Большое sale

Сирия, Донецкая республика, Трамп – вот главные проблемы России, вокруг которых бушуют страсти в средствах массовой информации. Внутри России проблем нет. Мы живем в самом счастливом государстве, где все замечательно. Цены и безработица растут, зарплаты и пенсии падают, экономика в рецессии, а правительство под шумок зарубежных проблем распродает последние государственные активы

 

Возникает много вопросов, но правительство не скупится на ответы. Благо народ их не слышит!

Доля России в мировой экономике в 2014 г. была около 5%, в 2016 г. она составила 3,3%. По прогнозу А. Кудрина к 2020 г. доля России в мировой экономике отодвинется к 2,6% и станет незаметной. Стало быть, цель поставлена!

Прогноз «главного экономиста» страны основывается на совместном с правительством РФ прогнозировании экономического развития, который заключается в замедлении экономики и обнищании масс. Инструментом такой политики избрана массовая приватизация государственных активов, причем самых доходных. Ну, а приватизация в России всегда была синонимом уничтожения, значит сокращение экономики неизбежно.

Премьер Д. Медведев обосновал это деяние необходимостью последовательно выполнять решения, которые принимали в рамках планов действий правительства, включая уменьшение государственного присутствия в экономике в тех случаях, когда это целесообразно.

Надо полагать, что массовая распродажа государственных предприятий и банков целесообразна именно сегодня, когда страна под санкциями, когда цены на биржах обрушены и государственная собственность подешевела, а экономика в рецессии. Вместо того чтобы поднимать экономику, особенно ее реальный сектор, правительство подобно алкашу продает последнее, чтобы проесть и пропить, а затем сказать, что нет денег и прикрыть все социальное обеспечение. Именно об этом сценарии и говорил А. Кудрин, только он забыл добавить, что страны в этом случае уже не будет.

Что же представляет собой государственный сектор России сегодня? В общей численности предприятий России предприятия государственной собственности занимают всего 9%. Согласно бюджету в 2017 г. доходы от использования федерального имущества составят 702 млрд рублей, которые уменьшились по сравнению с 2016 г. на 553 млрд рублей из-за приватизации. В дальнейшем приватизация будет съедать доходы в 2018 г. на 20 млрд руб. в 2019 г. – 31 млрд рублей. Но это теоретически. Как будет на самом деле, одному А. Кудрину известно.

Надо сказать, что это не все потери. Еще 17 января министр экономического развития Максим Орешкин в интервью Financial Times говорил: «Такие продажи не сказываются на общем росте экономики, и даже ухудшают конкуренцию. Когда власти делают частными естественные монополии, они почти всегда меняют их хозяйственную деятельность в сторону, противоречащую интересам общества. Это негативно сказывается на смежных секторах, а далее на секторах, смежных с уже пострадавшими. В результате так называемые вторичные эффекты расходятся по экономике, как круги по воде». Вот он, рукотворный путь к незаметной экономике Российской Федерации.

Эту «дорожную карту» нарисовали в правительстве 2 февраля текущего года, где всерьез обсуждали вопросы приватизации ВТБ, РЖД, Почты России и других крупных активов. Планируется передать в частные руки около 500 акционерных обществ, около 300 ФГУП, а также доли в обществах с ограниченной ответственностью. Кроме того, приватизации подлежит в соответствии с теми планами, которые имеются, свыше 1 тыс. других объектов государственного имущества.

Вся эта махина будет продана в течение трех лет за 17 млрд рублей, не считая эффекта от продажи акций крупнейших компаний, которые имеют лидирующие позиции в своих отраслях. Стоит отметить, что в принятом бюджете на ближайшую трехлетку доходы от приватизации должны составить 165 млрд рублей, а не 17. Это уже похоже на разграбление, пока дешево! Судя по тому, какие активы хотят продать, сумма 165 млрд рублей выглядит тоже смешной!

Государство, владеющее 60,9% голосующих акций ВТБ, готово снизить долю во втором по величине банке страны до блокирующего пакета. В 2017 г. правительство намерено продать пакет ВТБ в размере 10,9%, надеясь, что санкции в отношении банка уменьшат число претендентов и стоимость тоже. Тогда «своим» этот кусок пирога достанется дешевле.

В АЛРОСА доля государства может снизиться с нынешних 33% до 29%+1 акция, доля акций в «Совкомфлоте» – со 100% до 25% минус 1 акция. Государство уйдет из капитала Приокского завода цветных металлов и производственного объединения «Кристалл».

И все это за 17 или 165 млрд рублей? Неужели это спасет бюджет? Чиновники в год воруют куда больше! Нет сомнений, что эта приватизация затеяна ради разграбления страны.

Опыт прошлой приватизации охладил бы пыл даже малосведущему в этом деле человеку, но только не медведевскому правительству. Следует напомнить, что стало с РАО ЕЭС. Разгромленная, расчлененная энергетическая система стала бесхозной, а электроэнергия недоступной по цене. Приватизация железных дорог привела к отмене более трети поездов и около 600 электричек. Тарифы стали выше авиационных. Приватизация речного транспорта уничтожила этот транспорт. Сегодня министр транспорта предлагает распродать речные порты по рублю за штуку. Их скупят дельцы и на месте портов выстроят коттеджные поселки. Надо бы возродить самый дешевый речной флот, но ведь для этого надо работать! А когда же отдыхать? Лучше продать!

Многие эксперты считают, что цены на российские активы в настоящий момент сильно занижены. Их капитализация сократилась из-за падения цен на нефть, к тому же добавилось санкционное давление со стороны Запада, которое ввело запрет на участие западных игроков в приватизационных сделках с Россией.

Все это делает аукцион с одним претендентом, то есть отрегулированным до такой степени, когда в результате торгов государственная собственность попадет в руки тех, кому намечено. А это не что иное, как коррупционная сделка!

Тем не менее правительство уверенно идет по пути снижения доли госсобственности в экономике. И столь же уверенно уходит от вопроса: зачем задешево продавать лучшие пакеты российских акций? Очевидно, что это нужно для обработки населения, чтобы считали, что это «единственный выход из положения»!

Продажа госсобственности в частные руки – это преднамеренное снижение ее эффективности, которое в конечном итоге приведет к ее полному уничтожению. С точки зрения науки и практики, государство считается надежным заемщиком. Именно поэтому, когда деньги заимствует государство, оно занимает их по очень низкой ставке – на Западе, например, под 1–2% годовых. Но как только государственное предприятие становится частным, собственники его акций всегда требуют большей доходности – не 2%, как в случае с гособлигациями, а примерно 8–10%.

В итоге приватизация приносит убытки. Потому что в случае приватизации предприятию приходится гораздо больше тратить на обслуживание платежей по текущей деятельности и оборотному капиталу. В этом случае прибыль будут абсорбировать акционеры, сокращая инвестиции в развитие. Примером может служить то же РАО ЕЭС, РЖД, ЖКХ и все другие комплексы предприятий.

Нас пугают дефицитом бюджета, сокращением социальных расходов. Но это только предлог. Временные поступления в бюджет от продажи госсобственности в дальнейшем спровоцируют еще больший дефицит бюджета из-за отсутствия поступлений от доходов с государственных предприятий и организаций. В 2015–2016 гг. правительство откровенно продемонстрировало, что главным источником дополнительных доходов бюджета является понижение курса рубля. И сейчас Минфин заявляет, что не выдерживает курс 60 рублей за доллар, и ратует за курс 65 рублей – именно такие параметры заложены в бюджетных проектировках на 2017 год. Выходит, источник дополнительных доходов исправно работает, и на планах приватизации это никак не отражается.

Тогда резонно поставить вопрос: зачем проводится приватизация? И что будет делать российское правительство потом, когда лучшие пакеты будут распроданы, и иностранные акционеры будут руководить нашей экономикой и увозить валюту?

Ответ на этот вопрос находится внутри нашей экономики. Продали тракторную промышленность – и осталось два завода. Продали комбайновые заводы, и тоже осталось два завода. Приватизировали более 70 тысяч предприятий – и они исчезли с лица земли.

Сегодня экономика страны принадлежит России только наполовину. На начало 2015 г. в секторе добычи полезных ископаемых доля иностранного капитала была равна 55,7%, в обрабатывающей промышленности – 39,29, в производстве электроэнергии – 29,73, в секторе оптовой и розничной торговли – 90%. Причем за предшествующие 3 года участие иностранного капитала выросло на треть.

Скажите, стало лучше? России лучше не стало! Но иностранный капитал добился рецессии в российской экономике и падения объемов производства почти во всех отраслях промышленности. Для них сырьевой придаток и должен быть таким!

В 2016 г. по размеру ВВП Россия занимала 6-е место, но по ВВП на душу населения – 44. По всей основной номенклатуре промышленной продукции Россия сегодня отстает от развитых стран как минимум в 5 раз.

И при всем этом принимается решение о дальнейшей приватизации государственных предприятий, причем самых эффективных.

Все это говорит о том, что государственные интересы с каждым годом уступают интересам правящей верхушки. Государственное имущество в России полностью вышло из-под контроля общества. Конституция РФ провозглашает, что носителем суверенитета и единственным источником власти в Российской Федерации является ее многонациональный народ. Но народ давно отстранили от власти. Референдум невозможен, выборы фальсифицируются, судебная система в подчинении власти… И несмотря на то, что в Конституции РФ записано, что никто не может присваивать власть, ее давно приватизировали чиновники, причем средней руки. Именно они распоряжаются государственной собственностью и в интересах тех лиц, которым служат.

Защитить экономику некому! Министры экономики и бывшие, и настоящие – все финансисты и вышли либо из банковской сферы, либо из Минфина. Действуют они одними и теми же методами, вращаясь вокруг рубля. Экономикой никто не руководит.

Управление госимуществом – важнейшая государственная функция и для правильного управления госсобственностью необходимо отдельное ведомство, которое бы знало, как правильно распоряжаться этой собственностью. Есть более десятка форм управления, альтернативных продаже, включая доверительное управление, аренду, концессию, внесение госсобственности в качестве взноса в акционерное общество. Эти формы управления могут принести государству больше дохода, чем простая распродажа.

Государственный подход в этой сфере предполагает скрупулезный подсчет, сколько активы, предполагаемые к продаже, могут стоить в будущем, и какие потери может принести эта продажа всему народно-хозяйственному комплексу. Но этим никто не занимается. Цены на наши активы назначаются иностранными банками, а покупатели находятся среди «своих».

При такой экономической политике инструмент приватизации работает явно не на государство, а предсказания А. Кудрина приобретают зловещие очертания уже сегодня.

В.Н. Арефьев, первый зампредседателя комитета ГД по экономической политике, промышленности, предпринимательству и инновационной деятельности

 

Источник – Советская Россия

 

Запись опубликована в рубрике Важное, Публикации с метками , , . Добавьте в закладки постоянную ссылку.