К продовольственной самодостаточности

О том, что надо вернуть в сельскохозяйственное производство простаивающие земли (говорят их 28 млн га), Президент говорил в Послании Федеральному собранию ещё прошлой зимой. Я писала об этом


И вот сегодня — продолжение темы. ЕР разработала новый закон «Об обороте земель сельхозназначения», который предполагает изъятие земли у того, кто не ведёт на ней сельского хозяйства в течение трёх лет. В этом я вижу добрый знак. Знак пробуждения. Осмысления того, что мы, собственно, имеем на сегодняшний день и что надо делать. Мне кажется, к этому нас подталкивают мировые события: надо быть независимыми от импорта по еде. К сожалению, экспорт продовольствия у нас 16 млрд. долл., а импорт – 26,5.

Так что же происходит в нашем сельском хозяйстве? Об этом говорили на совещании с Президентом в Тверской области.

Есть ли у нас в сельском хозяйстве успехи? Есть. И рост тоже есть. Но рост этот в значительной степени – восстановительный — после либеральных реформ по прописям Мирового Банка. Те реформы прошли по русской ниве точно Мамай; после таких реформ – войны не нужно. Но силён русский человек и терпелив: жизнь понемногу восстанавливается. Но восстановление ещё далеко не полное. На Московском Экономической Форуме была приведена табличка: на уровне какого года находится наше сельхозпроизводство по разным показателям. Сравниваются показатели 2015 года с аналогичными дореформенными показателями РСФСР. По зерну мы находимся на уровне 1970 г., по сахарной свёкле – на уровне 1989 г., по картофелю – 1940, скот и птица на убой – 1987, молоко – 1957, яйца – 1982, а шерсть – уж извините – 1922. Это я вовсе не к тому, что надо посыпать голову пеплом, а просто к тому, что работа предстоит большая, и это, кажется, начинают понимать наши начальники.

Очень показательно, что совещание прошло в Тверской – нечерноземной – области. Сегодня, похоже, мы снова открываем для себя Нечерноземье: оно, не слишком тёплое и не обладающее чернозёмом, может быть важной житницей. Потому что там – достаточная влажность, а плодородие сегодня можно поправить удобрениями. Недостаток влаги компенсировать значительно труднее. Любопытно, что на излёте советской власти Нечерноземье даже называли «второй целиной». Сколько же всего надо было развалить, чтобы прийти к этой весьма верной мысли!

Ещё одна мысль из давнего прошлого прозвучала: нужна мелиорация земель. И так, знаете, подробно об этом говорили – прямо Сталинский план преобразования природы впору принимать. Когда рушили всё советское, прокляли и разрушили заодно и мелиорацию. У нас в Ростовской области растащили поливную систему, повырубали лесополосы. И вот открытие: мелиорация – нужна. Вспомнили о существовавшем когда-то Министерстве мелиорации. Правильно вспомнили: эту работу способно у нас осилить только государство: частник и не возьмётся. Это одно из тех дел, которые необходимы, но их результат проявится далеко не сразу, а огромные затраты – нужны прямо сейчас.

Много говорили о вопросах переработки сельхозсырья. Тут у нас разнотык между производством и переработкой. Где-то недостаёт перерабатывающих мощностей, а где-то наоборот. Например, семян подсолнечника не хватает, чтобы работали все перерабатывающие мощности. Их когда-то понастроили в расчёте на большую прибыль, но сырья не хватает. Вообще-то, масличные культуры очень портят почву, которая у нас и так деградирует из-за хронического недовнесения удобрений. А удобрения не вносятся в достаточном количестве, потому что это дорого для хозяйств. Вот перестали бы экспортировать удобрения – вот это бы помогло русскому пахарю. Но об этом речи не было.

Вырисовывается понимание, что руководящим звеном в агропроме должен стать переработчик – большой переработчик. А фермер должен быть у него подрядчиком: что тот скажет выращивать – то он и вырастит. Фермер не должен заботиться о сбыте. Нужны кредиты под будущий урожай, — говорили многие участники совещания. Товарищи дорогие! Да ведь это же американская система. Она выросла из самой жизни, из почвы. Мне кажется, к этому и придут.

Говорили о специализации регионов: где-то лён, картошка, где-то рожь. Или вот ещё забытое – аквакультура, т.е. рыбоводство. Рыба – самое выгодное мясо с точки зрения конверсии кормов: у теплокровных процентов 60 корма идёт на поддержание температуры, а у рыб – всё в дело. В Чехии в каждой деревне пруд, где разводят карпа – их национальное блюдо. А у нас почему нельзя?

Возле городов нужны тепличные комплексы для выращивания овощей. Они были разгромлены, а на их месте возвели бетонные жилые громады. У нас в Подмосковье дело обстояло именно так. Была в Архангельске: там таксист показал остовы бывших теплиц. Вот это хотят сейчас поправить, просят льготную электроэнергию. Нужное дело, страшно только, что второй раунд русско-турецкой дружбы походя затопчет ростки русских тепличных помидоров.
Очень хочется надеяться, что не затопчет. Потому что, кажется, формируется понимание: продовольственная самодостаточность – дело нужное и достижимое. И всё у нас для этого есть.

Татьяна Воеводина

 

Источник — Завтра

 

Закрыть меню