято датировать) IV тыс. до н.э. Кто создавал это множество других найденных вещей, говорящих о высоком развитии культуры местного населения, создавшего здесь процветающие города и развитую земледельческую цивилизацию?

Это была одна из древнейших цивилизаций земли, упоминаемая в книгах чаще всего под названием цивилизации долины Инда, или цивилизация Хараппы (по названию одного из местных городов). Эту цивилизацию называют доарийской, потому что ее расцвет приходился на IV-III тыс. до н.э., т.е. на те века, когда племена кочевых скотоводов арьев еще только продвигались в сторону Индии по землям Восточной Европы, а затем и Средней Азии. Откуда началось их длительное движение? По широко распространенной в науке теории, известной под названиями северной, или арктической, предки арьев («арийцев») жили изначально, наряду с далекими предками всех народов-носителей индоевропейских языков, на землях Заполярья. Выдающийся индийский ученый, специалист по расшифровке смысла Вед — древнейших памятниковустной мифологической литературы арьев — Бал Ган-гадхар Тилак, проанализировав смысл ведических гимнов, обнаружил в них множество указаний на природные реалии Арктики. Эти указания и описания ни в каком случае не могли попасть в тексты гимнов от народов, населяющих страны юга, и в том числе саму Индию.

В течение XX века появилось много трудов, посвященных вопросам происхождения индоевропейцев, и в подавляющей части этих трудов признается факт северного происхождения всей так называемой европеоидной расы (которую некоторые предпочитают именовать арийской, единственным действующим поводом к чему может послужить лишь известная близость языка арьев ко всем европейским языкам). Многими исследованиями климатологов, палеоботаников, геологов и астрономов доказано, что после ухода последнего ледникового покрова с земель Европы и окончательного спуска его в Северный Ледовитый океан (что произошло в ХП-Х тыс. до н.э) в Приполя-рье установился благодатный теплый климат, земля покрылась лесами и травами, люди, вытесненные обледенением на материк, стали постепенно расселяться в этих областях. Вот здесь, на землях высоких северных широт, протекал процесс объединения древнейших семейных и семеннородовых групп в перво-племена: здесь развивались их взаимные контакты и вырабатывались постепенно многие общие или сходные элементы их языков. Постепенно для племен арьев типичным стало кочевое скотоводческое хозяйство. И именно эта часть племен, продвинувшись к южным морям Восточной Европы, стала постепенно откочевывать на восток и юго-восток, достигнув во II тыс. до н.э. земель Древней Индии.

На этих землях они застали развитую цивилизацию Хараппы. А создавали эту цивилизацию люди, принадлежавшие к негроидно-австралоидной расе, резко отличавшейся от северных европеоидов. И они, как уже указывалось, знали и изображали свастику. Вот тут пришло время задать вопрос — а знали ли свастику до этого арьи? И более того, почему этот знак носит название на арийском языке, на санскрите, который был и языком Вед, созданных арийскими жрецами?

На этот вопрос можно ответить, только прибегнув к методу сравнения и сопоставления. Если свастика как священный знак, как символ солнца, как великий оберег от всякого зла и как призыв к добру, процветанию и порождению жизни известен всем без исключения европейским народам, значит, все давние прапредки индоевропейцев, включая и арьев, еще в Арктике должны были создать, выработать это изображение и придать ему указанные значения.

А значит арьи знали свастику. И дали ей название, состоящее из трех элементов санскрита: су — «благополучие, благодать», асти — «есть» (3-е лицо единственного числа от глагола «есть») и суффикс «ка» (играющий в санскрите ту же роль, что и в русском языке). И это название приняли все европейцы, другого мы не знаем. Следов материальной культуры от арьев на путях их кочевий не осталось, и изображений свастики не находят. Но их язык пропитан этим словом и связанными с ним понятиями. Они знали свастику, она у них играла немалую роль в духовной жизни, и они пришли с ней в Индию на встречу с той древнейшей свастикой, которую знали доарийские народы.

С тех пор и по сегодняшний день свастика царит в Индии. Этот знак счастья и благих пожеланий украшает собой храмы и двери домов, книги, бумагу для писем, календари и приглашения на свадьбы и ни одна свадьба не проводится без подарков, украшенных свастикой. Ею же отмечены и печати джайнов — членов немногочисленной религиозной общины Индии, восходящей, как по их преданиям, так и по объективным историческим показателям, к доарийскому периоду развития индийской культуры.

По мере расселения предков индоевропейцев с далеких северных земель по более южным свастика продолжала существовать в орнаменте всех развивавшихся народов. Исследователи обнаруживают этот знак на предметах из археологических культур, относящихся к разным эпохам и к самым разным областям расселения европейцев. Она известна и в орнаментах народов, соприкасавшихся с арьями на их долгом пути в сторону Индии (например, на севере Кавказа).

Как называли свои племена люди в той глубине тысячелетий наукой установлено быть не может, и научные исследования общее название «арьи» дано им всем потому, что оно стало известно из двух величайших памятников, соотносимых по языку с этими двумя группами, а именно из «индоязычной» Ригведы и «ираноязычной» Авесты. В великой книге Б.Тилака «Арктическая родина в Ведах» проведено тщательное сопоставление и анализ гимнов обоих этих памятников, и выявлен тот факт, что ираноязычные арьи двигались к месту окончательной своей оседлости, к Ирану, по зауральским областям.

Именно с этой группой связаны недавно открытые археологами городища в Восточном Приуралье, известные под общим названием Синташта, и в их числе Аркаим, который стал широко известен благодаря многочисленным выступлениям в прессе археологов, журналистов и публицистов-любителей. Комплекс Синташты датируется II тыс. до н.э. Ираноязычным строителям этих городов тоже была известна свастика, и они украшали этим светлым знаком свои изделия.

Следует вспомнить о многотысячелетней сохранности свастики также у ряда других народов. Упомянем лишь о том, что подобная приверженность именно к этому знаку, проявляемая в среде всех европейцев от Скандинавии до Средиземноморья и от Мурманска до Черного и Каспийского морей, еще и еще раз подтверждает незыблемое сохранение в коллективной памяти всех индоевропейцев глубинного, иногда совсем смутного чувства своей давней-давней связи с арктической родиной. Именно свастика неопровержимо утверждает их общие истоки, их некогда существовавшую близость, скрытую пластами тысячелетий. Существует два основных непоколебимых признака этой близости — родство всех индоевропейских языков и СВАСТИКА.

Не были случайными слова известного индийского ученого Шастри, знатока санскрита, который написал, вернувшись в Индию после пребывания в России: «Если бы меня спросили, какие два языка мира более всего похожи друг на друга, я ответил бы без всяких колебаний: «русский и санскрит». Славяне составляют основной по численности массив индоевропейских народов, и приведенные слова лишний раз указывают на то, о чем много раз писали ученые, — на вероятную наибольшую сближенность в глубине веков, не только соседские, но частично и родственные связи между предками арьев и славян. Как не случайно сохраняется близость языков, точно так же не может быть объяснено случайностью непрерывное выявление знака свастики во всех видах славянских орнаментов, в основном, русских.

И к какой бы эпохе мы ни обратились, мы во многих местах встретимся с изображением свастики.

На Русском Севере это будут узоры в вышивках, на кружевах, в тканых изделиях, на вещах, украшенных резьбой по дереву или сделанных из просечного железа. В этих областях свастика представлена шире и обильнее, чем в других краях, но всюду мы видим этот близкий и дорогой людям знак, призванный оберегать их от всякого зла. И только с середины XX века его стали изображать все реже и реже, особенно после всех бед миновавшей войны. Но нельзя не дооцени-вать значение свастики, древней, истинной свастики, символа жизнетворящей энергии солнца, обожествленного нашими предками в бесконечно давние времена. О ней напоминают вещи, изготовленные еще совсем недавно и живущие среди нас, и с ней мы можем встретиться и на стенах древних соборов, и на старых иконах, и на вязаных северных варежках, на печатях и вышитых вещах.

Много исследований написано по вопросу противоборства вводимого на Руси христианства с язычеством, но в этих трудах очень редко встречаются упоминания о том, что в системе знаков православной иконографии нашла место и свастика. А она нашла это место и заняла его прочно и давно. Мы видим ее на вышивке, украшающей иногда облачение священника, она много веков существует на стенах и в галерее Софийского собора в Киеве. И в Киеве же в одной из палат Печерской Лавры линия свастик служит основанием образа преподобного Никона, а в Москве можно видеть в церкви Донского монастыря настил пола, состоящий из сплошного соединения свастик. В Эрмитаже пол одного из залов имеет узоры свастик, а уж такие предметы русского обихода, как свадебные рушники на Севере, сплошь расшиты свастиками.

Вернувшись к тому, с чего начата эта статья, скажем, что никакими административными запретами нельзя прекратить жизнь знака солнца, как нельзя и запретить почитание великого светила, ту любовь к нему, которая явно или тайно живет в душе каждого представителя северной, или европеоидной, расы. А в странах, где на нее никто и никогда запретов не вводил, она явно и зримо сопровождает жизнь каждого человека.

Доктор исторических наук

Лауреат международной премии

им. Джавахарлала Неру

Наталья ГУСЕВА

Запись опубликована в рубрике Публикации. Добавьте в закладки постоянную ссылку.