«Светит незнакомая звезда»

Имя писателя Олега Куваева незнакомо современному молодому читателю. И тому студенту-геологу, что заставил меня вновь обратиться к творчеству Олега Куваева тоже, хотя наше знакомство началось с томского музея ученого-писателя Владимира Обручева, автора «Земли Санникова». Просто так получилось, что для современного поколения читателей в литературе зияет огромная прореха — из советских писателей в памяти лишь Твардовский, Распутин да Астафьев (впрочем, вариация имен на вкус учителя литературы), остальных в школе не читали, а в библиотеке, если туда заглядывали, серо-коричневые ровные тома советских романов вызывали скуку, если только это не были фантастика или приключения


Между тем для меня имя Олега Куваева было знакомо с детства, точнее, оно было на слуху. Центральная районная библиотека поселка Поназырево, где я выросла, носит его имя — единственного писателя, связанного с этим районом Костромской области фактом своего рождения. А вот книги его я распахнула спустя много лет после окончания школы. Почему не раньше? Боялась разочарования, как это уже случалось с произведениями других «местных авторов», не вызвавших отклика в душе ни на первой странице, ни на пятой… и пожалела, что «Территория» Олега Куваева не оказалась в свое время на моей любимой библиотечной полке с фантастикой и приключениями, Киплингом, Хейердалом, Стинглом… Быть может, тогда бы мне стало понятнее поколение людей, стремящихся в неведомые земли с рюкзаками за плечами, для которых деньги и жизненные удобства были не главными и были яснее причины «потерянности» другого странного земляка, антрополога и выпускника МГУ, движимого… просто движимого стремлением перемещаться и не иметь домашнего угла — без цели, в отличие от героев произведений Куваева. Но тогда Олег Куваев смотрел с фотографий в краеведческом музее, как Хемингуэй, с трубкой и в брезентовой куртке, неизвестный писатель-странник, писатель-романтик.

В заголовке одной из посвященных Куваеву статей его назвали «писателем костромским и вятским». Первая часть жизни Олега Куваева прошла в этих лесных местах европейской части России. Он родился в поселке Поназырево Костромской области, где его отец Михаил Николаевич Куваев служил начальником железнодорожной станции (примерно с 1925 года). Здесь его мать Павла Васильевна работала учительницей начальных классов в школе, находившейся рядом с вокзалом на улице, соответственно, Вокзальной. Оба здания не сохранились, а вот дом начала XX века, где жили Куваевы и где родился будущий писатель в 1934 году, стоит до сих пор. Об этом факте свидетельствует мемориальная табличка, под которой в пластмассовой вазочке издалека видно цветы, оставшиеся с очередного Дня памяти.

В 1936 году Михаила Николаевича Куваева арестовали по доносу, но, к счастью для семьи (у Павлы Васильевны, кроме Олега, была еще и старшая дочь Галина), через год он вернулся и был переведен в соседнюю Кировскую область (Вятку, как традиционно зовется она жителями), куда за ним последовала семья.
В 1939 году отец вместе с Галей и Олегом решил повидать свои родные места, проехал от поселка Якшанга Поназыревского района до реки Ветлуги на территории Шарьинского района (отец писателя был родом из деревни Медведица на берегу этой реки). Больше в этих местах Куваевы не бывали.

Во время Великой Отечественной войны и последующие годы отец служил дежурным на железнодорожной станции, мать обучала детей в школе — деревня Кузьменки, разъезд Юма Свечинского района. Следующий адрес будущего писателя — это Котельнич, первый город, который увидел Олег. Там он окончил десятилетку, живя в интернате для детей железнодорожников (после семилетки в Юме).

По воспоминаниям родных, Олег-школьник любил читать, особенно книги о путешествиях и сильных мужественных людях. Не видевший ничего, кроме вятских лесов, деревенский мальчишка, мечтавший о ружье с малых лет, хотел стать, когда вырастет, географом. Только сведущие люди объяснили, что все материки и океаны открыты, горные хребты и морские проливы описаны, а географы-путешественники остались лишь в книгах да на портретах в школьном кабинете. Но юный Олег не растерялся и решил стать… нет, еще не писателем — геологом, он хотел, чтобы (юношеское честолюбие) «вятская фамилия появилась на карте Союза». Подросток не знал, что когда безымянной вершине присвоят его имя — гора Олега Куваева, — это будет имя писателя и геолога.

Родители полагали, что профессия геолога бесприютна и безалаберна, и были во многом правы. Только куваевское поколение эти резоны не останавливали. Они рвались открывать, исследовать, искать. Многих эта жизнь по несколько месяцев в экспедициях лишила здоровья, семей, но те, для кого странствие не стало самоцелью, обрели неоценимый опыт. Олегу Куваеву хватило его, чтобы войти в литературу. Но этот путь для него не был быстрым. По собственному признанию, Олег Куваев в студенческие годы не признавал ничего, кроме учебы и спорта. Лыжи — вот еще одна память о снежных вятских увалах — вырабатывали выносливость, ловкость, так как будущему геологу для исследования сурового северного края нужна хорошая физическая подготовка. Как не вспомнить тут Баклакова, персонажа романа «Территория», которому Куваев подарил часть своей биографии и такие качества, как бескомпромиссность и целеустремленность.

Странная это романтика — в представлении нынешнего поколения — неухоженные края, пустынные земли, где на десятки и сотни километров в радиусе на сыщешь живой души. Герои кажутся неудачниками, не нашедшими себя в другом благополучном мире, а потому трудятся в нечеловеческих условиях севера… Слову «романтик» в циничном восприятии нового времени приложен новый синоним — «слабак». В отличие от другого вятского романтика — Александра Грина, Олег Куваев был романтиком-деятелем и созидателем, как и его герои. Эти слова «мы обречены на работу, и это есть лучшая в мире обреченность» сложно понять и современному зрителю, с недоумением и брезгливостью комментирующему в Интернете сообщение о выходе фильма «Территория» на «производственный» сюжет: «За один полевой сезон Чинков берется найти золото. Но для победы ему нужны люди, которые поверят в золото «Территории» так же, как верит он сам…» Первое, что цепляет в описании сюжета — золото, но Куваеву не интересно, как от «золота» теряют голову, словно герои Джека Лондона. Гораздо важнее для него то, что они золото не «находят», а «добывают» — напряжением сил, ума, здоровья — вплоть до «озарения». Куваев пишет о том, что хорошо знает, все это реальное, бытовое, производственное возводится им до художественных образов.

1952—1958 — это годы учебы Олега Куваева в Московском геологоразведочном институте, еще он успел побывать в экспедициях на Тянь-Шане и Амуре, на преддипломной практике отказался в 1957 году на Чукотке и был покорен ее «марсианскими закатами в полнеба». Туда стремились его ровесники — молодые геологи, летчики, моряки и даже медики, учителя. В последние годы жизни в одном из радиоинтервью писатель признавался: «Если в какой-то год я на Чукотке не бываю, то позднее всю зиму, весь остаток года бывает как-то неуютно жить. Чего-то не хватает. Чукотка — это, как… первая любовь». После защиты диплома в 1958 году Куваев добился распределения на Чукотку, в Певек. Девять лет он жил и работал на Чукотке, на острове Врангеля, в Магадане, с последним городом связаны его первые шаги в литературу. Там были опубликованы в альманахе «На Севере Дальнем» первые рассказы и вышла первая книга.

Впечатления так и просились на бумагу — Олег Куваев пополнил ряды пишущих людей, путешествуя по стране не ради собственного любопытства, а по призванию — работе в геологоразведке. В 1961 году Олег Куваев стал членом Союза журналистов СССР, а в 1962 году его пригласили в Северо-Восточный комплексный НИИ, где занимались исследованиями в восточном секторе Советской Арктики. Но в 65-м году Олег Куваев увольняется и целиком посвящает себя литературе. Он путешествует по Кавказу, Сванетии, Средней Азии, Полеcью, побережью Белого моря, Чукотки, родным местам — Вятке. В эти годы вышли книги «Зажгите костры в океане» (1964), «Чудаки живут на Востоке» (1965), «Весенняя охота на гусей» (1967), «Птица капитана Росса» (1970), «Дом для бродяг» (1972), «Территория» (1975) и другие. В 1970 году Олег Куваев стал членом Союза писателей СССР, сотрудничал с издательствами «Молодая гвардия» и «Современник», рассказы печатались в альманахах.

Самым знаменитым произведением писателя стал роман «Территория» о суровом северном крае и его героях. В жанр производственного романа Куваев внес новизну и свежесть не только описанием экзотики дальнего края. Он был убежден в том, что литературный талант должен дополняться собственным жизненным опытом, испытанием «на собственной шкуре»: «Если пишешь о буровиках — умей быть на буровой хотя бы подсобным рабочим». Так он жил.

Творчество писателя Олега Куваева до сих пор объединяет людей. Для его первых читателей книги Куваева — их молодость, мечты и надежды. Юные читатели могут взглянуть на мир глазами первопроходца, разведчика, пионера, исследователя, уверенного в том, что мир вокруг интересен и неизведан до конца, готового разгадывать загадки и видеть «знаки» земли. Таких не увиливающих от труда персонажей не хватает в современной литературе.

А еще… внимательно вчитавшись в произведения Олега Куваева, посвященные освоению богатств, рожденных землей, в пору, когда понятия «экология» еще не существовало, понимаешь, что получил еще один урок — итог бесхозяйственного отношения к окружающей среде, то самое «загрязнение» в первозданную природу пришло вместе с человеком. Оглянувшись назад, на дела своих отцов и дедов, можно уяснить ошибку предыдущих поколений — сугубо потребительское отношение к природе.

Олег Куваев был из поколения мечтателей, верящих, что мечта исполняется для тех, кто идет к ее исполнению, не страшась трудных условий. Мысль его верна и сейчас. Не имеет значения, на дворе середина двадцатого века или начало двадцать первого.

Вслед за автором читатель путешествует не по «континентам воображения», а по родной стране. Просто удивительно, как на самом деле мы мало о ней знаем. Невымышленные реалии Колымы и Чукотки до сих пор доступны лишь редким местным жителям. Они заново открываются новым поколениям работников в геологических экспедициях. Происходит возвращение к забытым открытиям, похороненным в отчетах, а также к самобытной культуре северных народов, сохранившихся вопреки натиску цивилизации.

Память об Олеге Куваеве живет не только на Чукотке, в Певеке, местах, которые он описал в романе «Территория», а до этого изучал как геологоразведчик. По всей стране, где живут знавшие его люди, в том числе на малой родине писателя — в Поназыреве Костромской и Юме Кировской области. Там именем писателя названы местные библиотеки, а в Дни памяти проводятся Куваевские чтения. Так, 12 августа 2014 года в Поназыревской центральной библиотеке отметили 80-летие со дня рождения писателя. Собранные библиотекарями материалы, статьи и воспоминания и легли в основу этой статьи. Хотя связь Олега Куваева с поселком Поназырево закончилась еще в его детстве, здесь поддерживают общение с хранителями памяти писателя, сестрой Галиной Куваевой и вдовой Светланой Гринь. Все изданные и переизданные произведения Олега Куваева — это результат их труда. Куваевские чтения — традиционное мероприятие для Юмы. Энтузиасты собирали информацию, предметы, связанные с Олегом Куваевым, воспоминания знавших его людей. В 1995 году в Юме был открыт мемориальный музей Олега Куваева, созданный учителем В.Н. Юмшановым (он умер в 2000 году). На севере в г. Анадырь в музее имеется бюст Олега Куваева, а в Магадане центральная городская библиотека носит его имя. В городе Королев (подмосковный Калининград, где жил писатель с сестрой с 50-х годов и куда перевез отца) музей Олега Куваева существовал сначала в комнате, где жил писатель. Его стол, книги, печатная машинка, фотографии и архивы стали основой для построенного в Королеве племянником писателя Дмитрием Куваевым дома-музея. Открытие его состоялось 12 августа 2001 года, на участке перед домом — центром Территории Олега Куваева — выложена карта России и СНГ из образцов горных пород и полезных ископаемых.

Чтобы узнать, каким Олег Куваев был настоящим, можно обратиться к книге Владимира Курбатова «Из памяти не вычеркнуть… (за строками писем и книг О. Куваева)». По признанию автора, это не литературоведческое исследование творчества и жизнеописание Олега Куваева, книга построена на публикации эпистолярного наследия Куваева с комментариями автора «от первого лица».

В 2011 году на Чукотке проходили съемки нового фильма по роману «Территория», в 2015 году ждем его выхода на экраны. В ожидании теплится надежда, что фильм всколыхнет интерес к творчеству этого слишком рано, в сорок лет, ушедшего из жизни писателя. А пока несколько кадров, снятых во время киноэкспедиции на Чукотке, попали на выставку фотографий «Арктика», что открылась в конце 2014 года в Москве. Незыблемая природа… Фотографии передают величие, гордую непокоренную красоту края света — просторы, которые не нарисует воображение большинства жителей страны. Наверное, именно эти пейзажи, алые полосы заката в бескрайней тундре видел Олег Куваев полвека назад. В этой основательности, неизменности северной природы нет ничего плохого, наоборот — лик земли меняется гораздо медленнее, поэтому поспешность быстроживущего человека на ее фоне кажется лишенной смысла — люди севера судят о жизни другими вселенскими категориями, пусть даже это и не имеющий дома бродяга, пытающийся прикурить от северного сияния. Писатель пришел к этому понимаю исподволь, соединив в своих произведениях жажду деятельности трудяг с умиротворенностью местных жителей, принимающих жизнь на севере как она есть…

А мечта юного Олега исполнилась. Теперь на этой любимой им земле есть точка с именем Олега Куваева. В Магаданской области в 2004 году безымянной вершине Чукотского нагорья с координатами 69 градусов 40,3 северной широты, 172 градуса 07,7 восточной долготы с высотой 1101 метр было присвоено имя — Гора Куваева. На этой территории будущий писатель проложил свои первые геологические маршруты, на этой территории он нашел свой путь в вечность…

Ирина Ивкова, Костромская обл., пос. Поназырево

 

Источник — Слово


Закрыть меню