В режиме «черного неба»

Дым от сибирских пожаров накрыл Урал, дошел до Поволжья, а в последние дни добрался и до Москвы. И только после того, как дымка повисла над столицей (притом что серьезных пожаров в регионе не фиксируют ни официальные службы, ни специалисты «Гринписа», ни волонтеры), проблема, которая приобрела катастрофический характер, вновь оказалась в фокусе общественного внимания

 

Дым, окутавший российские города, хорошо виден из космоса – на спутниковых снимках. С весны горят Иркутская область и Бурятия. Сейчас самыми горячими точками стали Красноярский край, а также Ямало-Ненецкий округ. Пожары в Пермском крае.

В Красноярском крае тайга выгорает неделями. Данные, которые приводит лесная служба «Гринписа», удручающие: пожары охватили 1,1 млн га. Основная площадь возгораний приходится на Эвенкийское лесничество. Формально большинство эпицентров распространения огня находится в «зонах контроля», которые можно не тушить: рядом нет населенных пунктов, инфраструктурных объектов и т.п. Более того, пожары эти не учитываются в официальной статистике: раз тушить «не надо», значит их как будто бы и нет. Согласно одной из последних сводок «Авиалесоохраны», в настоящее время по всей стране действует 107 лесных пожаров на площади 11 093 га. Это около процента от того, что приводит «Гринпис»!

О том, чьи данные ближе к реальности, свидетельствует хотя бы тот самый колоссальный смог, распространившийся на тысячи километров. Причина в таких играх с цифрами банальная: лесным службам выделяется лишь 10% средств от необходимых для борьбы и профилактики пожаров. Вот они и отчитываются лишь по территориям, которые на такие мизерные средства могут потушить хотя бы теоретически.

«В реальности мы видим, что пожары действуют на площадях, измеряемых сотнями тысяч гектаров, и никакой возможности остановить их у государства не осталось», – говорит руководитель противопожарной программы «Гринпис» России Григорий Куксин.

Красноярск в течение нескольких недель жил в «режиме черного неба». При этом режиме предприятиям предписывается сократить (или вовсе прекратить) выбросы, потому что атмосфера и так сильно загрязнена. Небо из-за горящей тайги в регионе было черным в самом прямом смысле слова. Экологическая обстановка сложилась крайне неблагоприятная. Так, в Кировском районе города содержание формальдегида в воздухе было превышено по сравнению с гигиеническими нормативами в 3,5 раза, гидрохлорида – в 2,15.

На Ямале ситуация также тяжелая. Власти называют ее «сложной, но контролируемой». По данным регионального МЧС на 25 июля, в регионе горело 2683 га леса. Под угрозой оказался поселок Заполярный. Ямальским пожарным помогают спасатели из Тюменской, Свердловской областей и ХМАО. Вопрос о привлечении федерального резерва «Авиалесоохраны» еще не решен. Действительно, с точки зрения чиновников спешить незачем. Ведь если ориентироваться на ведомственные цифры, все вроде бы и впрямь под контролем.

Из-за тундровых пожаров на Ямале сложилась одна из самых сложных ситуаций
Ну а местные жители говорят о невыносимых условиях. В Надымском районе, судя по фотографиям в социальных сетях интернета, видимость практически нулевая, времена суток неразличимы: что день, что ночь – сплошной сизый мрак.

Дымный мрак накрыл Томск, Сургут, Нижневартовск, Орск, Тюмень, Челябинск, Уфу, Екатеринбург. В Екатеринбурге ощущается устойчивый запах гари. Тюменцы удивляются: как при таком смоге общий уровень загрязнения воздуха может быть пониженным? Между тем именно так значится в официальных сводках. В промышленных мегаполисах положение дел усугубляется еще и выбросами вредных производств. Здесь-то «режим черного неба» никто не объявлял.

Хотя и в Красноярске этот режим уже отменен: мол, в край пришло похолодание, начались дожди, а значит, все постепенно наладится. Похоже, и впрямь можно надеяться только на погоду. А властная элита существует в некой параллельной реальности, никак не пересекающейся с нуждами рядовых граждан.

Несколько дней назад супруга губернатора Красноярского края, доктор медицинских наук Наталья Толоконская выложила в интернете фотографию своего завтрака с подписью, что всегда начинает день с чистой воды и фруктов. Комментаторы ответили, что их день начинается с грязного воздуха, которым невозможно дышать, а чиновники эту проблему игнорируют. «Это не небо черное, а ваши мысли. Когда в голове чистых мыслей станет больше, грязный воздух перестанет быть опасным», – ответила критикам Толоконская. Очевидно, по ее мнению, даже мысленная критика властей – почти преступление.

Смог в больших городах убивает не так быстро, как открытый огонь, но куда более массово. Напомним, что за период смога, накрывшего Москву в 2010 году, смертность в столице повысилась на 36%. Это 10,5 тыс. «дополнительных» смертей.

Медик с научным званием не может не знать о таких последствиях! А потому многие красноярцы восприняли слова Толоконской как глумление и даже собирают подписи под петицией за отставку губернатора.

Но только единичными отставками (которых, впрочем, и нет) положения не исправишь. Проблема так называемых природных пожаров повсеместная, власть на федеральном уровне не решает ее годами. Ни эффективная система пожаротушения не создана, ни необходимые для этого средства не выделяются. А телерепортажи о героических спасателях и летчиках (жизнями которых бездарно рискуют, а то и жертвуют, как это случилось совсем недавно в Иркутской области) не меняют ситуацию. И уж тем более не меняют ее бесконечные рапорты о материальных компенсациях и профессиональных психологах, работающих-де с пострадавшими.

Сколько пострадавших, в том числе «дополнительно умерших», будет из-за «черного неба» и безответственных чиновников в 2016-м, посчитать непросто. Но уже известно: с начала нынешнего года сгорело 4,7 млн га леса. И пожары продолжают уничтожать наше национальное богатство.

Екатерина Польгуева

 

Источник – Советская Россия

 

Запись опубликована в рубрике Важное, Публикации с метками , , . Добавьте в закладки постоянную ссылку.