Неужели из храма – в рощу?

О патриархальности методологической основы концепции Руслана Кучиева – нового руководителя «Стыр ныхаса»

 

Недавно раздался у меня в квартире телефонный звонок из офиса Международного общественного движения «Стыр ныхас» («Высший совет осетин»). Поинтересовались, смогу ли я приехать на заседание IX (внеочередного) съезда осетинского народа 26-27 октября 2017 года. Я дала согласие. Тут же возникли мысли: прошло ровно 10 лет с того времени, когда я впервые побывала на VI съезде осетинского народа, состоявшемся в Цхинвале. Что изменилось за это время? Сменились председатели: профессора М.И. Гиоев и Б.Б. Басаев. Что греха таить, с моей точки зрения, полной консолидации осетинского народа не произошло, так как не были учтены необходимые и достаточные компоненты идеологической платформы организации. Провозгласили консолидацию. Тогда для поддержания духа приехали представители со всей страны и зарубежья: от Канады до Австралии. Прибыли и мощные отряды казаков: терских, донских, кубанских, уральских. После окончания съезда состоялся День Республики Южная Осетия. Кроме гвардейцев на параде в Цхинвале прошли и стройные отряды упомянутых казаков. На съезде с пространными докладами выступили Председатель «Стыр ныхаса» профессор М.И. Гиоев в национальном костюме и историк Р.С. Бзаров, повествовавший об истории грузино-осетинских отношений, и в первую очередь, осетино-ингушском конфликте. После них выступили представители диаспор. Тогда, в 2007 году, я предупреждала с трибуны руководство организации об опасности «заглядывания в рот» высокопоставленным чиновникам. Координационный совет, в моём представлении, – творческий, инновационно мыслящий отряд осетинского народа. Надо уметь прогнозировать будущее, найти важные, определяющие русла в работе с целью поднятия жизненного уровня людей. Мною говорилось о времени «собирать камни», то есть о необходимости осмотреться в ретроспективе, что поможет выявить определяющие ценности в воспитании жителей Осетии. Упор был сделан на выдающуюся личность, аланку Марию-Ясыню (1158-1206) – жену Всеволода III, прозванного Большим гнездом за многодетность. Эта уникальная женщина обогнала время, хотя и жила в Средневековье, но по духовному потенциалу её можно отнести к эпохе Возрождения. В основном, мы её знаем как бабушку А. Невского. Но потомки этой владимирской княгини сыграли выдающуюся роль в создании первого русского государства. Применяя индивидуальный, дифференцированный подход, умело воспитала князей-защитников отечества, творчески и умело руководивших княжествами в пору татаро-монгольского ига. Дочери во время отъездов мужей на баталии или вызовов их к хану помогали мужьям управлять владениями. Потомок её младшего внука Ивана – Д. Пожарский отличился в Смутное время, спасая Русь от нашествия иноземцев. В своем выступлении 10 лет назад подчеркнула мысль, что надо находить точки объединения с грузинами, напомнив диалектический тезис В.Ф. Гегеля, что чистых явлений не бывает ни в природе, ни в обществе. Например, любимая и почитаемая грузинами царица Тамара (1160-1206/1213) была по матери Бурдухан осетинкой. Равно как и до правления её отца Георгия III, у предшествовавших царей жёны тоже были осетинками. Я призывала руководство «Стыр ныхаса» сделать упор на главные ценности, в частности, вернуть Осетии икону «Богоматерь с Предвечным младенцем», вывезенную из неё в Ярославль в 1278 году князем Фёдором Чёрным и его родственниками, больше известную под названием «Толгская Богоматерь» (сейчас хранится в Третьяковской галерее). Я тогда издавала журнал-газету «Ярославская культура» и подарила свои статьи, посвящённые русско-осетинским связям и опубликованные в ней, президентам Т. Мамсурову и Э. Кокойты, восседавшим в Президиуме на сцене киноконцертного зала «Чермен» (при желании их можно найти в Интернете, в том числе на научном портале патриархии «Богослов.RU»). После выступления ко мне подошла известный осетинский продюсер Темина Туаева и предложила мне написать сценарий для фильма «Мария-Ясыня» о владимирской княгине с аланскими корнями. Тогдашний Президент Южной Осетии Эдуард Кокойты в перерыве поинтересовался моими другими работами и изъявил желание издать их отдельной книгой об Осетии, я согласилась, увы: на следующий год разразилась грузинская агрессия, и намерения не реализовались. А Таймураз Мамсуров только через семь лет вспомнил про первые русско-осетинские связи и, в рамках XVIII Всемирного Русского Собора, с трибуны огласил заслуги Марии-Ясыни. В 2007 году после недолгой беседы с Э. Кокойты ко мне подошли братья Фриевы, и как журналистке-патриотке предложили побывать у миротворцев аланского батальона, расположившегося в окрестностях Цхинвала. Я получила яркие впечатления в процессе знакомства с ополченцами, дав согласие опубликовать фотографии и свои заметки только через 10 лет. Десятилетие прошло. Тогда меня познакомили с сухощавым и немногословным военным ВанИевым, характеризовали его как творческого человека, продумывающего тактику обороны возможного нападения на столицу независимой Южной Осетии. Миротворцы усовершенствовали оборонительную технику и показали образцы. Через год случился военный грузино-осетинский конфликт. 08. 08. 2008 года – трагическая дата для осетин. На подмогу пришли россияне-интернационалисты из 58 армии, и некоторые из них, к сожалению, погибли. Неизвестна мне и судьба аланского батальона, которым командовал Казбек Фриев.

За прошедшее десятилетие я протежировала широкой аудитории в Интернете свои наработки о выдающихся осетинах. Мною написаны повествования о благородных миротворцах, служивших в свите осетинки Сатеник – жены армянского царя Арташеса, уверовавших в учение Христа и отказавшихся поэтому от применения оружия в военных спорах; о Ладо Бестаеве – выдающемся актёре немого кинематографа и др. При желании каждый может набрать в Интернете фамилию Дадианова Т.В. – сразу же появятся на экране статьи, прославляющие достойных людей, связанных судьбой с Осетией. На примерах легче учиться, строить жизнь на общечеловеческих ценностях, по канонам Нагорной проповеди: почитай отца своего и мать свою, не убивай, не прелюбодействуй, не воруй, не лжесвидетельствуй. Главная мысль Евангелия: не желай себе ни всего того, что есть у ближнего твоего, не желай другому того, чего не желаешь себе и возлюби ближнего своего, как самого себя. Ещё Гаппо Баев (1870-1939) – градоначальник Владикавказа, авторитетный общественный деятель настаивал, что святая библия является книгой культурного человека. Зачем же сейчас развивать неоязычество? Это что – подготовка к пришествию 2-ого Тамерлана, который опять загонит осетин в горы, или диктатор Ким Чен Ын накроет землю ядерным смогом? Надо как Задалеской Нана искать ёмкую пещеру и готовиться к отсидке до тех пор, пока всё на планете не утихомирится?

Сейчас Председателем Координационного Совета «Стыр ныхас» избран Р.А. Кучиев – человек с немалым опытом. Кроме РСО-Алании он 20 лет прожил в Канаде и выдал там своих дочерей замуж. Осетинский разговорный язык они не забыли благодаря заботе отца. У него благородные помыслы – объединить осетин через религиозные ценности. Похвально! Но Руслан Александрович предлагает вернуться в святилища, в святые рощи, полагая, что национальная религия осетин – язычество! Не могу с этим согласиться.

Исторически почти все цивилизованные этносы прошли через этот этап, некоторые языческие боги даже проникли в христианство, адаптировались, как например Илья-пророк в православии. Однако это не означает, что русским надо вернуться к почитанию Даждь-бога, Стри-бога, Велеса, домовых и т. п. Цивилизованный выбор христианства князем Владимиром повлиял на историческое развитие России. Крупнейший ученый-кавказовед, уроженец города Моздока Е.И. Крупнов (1904-1970) в своей книге «Средневековая Ингушетия» ещё в 1975 году подчёркивал, ссылаясь на обильный археологический материал, что первобытная религия требует первобытно-общинного строя. Если рассуждать логически, куда нас направляет Р.А. Кучиев?

Член МОД «ВСО», председатель «Иры Стыр Ныхас» Северо-Западного района Владикавказа Я.И. Джиоев отметил: «Нам надо учиться уважать друг друга. И нам надо серьёзно работать над тем, чтобы власть изменила своё отношение к простому человеку. (Выделено мной – Т.Д.). Нам надо уметь отделять зёрна от плевел. Нас, осетин, губят равнодушие, гробовое молчание, баранья покорность и честолюбие. Наша сила – в заявлении правды. Мы должны быть нетерпимы к неправде»… (Какой «Стыр Ныхас» нам нужен? – Пульс Осетии, №16, апрель 2017 года).

Самыми главными бедами, на мой взгляд, являются: бедность простого народа, наркомания, подпольное водковарение, отсутствие теснейшей связи с различными национальными общинами Осетии. А теперь по порядку, обосновывая выше отмеченное. Всем известна так называемая в просторечии барахолка, распростершая свои владения во Владикавказе между кинотеатром «Дружба» и рынком «Привоз» по выходным дням. Сейчас её стыдливо задвинули вглубь, подальше от кинотеатра. Замечательное место! Жаль, что не нашлось ныне писателя в Осетии, сродни Шолому-Алейхему-Рабиновичу (1859-1919), с его даром живописания в романе «С ярмарки». Каждый раз, приезжая в милый моему сердцу Владикавказ, я иду именно туда, чтобы знать, как живёт простой люд: чем он живёт; как относится к чиновникам, кого предпочитает из них, кого нет; как и чем лечат в больницах… Да и расспрашивать не надо: громко судачат между собой, употребляя резкие эпитеты и сравнения в адрес сильных мира сего, придумывая им даже клички, типа «тушка», «ботекс» и т.п. Хвалят порой Р.А. Кадырова за то, что он в труднейших ситуациях выручает, даёт денег на операции детям. Не знаю порой, правда это или вымысел. Бережливые жители Осетии ничего не выбрасывают на помойку из того, что может пригодиться в хозяйстве и учёбе. Они никогда не уничтожат книжицу, пусть за небольшие деньги, но продадут её заинтересованному читателю. Я часто приобретаю там книги по осетиноведению. Многие краеведы мне даже завидуют. У меня есть фотоснимки, где имеется самодельная реклама на картонке, извещающая: «Всё по 10 и 50 руб!» Спрашиваю: «Почему так дёшево, ведь проезд в маршрутке стоит 15 рублей?» Отвечают: «Надо привлечь покупателя, ведь покупают такие же бедные, как и мы». Вот такой народный маркетинг на уровне обыденного сознания! Вот бывшая солистка ансамбля «Алан», красота просматривается в её породистом лице и царственной осанке. Залюбовалась ею, пластичность рук сродни взмахам крыльев лебедя. А вот учительница начальных классов, ныне пенсионерка, прекрасный специалист по биографии Уастырджи, постоянно доказывающая мне, что не надо путать этого языческого бога со святым Георгием. Клянёт осетиноведов на чем свет стоит за это отождествление. Я ей говорю: «Выступите на конференции со своими аргументами», а она мне в ответ: «А меня СОИГСИ не приглашает». А я ей в ответ: «И меня тоже не зовут, только – университет». Каждый раз намереваюсь пригласить её в гости или переадресовать сотрудникам в Музей осетинской литературы и языка, что на улице Ботоева. Вот школьники, продающие уже не нужные им учебники; а вот мамаши, за ничтожную плату предлагающие бельишко ясельников… Сердце кровью обливается, как бедно живёт простой народ! Люди помогают друг другу выживать. А как жалеют они Тамерлана Агузарова – краткосрочного Президента РСО-Алании, попытавшегося навести порядок в республике и быстро сгинувшего от гриппа в больнице столицы!

Задумываются ли правители и о том, почему появилась группировка так называемых народных мстителей, отстрелявшая представителей правящей верхушки РСО, «банда, равной и подобной не было за всю историю России», так охарактеризовали её в газете «Московский комсомолец». Сейчас руководителя этого бандитского формирования Аслана Гагиева по кличке «Джако» экстрадируют из Австрии в Осетию, дабы судить его за злодеяния, коих более 60. А социологи, философы, обществоведы, психологи Осетии выявили ли причину появления этого преступного объединения, где спортсмены, милиционеры, экономисты, бухгалтера, компьютерщики, учителя оказались в одной обойме? Как отметила журналистка Ева Меркачёва в газете «Московский комсомолец», некоторые из них наивно полагали, что совершают подвиги, устраняя воров и коррумпированных мздоимцев. ( Финансисты дьявола. – МК, 22. 09. 2016 г.). Даже канцлер Ангела Меркель жаловалась в Кремле и просила заступничества за приближенных к ней немецких бизнесменов, у которых Аслан Гагиев забрал себе судоверфи, став крупнейшим владельцем. Неужели он всё это делал ради своих 15 детей и 80 членов своей банды?

На уровне обыденного сознания существует расхожее мнение о том, что господь-бог наказал РСО-Аланию за обильное изготовление водки, часто контрафактной, и спаивание ею россиян. Всем известно, как почти по часу в Беслане стояли поезда, следовавшие в Москву, пока несуны, при потворстве милиции и железнодорожников, затаривали водочной продукцией места под сидениями, справа и слева, по бокам вагонов. На станциях во время остановок потенциальные покупатели или дилеры разбирали бутылки. И тут трудно было уповать только на икону «Неупиваемая чаша».

Часто по каналам ТВ показывают передачи, посвященные красотам и достопримечательностям Ингушетии, Чечни, Черкессии, Кабарды, Дагестана.

Президенты этих республик активно заманивают московских тележурналистов, дабы те разрекламировали потенциальным туристам красоты этих мест. Пуще всех старается Ю.Б. Евкуров: и старинным аланским наименованием Магас назвал столицу Ингушетии, скверы и улицы в честь русских учёных появились, чтобы россияне не опасались ехать в этот наводивший страх кавказский район. А теперь и средневековый город Дедяков (Дадикау), что был вблизи осетинских сел Эльхотово и Змейской, тоже, по мнению местных историков, перекочевал на Сунжу в Ингушетию. Да и место гибели русского князя Михаила Тверского – сейчас тоже на ингушской земле. Мифотворчество помогает развивать экономику. Реально появились мощные садоводчества, пуще лорис-меликовских. Яблок на деревьях не меньше, чем листьев. Заботится об открытии новых рабочих мест Юнус-бек Баматгиреевич. Да и экология у ингушей на самом деле – лучшая в России.

А чем хуже природа и башни Осетии? Туристы с большим удовольствием большим потоком хлынули бы и оценили их. В августе 2017 года я побывала в музеях Еревана и его окрестностях и в РСО-Алании. Есть с чем сравнить!

При подходе к канатной дороге в Цейском ущелье вас встречают, как огромные стражи, борщевики-великаны, и при малейшей неосторожности могут ошпарить. Закопчённые строения угрюмо смотрят на посетителей. Неухоженность и бедность бросаются в глаза, а в начале сентября там проводятся бардовские фестивали. Какую молву они понесут по России?

Съездила в Фиагдон, Харисджин, Мады Майрам Куртатинского ущелья, вспомнила добрым словом старика-аборигена У.В. Марзаганова, который раньше дважды сопровождал меня в этих местах и восстанавливал фамильную башню. Тогда шли у нас жаркие споры о технологии восстановления башен. Как он печалился, что рестораны в реку Фиагдон выбрасывают пищеотходы.

В этот раз наш добрый знакомый Юрий показал нам красоты Зарамага, ГЭС, дал возможность отведать уникальной тибской воды сразу из трёх разных источников, благотворно влияющих на глаза, почки и пищеварение. Чудесная вода! Подъезжали и мелкие предприниматели с сотнями бутылок. Тут же их фирменно закупоривали, три подарили мне. Сейчас в Ярославле ещё попиваю содержимое, благодарю бога за такую целебность. Почему бы сюда не провести туристический маршрут? Но отпугивают зияющие дыры в окнах огромного трёхэтажного мёртвого здания – по-видимому, бывшая турбаза или санаторий. А возле одного целебного источника, в 10 метрах от него, находится доморощенный незакрываемый туалет с окаменелыми каловыми наростами дециметровой высоты! Так проходит процедура промывания кишечника. И всё это происходит на глазах немногочисленных путешественников и местного бога природы Уациллы. Надо попросить работников Зарамагской ГЭС, чтобы они поднялись на свисающую над ними небольшую возвышенность, ликвидировали бульдозером этот срам и построили новый туалет, хотя бы с выгребной ямой. За РСО обидно, не говоря уж про ГЭС.

Сейчас в мире усилилась тенденция экуменизма, стремящегося объединить людей разных религий перед лицом бед: природных, экологических, военных, пандемий. Много благотворных примеров в целях воспитания молодёжи можно почерпнуть и из Корана, остерегающих людей от пьянства, азартных игр, одалживания денег, попрошайничества, стремления казаться, а не быть. Сколько замечательных казаков-мусульман доблестно до октябрьского переворота служило верой и правдой Отечеству! Казачья служба выходцев с Северного Кавказа связана с 1773 годом: кабардинскому князю Эльмурзе Бековичу-Черкасскому было дано задание сформировать казачьи отряды из горцев. Кавказская знать считала почётным делом не только командовать, но и служить в них. Достаточно вспомнить командиров Куденека Камбулатова и Сунчалея Янгалычева. Осетинки с удовольствием выходили замуж за кабардинцев и наоборот, кабардинок брали в жёны осетинские князья. Мусульмане служили в основном в Горско-Моздокском и Кизляро-Гребенском полках Терского войска. При Николае II из мусульман Кавказа сформировали Кавказско-Горский эскадрон. Он стал основой Собственного Его Императорского Величества Конвоя. Вспомним и Персидское казачье войско численностью свыше 20 тысяч человек. В него входило 122 российских офицера, преимущественно осетины. (См. Репин Тарас. Казаки-мусульмане: кем они были). В наши дни наблюдается тенденция к возрождению мусульманского казачества на Северном Кавказе. Можно создать в воспитательных целях документальный фильм о генерал-лейтенанте К.К. Агоеве (1889-1971) – истинном казаке, уроженце станицы Новоосетиновской, патриоте, храбрейшем человеке, получившем на фронтах множество ранений. Константин Константинович – человек трудной судьбы, но до последних лет сохранил благородство, чем восхищал окружавших. Он был в эмиграции заместителем Войскового атамана Терского казачьева войска. По крупицам восстанавливал историю терского казачества, собирал архивные материалы. Скончался К.К. Агоев в доме престарелых в Статфорде. Своей семьи у него не было. Он помогал растить детей брата. Такой же закалки был и его брат Владимир (1885-1920) – генерал-майор, погибший в до конца неуточнённых обстоятельствах. Похоронили К.К. Агоева на русском кладбище в штате Нью-Джерси. Отвагу и верность присяге пронёс он сквозь годы и невзгоды. До его захоронения трудно добраться молодёжи Осетии, чтобы почтить память и возложить цветы. Быстрее и легче доехать до села Горная Карца в Северной Осетии, где почиет вечным сном генерал-майор К.А. Есиев (1885-1919). Могила обладателя Георгиевского креста 4-ой степени (№353921) и награжденного Георгиевским оружием находится в запустении. (Его племянник, старик Сулейман показывал мне именные саблю и серебряный подстаканник Казбулата Асламурзаевича). Врезавшееся в металлическую ограду захоронение разрывает огромнейшее дикое дерево. Он был правоверным мусульманином, героически сражался до последней минуты жизни. Его единственная дочь, всеми уважаемая А.К. Есиева-Дадиани, гордилась им и в годы, когда все утаивали своё дворянское происхождение и выдавали себя за рабочих и крестьян, она не скрывала, кто её отец. Аминат Казбулатовна исповедовала ислам, жила в столице Северной Осетии, на улице Коцоева, дом 50, вблизи Сунитской мечети. Не строила из себя атеистку, как это повсеместно делали другие в годы воинствующего материализма. Она давно умерла, близких родственников у неё не осталось – обихаживать могилу её отца-героя могли бы молодые мусульмане – прихожане Сунитской мечети–красавицы. Кстати сказать, я года три тому назад разговорилась со служителем этого мусульманского храма и спросила, кто является инициатором его строительства. Он промолчал. Я коротко рассказала ему об азербайджанском миллионере-нефтепромышленнике и меценате Муртазе Мухтар оглы Мухтарове (1855-1920) и его глубоких чувствах к потомственной дворянке, осетинке Елизавете Асланбековне Тугановой, во имя любви которой он и построил этот чудо-храм (архитектор И.К. Плошко), не похожий ни на одну мечеть мира. В детстве и юности я любила пробегать мимо неё, спеша в школу, а потом и в педучилище. (Меня раздражал болтающийся маятник Фуко. Его подвесили к потолку в годы тотального атеизма, превратив мечеть в музей краеведения). Снаружи изящная мечеть ласкала взоры и детей, и взрослых. Любовь должна быть созидательной! В проповедях не мешало бы рассказывать об этом. Я предложила восстановить мемориальную доску «Джума-мечеть имени Мухтарова. 1906-1908», которая ранее была при входе в храм, правда на арабском языке, но молодой мулла (или его помощник) возразил, что так не положено. Но в 1909 году от имени прихожан это провозгласили уполномоченные суннитского прихода генерал-лейтенант Инал Кусов и полковник Идрис Шанаев. Руководство «Стыр ныхаса» могло быть инициатором проведения конкурсов юных историков-краеведов: «Георгиевские кавалеры Осетии», «Знаменитые казаки Осетии», «Знаменитые люди Осетии». Вспоминаю, как я предлагала близкой родственнице П. Лисициана (1911-2004) – Григорян, с дочкой Жанной которой недолго училась в одном классе и в квартире которой впервые услышала его прекрасный голос, ей и армянам Орджоникидзе (так до 1990 года назывался Владикавказ) водрузить мемориальную доску в честь знаменитого певца, педагога и земляка. Уязвимость идеологической позиции Р.А. Кучиева заключается в опоре на язычество и отождествление понятий «осетинский народ» и «народ Осетии». Зачем же игнорировать деятельность евреев Осетии, армян Осетии, осетинских грузин и греков… Армяне Владикавказа хотят установить на свои деньги памятник М.Т. Лорис-Меликову (1825-1888) – государственному деятелю, генерал-адъютанту, бывшему успешному начальнику Терской области в течение 10 лет, переселившего осетин со скудных гор, устроителя садоводств. На свои деньги построил и организовал обучение мальчиков в реальном училище во Владикавказе. Царь Александр II пригласил его в СПб, назначив министром внутренних дел, оценивая его успешную работу, называл Михаила Тариэловича вице-императором. А некоторые осетины-историки препятствуют установке армянской общиной ему памятника, мотивируя свой отказ тем, что он не был осетином. Тут проявились националистические отзвуки. Через газету «Пульс Осетии» я поддержала инициативу армян, подкрепляя аргументацию творческими начинаниями армянина, родившегося в Тифлисе, но много прогрессивного сделавшего и во Владикавказе – столице Терской области. А осетинские евреи под руководством неутомимого Марка Петрушанского, в прошлом офицера и преподавателя военного вуза в Осетии, открыли 22 июня 2017 г. первый в России Музей Холокоста – памяти жертв и героев сопротивления евреев во время II Мировой войны имени офицера Александра Печерского – организатора единственного успешного восстания в концлагере «Собибор». Никто не должен быть забытым, если он честно и праведно жил на земле. Как образно заметил советский поэт еврейского происхождения Александр Кушнер (1936 г.р.): «Времена не выбирают, в них живут и умирают». А русской общине Владикавказа тоже надо не редко напоминать молодёжи, что 150 тысяч русских Северной Осетии отправили на ВОВ 70 тысяч бойцов, из них погибло 40 тысяч. Осетины послали на фронт 20 тысяч, из них погибло 7 тысяч. Эти данные почерпнуты из официальных источников, и они не раз публиковались с 1990–х годов. (М.В. Филимошин, А.П. Артемьев, А.Ю. Безугольный). Необходимо всегда помнить и о 10 спецназовцах из отрядов «Альфа» и «Вымпел», в мирное время отдавших свою жизнь в Беслане 3 сентября 2004 года. Погибло тогда 334 человека, из них – 186 детей. Если бы не жертвенные действия бойцов – молодых русских офицеров ФСБ во имя спасения, погибших было бы больше! Да и с устройством страны неизвестно что бы было, если бы пошли на уступки террористам. Патриотизм и интернационализм выявились воочию сполна. Как тут не вспомнить слова основоположника осетинской литературы К. Л. Хетагурова (1859-1906) из стихотворения «Желание»: «Блажен, кто отчизну любил,/ Кто славой отцов дорожил,/ Чьё имя не знает забвенья!»

Только опора на общечеловеческие ценности и уникальные гуманные личности, учитывая чаяния простых тружеников всех этносов и их религиозные и национальные предпочтения, толерантность и сопричастность можно воспитать творческого и совестливого гражданина России и Осетии. Поэтому в Высшем совете – «Стыр ныхасе», по возможности, должны быть представители всех общин и землячеств. Активно должны помогать в работе сотрудники Министерства по делам национальностей во главе с А.А. Цуциевым. Они и должны осуществлять тесную связь с осетинскими диаспорами России и зарубежья, знать об их нелёгкой миссии и поддерживать, хотя бы морально. Сошлюсь на собственный пример. За 16 лет существования Ярославской национально-культурной автономии «Алания» ни разу нас не поздравили ни с 10-летием, ни с 15-летием нашей общины руководители «Стыр ныхаса», я уже не говорю о руководстве республики, хотя мои статьи про нашу деятельность не раз печатались на страницах газеты «Северная Осетия», и выступления звучали по осетинскому радио. Четверть века я посвятила изучению русско-осетинских связей и пропаганде их широкой аудитории. Часто исследователи Осетии используют мои работы, нигде не делают ссылок, что недопустимо в научном мире, ведь этическое воспитание зиждется на Нагорной проповеди с её 10 заповедями…

Дадианова Тамара Владимировна, доктор философских наук, член Союза журналистов РФ, НКА «Алания», Ярославль

 

Запись опубликована в рубрике Важное, Публикации, Регионы с метками , , . Добавьте в закладки постоянную ссылку.