25-летие самопредательской Русской Катастрофы-1991

Посетил в июле редакцию замечательного и ныне гонимого московскими властями еженедельника «Литературная Россия», разговорился с остропишущим Дмитрием Черным, он публикует полудокуметальный роман об августовских днях 1991 года, ранее я беседовал с Сергеем Шаргуновым о сентябрьско-октябрьских событиях 1993 года, я ведь стремился физически участвовать в решающих схватках за свою Родину. И мне есть что рассказать

 

Ельцин позвонил мне в декабре 1988 года, мы с ним выпили и договорились о политическом союзе, и он клялся, что мечтает стать «русским Дэн Сяопином», и я ему тогда поверил. Но в июне 1990 года демократически избранные неадекватные народные депутаты приняли самопредательскую Декларацию о независимости-суверенитете РСФСР, страна покатилась под откос, мой личный враг Александр Яковлев взял Ельцина, который стал Председателем Верховного Совета РСФСР, под свою идейное водительство. Шкурно-компрадорская шобла сделала Ельцина своим знаменем и тараном. И я вместе с Владимиром Ворониным, Владимиром Жириновским, Юрием Боканем, Иваном Юзвишиным и другими политиками создал антиельцинско-антикомпрадорский Центристский Блок. Много было сделано. Однако народ впал в ельциноманию, отвратить его от этого гипноза нам не удалось.

Чувствовал себя бодрствующим среди загипнотизированных ельциноманией, как сегодня – среди пораженных путиноманией. Я достаточно субъектен, чтобы сохранять трезвость и способность воспринимать действительность рационально-критически. В 1956 году пытался загипнотизировать меня Вольф Мессинг в ходе своего сеанса, который он проводил в Доме культуры МГУ на Ленинских горах. Весь зал погрузился в транс, я оглянулся – отключились доктора-профессора, аспиранты, студенты. Кроме меня! Сколько ни старался Вольф Мессинг подчинить меня – я только улыбался в ответ. И он отступился. А когда я весной 1991 года проводил пикет против Ельцина у метро Университетская, то бабульки прыгали и норовили разорвать мой антиельцинский плакат, а знакомые доценты МГУ подходили и говорили «Как Вам не стыдно, Валерий Иванович!»

Когда утром 19 августа в Люберцах узнал о ГКЧП, то главный вопрос — ликвидирован ли Ельцин? В таких делах надо действовать решительно — учителем выступает не только Моисей, взнуздавший-вразумивший совратившийся еврейский народ (Исход 32), но и Наполеон, который не колеблясь картечью рассеял парижский майдан. А ГКЧП оставил Ельцина живым — это поражение. Я попытался вмешаться и сообщил Дмитрию Черному:

Кратко отвечаю – я, лидер Российского Народного Фронта Валерий Иванович Скурлатов, с утра 19 августа 1991 года пытался мобилизовать сторонников и союзников на выступление против Ельцина, засевшего в Белом Доме. В компрадор-предательстве Ельцина и его группы я и некоторые мои знакомые политики, в том числе Жириновский, убедились в июне 1990 года и тогда же создали антиельцинский патриотическо-демократический Центристский Блок, во главе которого встали Владимир Воронин, Юрий Бокань, Владимир Жириновский, Иван Юзвишин, я и другие. Теснейше сотрудничала с нами крупнейшая фракция «Союз» съездов народных депутатов СССР и РСФСР. Я обзвонил всех, ушли в сторону казаки Мартынова и руснацики Баркашова, откликнулся Жириновский, который в 1989 году состоял в моем РНФ, и некоторые депутаты из «Союза». Сбор я назначил к 9.00 у здания Верховного Совета СССР на Новом Арбате напротив кинотеатра Октябрь (сейчас там Совет Федерации РФ). Планировалось собрать толпу, зажечь ее, соорудить баррикаду из опрокинутых троллейбусов и подожженных машин и затем, достигнув стартовой массы, двинуться на расположенный в нескольких сотнях метрах Белый Дом и устроить заваруху, намереваясь ворваться внутрь и захватить предателей.

Увы, пришли единицы – несколько активистов РНФ, одиношенький Жириновский и нардеп-полковник Петрушенко из фракции «Союз». Мы вышли на Новый Арбат, я воззвал к окружающим согражданам и призвал их вмешаться в события и спасти целостность страны и убрать как старых партбюрократов, так и новых демагогов. После меня темпераментную речь в том же ключе произнес Жириновский, народ вроде бы стал реагировать. И тут я вместо того, чтобы приступить к делу и для начала опрокинуть ближайший припаркованный к тротуару троллейбус, поддался уговорам нардепа Петрушенко и дал ему слово. Он понес какую-то чушь, народ опомнился, кто-то завопил – «Да они против Ельцина!».

Началась драка. Под натиском толпы мы вынуждены были отступить к зданию Верховного Совета СССР, где располагался наш штаб, охрана здания закрыла входную дверь изнутри, мы отбивались в угловом закутке, до Жириновского не дотянулись, я же в кровь разбил кулаки и кровью забрызгал обшлага. В конце концов толпа отхлынула, линчевание не состоялось.

Когда охрана задания ВС СССР впустила нас внутрь, я в туалете смыл кровь, привел себя в некоторый порядок и отправился в Белый Дом и по своим ксивам прошел внутрь и добрался до зальчика, в котором расположились Ельцин, Руцкой и мой давний знакомый Хасбулатов.

Далее Вам известно – трусливый Ельцин метался по помещению и норовил ехать в Кремль, куда его звал ГКЧП, а более волевой, хотя и вполне академичный Хасбулатов его осаживал.

Дмитрий Черный: И ещё малюсенький вопрос: Миша Кригер в какой организации состоял на момент августа 1991-го. И бОксера – звали Рома (он тоже где состоял?)

Я: Кригер с женой являлись на тот момент активистами Демпартии и одновременно РОИ, и Боксер тоже, и он не Рома, а Володя, он вдвоем с Мишей Шнейдером брал (выгонял сотрудников и опечатывал) здания ЦК КПСС на Старой и далее по Ильинке – я как раз договаривался с ними втроем брать здание КГБ на Лубянке, но не хватило времени, они освободились заполночь, народ вокруг поверженного памятника Дзержинскому уже разошелся, не с кем было идти на приступ, к тому же я опаздывал на последнюю электричку до Люберец, и КГБ уцелело.

Валерий Скурлатов

 

Источник - skurlatov.livejournal.com


Запись опубликована в рубрике Важное, Публикации с метками , , . Добавьте в закладки постоянную ссылку.