Литературная газета: Трезубец на фоне триколора

Чёрные страницы власовщины открылись 12 июля 1942 года


Стараниями германских, а позже американских спецслужб фигура Власова стала поводом для изощрённых интеллектуальных интерпретаций. Практику коллаборационизма Второй мировой объединили с опытом идеологической работы эмигрантского Народно-трудового союза (НТС) и с конца 40-х через журнал «Посев» жителей СССР стали убеждать, что предательства никакого не было, что власовцы выступали против большевизма, сталинизма, боролись за освобождение русского народа. Эти зёрна, собственно, и дали всходы в перестройку. Но и когда большевизм со сталинизмом оказались повержены, власовщина никуда не делась, просто приобрела новые формы сообразно услов­ностям эпохи постмодерна.

В современных спорах об Украине, которые то и дело возникают в публичном пространстве, сторонники украинства часто используют аргумент о генерале Власове, мол, у нас – УПА (Украинская повстанческая армия), а у вас – РОА (Русская освободительная армия), у нас – Бандера, у вас – Власов. Какие, дескать, могут быть претензии – это часть истории, у каждого свой опыт коллаборационизма.

Стандартный контраргумент: в России Власова не героизируют, а на Украине Бандеру с Шухевичем государство объявило героями. Аргумент убедительный, однако следует признать – реабилитация генерала Власова, пусть и не на официальном уровне, проходила у нас системно и последовательно начиная с конца 80-х годов.

В России вышли десятки книг, которые представляли Власова жертвой обстоятельств или даже героем, несправедливо назначенным в символы коллаборационизма. Аудиторию призывали «избегать чёрно-белого истолкования исторических событий», «упрощённого подхода», убеждали, что у власовцев «была своя правда». Точно в тех же выражениях на Украине сначала реабилитировали, а потом и героизировали бандеровцев.

Сходство стратегии продвижения брендов «Бандера» и «Власов» состояло и в том, что главным виновником неудач коллаборационистских формирований назначался Гитлер. Таким образом решалась пропагандистская задача представить предателей антагонистами фюрера, прочно ассоциирующегося с мировым злом. С другой стороны, в таком подходе проявлялись и истинные взгляды пропагандистов власовщины, для которых вина Гитлера состояла в неверной оценке перспектив сотрудничества с РОА (УПА), дескать, общими усилиями мы бы точно свернули голову Сталину. Гитлера журили за доктринёрство – непризнание русских/украинцев равными высшей немецкой нации.

Вот цитата из канонической книги издательства «Посев» (1997 год), вышедшей у нас под названием «Коммунистический режим и народное сопротивление в России»:

«Вторая мировая война могла стать в России второй гражданской, на этот раз с удачным исходом, поскольку существовавшей в 1917 году социальной пропасти больше не было. В превращении «войны империалистической в войну гражданскую» и был, пусть не оригинальный, замысел власовского движения. На этот раз замысел не удался в силу внешних причин. Главной из них был лично Гитлер, ученик Ленина…»

Нет ничего удивительного в столь экзотичной формуле. Для идеологического обеспечения власовщины вообще характерна провокативность. «Гитлер – ученик Ленина» – это, что называется, образец фирменного стиля. Современные адепты культа выступают в этой же демонстративной манере. Бывший мэр Москвы Гавриил Попов пишет в книге «Вызываю дух генерала Власова» (2008 год), патетично обращаясь к своему кумиру: «В вас я вижу предтечу антисоциалистической народной революции 1989–1991 годов. Вы были родоначальником того варианта антисталинизма и антисоциализма, который основан на идеях, актуальных и сейчас. И пока наше современное демократическое движение не осознает своего родства именно с вами, который сумел в тяжелейших условиях устоять между Сталиным, Гитлером и Западом, – оно не будет прочным и перспективным…»

Историк Игорь Чубайс рассуждает (2016 год): «Многое в действиях руководителей власовского движения, а точнее – протест против сталинщины – вызывает понимание. Неудивительно, что новые российские руководители после 1991 года признавали – были бы у нас раньше документы КОНРа (Комитет освобождения народов России, учреждённый Власовым при поддержке властей Третьего рейха) – мы бы взяли их за основу нового политического проекта. Гимн РОА, начинающийся словами: „Мы идем широкими полями на восходе утренних лучей. Мы идем на бой с большевиками. За свободу Родины своей…“ – хочется слушать ещё и ещё».

Впрочем, перечисленные персоны, несмотря на широкую известность, выглядят сегодня маргиналами из-за нарочитой радикальности суждений. Но есть и другой метод распространения идей власовщины, где ты начинаешь вязнуть в двойственных противоречиях амбивалентных суждений, где Власова даже могут назвать предателем, но всей логикой умозаключений вывести к главной цели – деморализации противника. Сегодня – деморализации потомков победителей. Яркий пример – документальный фильм Алексея Пивоварова «Вторая ударная. Преданная армия Власова» (2011 год). Охват аудитории огромен – только на «Ютубе» больше 2,5 миллиона просмотров, а сколько увидели это произведение в эфире, с учётом того, что фильм регулярно повторяют… Главная мысль – «завалили трупами». Конечно, не Пивоваров придумал эту концепцию – всё сделано по кальке энтээсовской пропаганды 40-х годов: Сталин гонит русских на убой.

Пропаганда власовщины работала столь успешно, идеи так заразительны, что в зоне поражения оказались и либералы, и патриоты, и левые, и правые. Что там телевизионщик Пивоваров, даже иные высказывания Виктора Астафьева, фронтовика, классика русской литературы, походили на цитаты из журнала «Посев»: «Гитлер-то не чета нашему дикарю, он, оказывается, приличный художник был, поступал в Венскую академию искусств… Человек он, конечно необыкновенно интересный, одарённый… То, что мы натворили при большевиках это никаким Богом, будь он и разгуманным, не простительно…»

В Советском Союзе отношение к Власову было бескомпромиссным. Слово «власовец» имело исключительно, как теперь говорят, негативные коннотации. И когда, например, Александра Солженицына называли «литературным власовцем», вариантов интерпретаций определения не возникало. Двойственность, возникшая по отношению к власовскому движению, во многом заслуга самого нобелевского лауреата. Именно из его произведений советские люди почерпнули новые для себя подходы: «Поведение этих людей [власовцев] с нашей пропагандной топорностью объяснялось: 1) предательством (биологически? текущим в крови?) и 2) трусостью. Вот уж только не трусостью! Трус ищет, где есть поблажка, снисхождение. А во «власовские» отряды вермахта их могла привести только последняя крайность, только запредельное отчаяние, только неутолимая ненависть к советскому режиму…»

Эти суждения авторитетных личностей, эти многочисленные публикации на тему «всё не так однозначно», документальные фильмы, телесериалы, где слово «большевик» употреблялось в значении «злодей» – уловка, заимствованная у «Посева». После десятилетий пропаганды сегодняшнему подростку, идущему в строю «Бессмертного полка», уже и не объяснишь, что в кармане гимнастёрки его погибшего прадеда лежал партбилет ВКП(б), оказывающийся порой простреленным фашистской пулей. Странная «б» в скобках – тайна для криптографов будущего…

Магистральная тема идеологов власовщины – уравнивание Германии с Советским Союзом, Гитлера со Сталиным. Эти зёрна антисоветского «Посева» взошли, укоренились и буйно цветут. Идея тождественности коммунизма и фашизма, можно сказать, стала повседневностью, законодательно закреплена «цивилизованным Западом» в резолюциях ОБСЕ. Дональд Трамп выступает перед поляками в знакомой манере. Невозможно не распознать всё ту же власовщину – и по лексике, и по ложному пафосу, и по системе аргументации: «В 1920 году благодаря Чуду над Вислой Польша задержала большевистскую армию на пути к завоеванию Европы. Затем, 19 годами позже, в 1939 году на вас ещё раз напали – нацистская Германия с запада и СССР с востока… В 1944 году советская и нацистская армии готовились к битве здесь, в Варшаве. В таких условиях жители Варшавы восстали…

Итак, главная жертва Второй мировой – Советский Союз, правопреемником которого является Россия, объявлен агрессором. Эта идея на Западе оформлена вербально и закреплена законодательно. Чем мы ответим на это?

Для начала хотя бы нужно у себя в стране чётко обозначить границы, определить норму, сформулировать императивы. Владыка Тихон (Шевкунов), рассуждая на эти темы, приводит характерный пример, как он, общаясь со студентами, задал вопрос, известно ли присутствующим, кто такой генерал Карбышев, и в аудитории подняли руку три человека. А когда спросил про генерала Власова, потянули руки практически все. Собственно, это и есть последствия идеологического вакуума последних десятилетий.

Норма описывается просто: «Предательство Родины – не имеет оправдания, компромиссов на поле боя – не бывает». Простая ясная вещь, казалось бы, но, как известно, сложнее всего объяснить подростку прописные истины. Проще увлечь мудрёными рассуждениями на тему «всё не так однозначно». На Украине эта идеологическая стратегия с успехом воплощена. В этой связи заслуживает особого внимания символика активно работающего в нашей стране Народно-трудового союза российских солидаристов (НТС) – знакомый трезубец. Такой же, как и герб Украины, только на фоне триколора. Энтээсовский «Посев» тоже действует, штаб-квартира – в самом центре Москвы.

Хотелось бы, конечно, сдать в архив «дело Власова», но оно по-прежнему актуально. Хотя бы потому, что и сегодня в России существуют политические силы, готовые сотрудничать с врагом ради борьбы с «ненавистным режимом».

Вадим Попов

 

Источник – Литературная газета

 

Запись опубликована в рубрике Важное, Публикации с метками , , . Добавьте в закладки постоянную ссылку.